Семья и дети

Должен с пелёнок

Повальное увлечение ранним развитием ребёнка доводит процесс воспитания до абсурда
Вообще-то я хотела рассказать о том, как моя дочь попадала в детский сад. Проблема для Петрозаводска острая, как нож у горла. Но потом решила расширить тему и вот почему. В последнее время взгляд все чаще вылавливает в газетах материалы, посвященные тому, «что должен уметь ребенок», начиная с ползункового возраста.  
Поражает, с какой легкостью авторы строчат эти списки долженствований, с жадностью поглощаемые родителями и педагогами. Ведь каждому хочется, чтобы сын, дочь или воспитанник, так сказать, соответствовали. А если учесть повальную тенденцию к раннему развитию и всяческим инновациям, то в идеале ребенок должен научиться ходить раньше, чем сидеть, читать раньше, чем говорить, а писать раньше, чем читать, причем сразу на двух языках.
Причем эта эпидемия под названием «ребенок должен» распространяется в образовательные и лечебные учреждения.
Поскольку без заключения психолога в детский сад не берут, мы пошли на прием к этому специалисту.
Девушка лет двадцати пяти в топике, перекатывая во рту жвачку, поинтересовалась:
– Ну как, развиваетесь?
– Да.
– Говорит?
– Мало.
– Девочка, скажи, как тебя зовут?
Молчание.
– А ребенок цвета знает?
– Нет.
– Девочка, покажи мне красный мячик.
Молчание.
– Ну ладно, сейчас я вам покажу, как надо развиваться, – смилостивилась психолог.
Она взяла машинку и, обращаясь к двухлетней дочери, сказала:
– Девочка, покажи на этой машинке деталь такого цвета, какого трава на улице за окном?
Таким диалогам позавидовал бы какой-нибудь писатель-авангардист.
Тем не менее в детский сад нас определили. И впервые это было в два года. Не спросив, нужно мне это или нет, мэрия отправила направление, причем не в тот сад, в который мы записывались (мест нет!), и не в том возрасте, в котором указывали (берите место, а там меняйтесь, как хотите!).
Ради интереса решила сходить. С порога мне назвали сумму, которую надо внести на слюнявчики и покраску полов – около 700 рублей, потом выдали пакет требований к воспитаннику ясельного возраста о пяти листах, дабы лето мы провели не просто так. Муж, изучив памятку, велел выкинуть ее в ведро, а дочь в этот детский сад не пускать даже под угрозой вообще лишиться места в любом дошкольном учреждении города.
Что же там было? Начало банальное – «Ваш ребенок должен». Ну, одеваться двухлеточка должна самостоятельно, это как нечто само собой разумеющееся. Есть ложкой, вилкой и ножом (!). Далее шло мытье рук, застилание постели, складывание одежды в шкафчик и на стул, пользование салфеткой, самостоятельная игра, чтение книжек и т. д. Слава Богу, не просили знаний о началах математического анализа и умения вышивать тамбурным швом. Ирония возникает потому, что за всю свою жизнь я не видела двухлеток, которые все это могли безукоризненно делать. Наверное, вышеуказанный садик был для касты особо одаренных детей, о чем мне не сообщили.
Сначала я страдала, думала, что и правда воспитываю ребенка хуже некуда. А потом, оценив разнообразие взглядов на проблему «что должен ребенок», стала делать глухое ухо в отношении всех призывов, кажущихся мне странными или недостижимыми для моей дочери на данный момент ее развития. Дело в том, что, проработав в школе для простых детей с рабочей слободки, понимаю, что слово «должен» в отношении развития, особенно младших школьников, а тем более дошкольников, антигуманно, если это не касается медицинских норм и параметров – зрение, слух, рефлексы и прочее. А фразы типа «в два года ребенок должен самостоятельно пользоваться мылом» (тем паче ножом), весьма далеки от науки и педагогической практики.
Развитие ребенка идет неравномерно. Один ребенок в шесть месяцев пошел, другой в год; один в год заговорил, другой в четыре; один с двух лет ест аккуратно, а другой и к сорока годам успехов не добился. И это не означает, что последние аномальны. Просто у них такая индивидуальность. Мы же должны не к унификации всего и вся стремиться – о людях говорим, а не о болванках заводских, а наоборот, учиться терпимости к тому, что в нормы не укладывается.
По милости Божией, в возрасте почти трех лет нас определили в сад, где впервые я не услышала слова «должен» в отношении своей дочери. Этот оазис гуманизма носит имя «Березка» и номер 79. Он расположен в двух километрах от нашего дома, и поначалу мне это не сильно понравилось. Но потом я подумала: почему я не могу возить ребенка через Октябрьский проспект, чтобы она росла в здоровой психологической атмосфере?
А атмосфера эта складывается из доброго и разумного отношения к детям, начиная от заведующей Ларисы Михайловны Бекетовой, любимая фраза которой «Только бы ребенку было лучше!», и заканчивая уборщицей, которая всегда приветливо здоровается и с родителями, и с детьми. Здесь не учат английскому языку раньше, чем русскому, не внедряют половое и правовое воспитание, и вообще не заставляют детей с родителями прыгать выше головы, называя этот процесс «модернизацией».
Адаптация у дочки идет безболезненно. Мало того, что она всё время чем-то занята: то у них праздник, то коллективная работа, то пение, то игры, то упражнения, так и воспитатели все время ее поддерживают. Регулярно даются простые задания на дом, направленные на сплочение детей и родителей – что-то вместе прочитать, нарисовать, посмотреть, обсудить. И никаких непомерных денежных поборов, что в нашем случае – семьи бюджетников – немаловажно.
Закончить хочу словами евангельскими – «Да любите друг друга». Не надо насиловать детей и лепить из них восьмое чудо света. Надо их разумно любить. Разумно – значит, заботиться не об их прихотях и своих амбициях, а об их благом душевном и телесном устроении. Умение же есть с ножом и вилкой или завязывать шнурки придет в свой срок.
"Лицей" № 11 2007

  • Мама

    За свою жизнь не видела ни одного примера, чтобы ранне развитие, навязываемое ребенку тщеславными или слишком молодыми родителями, принесло ему пользу