Общество, Семья и дети

«Лежит на диване, ничем не занимается…»

Фото: stellakhegay.ru
Фото: stellakhegay.ru

Современные подростки: кто виноват и что делать?

Типичный разговор с родителями:

«– Мой ребенок целыми днями лежит на диване, ничем не занимается…

– И в школу не ходит?

– Ходит, конечно.

– Не гуляет?

– Гуляет, болтается с друзьями бог знает где.

– Почему же «не занимается»?

– Так разве это занятие? Полезным бы чем-нибудь занялся… Я в детстве чем только не занимался — и спортом, и авиамоделированием, и танцами, а этот лежит! «

 

Наверное, любой родитель, сталкиваясь с проблемой отцов и детей, задается вопросом: откуда взялся этот подросток, нормальный же был ребенок! Непонятно, как с ним жить и как его воспитывать. В этой статье я как раз попробую ответить на извечные российские вопросы «кто виноват?» и «что делать?» применительно к подростку. Опираться буду в основном на свой опыт.

Итак, кто виноват? Как всегда, обстоятельства.

Во-первых, это установки родителей, типичные для нашего времени.

1. Детьми надо заниматься.

Наше поколение тревожно до жути, да еще  и с каким-то комплексом гиперответственности. Любопытно, что наши собственные родители, просто нас покормив, уже считали, что они супер-мамы и папы, долг свой выполнили на 120 процентов.

Нам же надо обязательно причинить пользу. Запихивание еды в детей до сих пор практикуется в садиках, с одобрения родителей. Спасибо вам, родители и воспитатели: вы готовите мне клиентов с пищевыми расстройствами, каждый из которых будет кормить меня (печальный каламбур!) месяцы и годы. «За маму — за папу», «доесть надо всё», и — писк моды -«кто доест всё, получит наклеечку».  Попутно дети разучаются понимать, когда они сыты и когда голодны, что они хотят есть, а что нет.

Интересно, что некоторые запихивают не просто еду, а  полезную еду, да еще и по какой-нибудь системе.

То же самое со знаниями — запихнем побольше знаний, полезных. Полезные не лезут? Запихнем интересные и развивающие — по мнению школы и родителей, конечно, ибо ребенка никто не спрашивает, мал ещё.

Результат усилий: к подростковому возрасту дети лежат и ничего не хотят, потому что за них уже всё отхотели, перекормили. Даже не дали почувствовать, что именно они хотят. Самые стойкие сопротивляются активно, но тоже не знают про себя ничего.

 

2. Дети должны быть успешны.

Взрослые, добившиеся многого в бизнесе, в профессии, часто спрашивают не меньше со своих детей. Иногда дети становятся прямо таки призовыми рысаками, на успехе которых родители зарабатывают свой психологический капитал: «Мой ребенок — отражение моей успешности».

Конечно, при этом для детей создаются идеальные условия: элитные школы, репетиторы, индивидуальные занятия… Но с них требуются высокие результаты.

Эта гонка за призами нередко приводит к тому, что ребенок не справляется с нагрузкой. Сколько детей еще в младшей школе выдают обострения или дебют психосоматических заболеваний: астма, псориаз… В итоге мы имеем уставшего, истощенного ребенка. Если он успел вовремя лечь на диван и перестать что-то делать, то, может быть, сохранил хотя бы своё здоровье.

Но в худшем случае ребенок при этом еще и не получает любви от родителей. Она вроде бы маячит впереди, за очередным призом, но она недостижима как мираж и никогда не насыщает потребности ребенка. Он гонится за ней и не может отказаться от этой гонки за ПРИЗрачной родительской любовью. Тогда психосоматика, нарушения поведения или психические нарушения практически неизбежны.

 

Кроме родителей, у нас есть еще и общество с его тенденцией к развитию. Среда обитания, так сказать. Здесь тоже наметились свои тренды.

1. Естественный отбор умер, да здравствует медицина!

