Общество

В Кенозерье. За небом, тишиной и темнотой

Работа в волонтерском лагере –  модный бренд лета.

Погода невеселая, дождит и прохладно. А я таскаю ветки и бревна в глухой лесной чаще. В голове крутится мысль: «Эх, дурында, и ради чего ты рвешь сейчас новую мармотовскую куртку?»

Первый день в волонтерском лагере «Тропа предков» в Кенозерском национальном парке.

Корчуем пни

Официально мы – волонтеры, под присмотром куратора должны облагораживать экологический маршрут «Тропа предков», которая соединяет деревню Морщихинскую с лесным Наглимозером. Это историческая тропа рыбаков, охотников, монахов-отшельников. Мы раздобыли рабочие перчатки, лопаты, топоры, грабли и кое-какой другой инструмент, получили задания. Теперь каждый день, с утра,  топаем по тропе на работу. Строим в топких местах настил из толстенных досок, чистим бревна от коры специальным скобелем, а потом строим из них мост. Почти индейскими мачете вырубаем кустарники вдоль тропы. А через шесть часов бредем обратно.

Все просто: мы на две недели находимся в медвежьем углу Архангельской области и забываем обо всем суетном. Теперь мы живем на берегу озера в палатках, еду готовим на костре. До Морщихинской семь километров сначала по лесу, потом по ароматному полю. Мы целыми днями заняты важными делами: работаем, читаем вслух Довлатова и Ошо на пирсе, висим на мосту, наблюдая за рыбами. Лазаем по крыше лодочного сарая, боимся коров в деревне, когда ходим в баню и по-черному или в магазин. Конечно, после рабочего дня купаемся, ездим на лодке за мыс стирать одежду. Света, хиппи, делает всем массаж, иначе утром не подняться. Миша обучает девчонок вырезать ложки. Ваня ловит рыбу, и на ужин мы частенько едим жареных щук и окуней или уху. А вечерами устраиваем сейшены: играем на чайниках, сковородках, бутылках с пшеном…

 

Через несколько дней в Парке мы ловим себя на ясном ощущении гармонии, даже счастья.

Шестнадцать человек, таких разных, из Омска, Чебоксар, Москвы, Питера, Тулы и Петрозаводска. Компания подобралась интересная: большинство девчонок оказались журналистами и педагогами, еще почвовед, энергетик и курьер, портье и путешествующая жена питерского фотографа. Сдружились! На прощаниеобещали писать, приезжать в гости друг к другу. И уже ездим, встречаемся, строим планы.

Однажды вся работа была сделана, а новых указаний все не поступало. Миша предложил:

–  Давайте сделаем что-нибудь все вместе и оставим на память Парку.

Думали-думали… Вспоминали веревочные и деревянные поделки, оставшиеся от фестиваля «Кен-арт» – они теперь украшают другие экотропы. И решили построить… скамейку – ведь путь до нашего Наглимозера неблизкий, любому захочется отдохнуть. Конечно, скамейку непростую, а креативную! Никто уже не вспомнит, почему мы стали делать ее именно из корней… В результате мы как кабаны  копались в земле, неистово пилили и корчевали сухие деревья. Потом сушили их, чистили от земли и коры, так постепенно и создавали спинку и сидение. Получилось необычно! Даже главный инспектор Парка похвалил и пожал каждому руку.

Тогда мы еще и картину перед скамьей повесили. Выглядит она так: бревенчатая рама размером два на четыре метра. Внутри пусто – видны живые деревья. И подписали: «Картина «Лес».

 

***

Кенозерский национальный парк находится в Архангельской области, недалеко от нашего Водлозерского парка. На его территории охраняют и реставрируют многочисленные памятники бытовой и духовной жизни Русского Севера: парк взял на содержание около ста памятников архитектуры. Восстанавливают часовни, поклонные кресты, мельницы, ризницы. Особенно нам запомнилась деревянная церковь Александра Свирского на Хижгоре – там удивительно спокойно.

Есть и культовые объекты язычников, в тех местах нередки «святые» камни. Николин камень — огромный валун в лесной чаще, на его темени есть углубление, из которого ни в какую жару не испаряется вода. Камень отвечает за успех в охоте и рыбной ловле.

 

У любого практичного человека возникает вопрос: зачем Парку волонтеры? Мы не профессионалы, работники у Парка есть. Но если вдуматься, волонтеры все-таки нужны. Кроме работ по благоустройству этого дивного уголка природы, мы еще и рекламируем его: все мои знакомые узнали о Кенозере. И некоторые уже собираются там побывать. Еще, говорят, Парку для получения грантов полезно написать в проекте, что он сотрудничает с волонтерами.

А ради чего туда едем мы? Дорогу оплачиваем сами, на еду тоже скидываемся – того, что давали, не хватало…Еще и работать нужно! Многие не понимают смысла: что ж, у всех разные ценности. Я точно ехала за тем, чтобы дышать свежим воздухом этого края, познакомиться с новыми людьми, общаться с ними полноценно — отвлекаться-то не на что! Отдохнуть так, как нигде больше не получится. По-настоящему! А еще я ехала за небом, тишиной и темнотой… Как там у Паланика? «Во внешнем мире … нет настоящей тишины. Не фальшивой тишины, когда ты затыкаешь свои уши…, а истинной, вселенской тишины»…

На празднике Ивана Купала в деревне Масельга

Радует, что Кенозерье живет. Не тянет лямку, как многие парки, а процветает: строится, празднует, работает. Здесь много гостевых домов, в которых полно отдыхающих. Кстати, через пару недель после нашего отъезда из Кенозерья, пришла весть, что Александра Шатковская, заместитель директора Кенозерского национального парка по развитию, победила в конкурсе ЮНЕСКО с проектом «Этно-ландшафтная экспозиция «Тропа предков». Значит и мы не зря там поработали.

Фото автора

  • Дмитрий

    Очень круто!
    Особенно фотографии понравились!
    Захотелось туда съездить на недельку-другую :)

  • Юлия

    Александра, какие хорошие новости!
    Тогда, пользуясь случаем, просим аптечку.
    И спасибо за внимание!

  • Alexandra

    Дорогие наши, любимые волонтеры! Вы нам очень нужны и мы вас очень любим, внимательно анализируем каждый лагерь, придумываем, как улучшить нашу с вами совместную работу! А Ваша скамья — просто шедевр! Мы планируем к следующему лету заменить раму на настоящий, дорогой и «шикарный» багет, как у старинных картин из музея. Ваша «Картина Лес» достойна самого прекрасного обрамления! СПАСИБО ВАМ!

    А. Шатковская