Утраты

Не стало Ирины Барановой

{hsimage|Ирина Николаевна Баранова ||||}   Кафедра теории музыки и композиции и вся Петрозаводская консерватория осиротели. 7 февраля от нас ушла Ирина Николаевна Баранова — друг, коллега, учитель. Непросто подобрать слова, способные передать горечь и глубину этой утраты.


Мы потеряли большого ученого, чуткого, тонкого, внимательного и глубоко порядочного человека. Благодаря такому редкому сплаву качеств для коллег и учеников Ирина Николаевна всегда была и будет оставаться нравственным, интеллектуальным ориентиром, мерой жизненных поступков, научных свершений.
Воспитанница Юзефа Геймановича Кона, Ирина Николаевна достойно продолжала дело свого учителя. Каждое
ее начинание – научная статья или книга, рецензия или редактируемый сборник – отличалось высочайшим профессионализмом, каждый ее жизненный шаг демонстрировал высокий градус этического начала.

Чуждая всякого пафоса, Ирина Николаевна жила скромно, не требуя особого внимания к своей персоне. Тон всех ее поступков задавала необычайная требовательность к себе. Потому своих многочисленных учеников, да и всех окружающих, так легко, не морализируя, она учила тому, что было жизненным кредо для нее самой — честно выполнять свое дело.

Болезнь шла за Ириной Николаевной долгие годы. Это время обнажило и обострило в ней главные человеческие качества: умение быть выше, как она нередко говорила, «жизненной лирики»; искреннее внимание к близким. Нас, своих коллег, все эти годы она старательно оберегала от любых мыслей о тяжести своего недуга. Даже в последние месяцы, недели, дни Ирина Николаевна непременно улыбалась, была, как и прежде, деятельна…

                                                                                                                                           Коллеги и ученики
  • Софья Лойтер, Иосиф Гин

    В это невозможно поверить. Не стало Ирины (для меня Ирочки – С.Л.) Барановой. Нас связывало 20 лет дружбы, несмотря на большую разницу в возрасте. Ее друзья знают, какой она верный, надежный, отзывчивый и деликатный человек. Мы восхищались тем, как она, высоко профессиональный консерваторский педагог и известный ученый- музыковед, существует в профессии. Мы восхищались тем, какой она была в повседневности. Поразительная цельность, честность и внутренняя культура. Встречи, разговоры, совместные посещения концертов, застолья с сотворенными ею пирогами с капустой, разные бытовые пересечения. Как они наполняли жизнь новыми впечатлениями, обогащали ее, вносили нечто особенное. Мы очень обеднели.
    О болезни никогда не говорила. Недавно вышел большой в 400 страниц подготовленный и отредактированный ею по следам всероссийского апрельского междисциплинарного семинара 2010 года сборник, посвященный 90-летию Юзефа Геймановича Кона. В нем ее блестящая, соединившая академизм с пронзительной человеческой интонацией статья «Разговорные листки» Ю.Г. Кона» – о завершающем этапе жизни ученого. Ее основанием стали оставшиеся листки (столовые салфетки, обрывки бумаги и др.), на которых умирающий Кон, утративший способность говорить, излагал жене, Ольге Александровне Бочкаревой, свои мысли о композиторах, творчеству которых посвятил много работ, — Линцбахе, Стравинском, Шостаковиче. Мы в этой статье помимо непосредственного содержания видим еще один, высший смысл: унаследованное от Учителя мужество и служение любимому делу.
    Вечная Вам память !