Наши родители и прародители еще прошли жесткий отбор — война и послевоенные годы не пощадили ни одну семью. Наши дети уже счастливо пропустили даже развал СССР, тоже поломавший немало судеб. И дай бог! Но успехи медицины привели не только к росту продолжительность жизни, но и к тому, что шансы на выживание детей с проблемами значительно выросли.

Стало гораздо больше детей с неврологическими нарушениями, которые требуют учета в педагогической работе. А кто их учитывает? Предположим, у подростка церебрастения — так вот, ему по нормативам положен дополнительный выходной посреди недели. Кто ему предоставит такую льготу? Ему после школы-то отдохнуть некогда!

Но если не учитывать особенности личности и здоровья ребенка, результатом будут психосоматические нарушения, хроническая усталость, депрессия, нервные срывы.

И опять, лежащий на диване подросток не худший вариант при таком раскладе. Это уже точно не лень, а энергосберегающий режим.

2. Уже упомянутая мирная жизнь.

Это, как и медицина, тоже несомненный плюс. Но нашей стране позарез нужно лет этак 200 этой самой мирной жизни — без войн, революций, путчей, без социальных катаклизмов. Тогда, возможно, мы изживём насилие, которым пропитано наше общество… А пока оно только становится отчетливей видно. Потому что пропали оправдания такого насилия: «жизнь тяжелая была», «война всё спишет», «мы выживали как могли».

Жизнь мирная, а подростки нередко приходят ко мне в таком состоянии, будто участвовали в боевых действиях где-нибудь в Сирии. Посттравматическое расстройство — оно появляется там, где есть насилие. И это не только физическое и сексуальное насилие. Это также игнорирование потребностей ребенка и подростка, а также втягивание детей в родительские конфликты. Это крик и оскорбления – дома и в школьных классах. В последнем случае жертвами со всеми вытекающими становятся не только те, на кого кричат, но и свидетели насилия. Массовое насилие: 25 жертв – 25 ран.

Если еще и дома ребенок не получает тепла и поддержки, это лишает его возможности залечить эти раны.

Отдаленные результаты травмы: хроническая усталость, низкая активность, психосоматика, депрессия, изолированность, сниженный интерес к жизни. Опять лежит на диване, да еще и с парой диагнозов.

 

Что же делать?

Парадокс состоит в том, что не надо ничего «делать». А это никак не укладывается в головах большинства чиновников, педагогов, родителей. Прекратите разрабатывать стандарты, писать приказы и требовать отчеты. Они подросткам не нужны.

От взрослых подростку требуются:  принятие, признание, переход к партнерским отношениям. Поэтому:

  • Перестаньте что-то «ДЕЛАТЬ» с подростком как с несознательным предметом, и начните его слушать и взаимодействовать. Если трудно (это нормально, не бойтесь это признать), поручите его на время толковому наставнику, который может его выслушать без критики (дедушка, бабушка, тренер, психолог);
  • Проявляйте уважение к подростку – уважайте его выбор, интересы, друзей, личное пространство и личную жизнь;
  • Создайте четкие границы дозволенного (это адекватные правила про то, что жизненно важно, и остальные — по поводу которых вы договорились);
  • Учитывайте личные особенности, психологические травмы, неврологию, историю болезни;
  • Позволяйте решать возрастные задачи (общение со сверстниками, самостоятельность, самоопределение).

Глядишь, тогда и встанут наши Емели с печи, или, глядишь, роботизируют её и заставят  поехать. Они умные, добрые и талантливые — наши подростки. Просто надо в них верить.

Впервые опубликовано здесь

Об авторе. Николай Юдин — психолог-консультант, тренер и преподаватель психологии, кандидат психологических наук.

О себе рассказывает: «В психологии я с 1997 года, и за это время психология стала мне только интересней. Я работал с подростками, со взрослыми, со студентами. Вёл тренинги, занимался научной работой, преподавал психологию. Но сейчас меня больше всего радует возможность помогать людям и развиваться самому в области консультирования и психотерапии».

Обратиться за консультацией к Николаю Юдину можно по адресу psyudin@gmail.com, а также через его страницы в соцсетях: vk.com/psyudinwww.facebook.com/nvyudin