Главное, Культура, Общество, Утраты

Велосипед… велосипед… велосипед

Татьяна Бибикова
Вспоминая Татьяну Павловну Бибикову

«Многие, наверное, думают, что я уже старая, что мне пора думать о душе, но если я не буду хулиганить, мне будет неинтересно и слишком тяжело жить».

 

Ушла Татьяна Павловна Бибикова. Эта новость пришла ко мне вчера, в самый обычный день, дождливый и пасмурный. Время не остановилось, оно идет и теперь, а ее нет. Кажется, она только что вышла из своего класса на третьем этаже, первая дверь направо от лестницы. Сейчас вернется, откроет своим ключом, и начнется урок, как бывало раньше.

 

Кто только не учился и не бывал в том классе, какие только произведения не звучали в его стенах, музыку каких только народов и стран не слышали на этих уроках, на каких только языках не пели, говорили, читали стихи.

Каждому из нас, учеников, Татьяна Павловна, вероятно, близка по-своему, кому-то больше, кому-то меньше, однако для всех, кто действительно учился у нее, она была особым Учителем. Поделюсь своими воспоминаниями.

 

Впервые я оказался у нее в классе в сентябре 2008 года, студентом второго курса Петрозаводской консерватории. Чтобы попасть на учебу к педагогу, нужно было написать заявление. Многие говорили мне: не иди к ней, она странная, какая-то вся на облаке, а уж что за музыку она проходит со студентами… Шёнберг, Шнитке, Хиндемит, Берг — туши свет, да и только! Другие, напротив, уверяли, что идти нужно только к ней. Я, честно признаюсь, не хотел к ней в класс, но оказалось, что заявлений к другим педагогам было уже достаточно, а у нее было место.

На общем собрании класса она сказала новичкам: «У нас в первом семестре второго курса только одна задача — влюбляться друг в друга, а все экзамены потом». На самом первом уроке, когда я, робея, принес, как было велено, любой романс на выбор «в транспорте», она поставила передо мной ноты Эдисона Денисова и попросила почитать с листа. Чтобы лучше понять, что это значит, возьмите его вокальную музыку и «почитайте»… Переменные размеры в разных руках, разные знаки, не меньше пяти-шести, септоли с квинтолями… Я, как мог, читал это с листа и думал только о том, что если они такое здесь только читают, что же тогда тут играют на концертах?!

 

Были и другие странные слова и вещи. Например, оказывается, для того, чтобы лучше почувствовать ощущение движения формы в трехдольном размере, нужно было «бегемотиться» — повторять про себя «я бе-ге-мот, бе-ге-мот, бе-ге-мот», а в четырехдольном — «я ве-ло-си-пед, ве-ло-си-пед, ве-ло-си-пед, ве-ло-си-пед». У велосипедов и бегемотов вообще была особая роль, они попадались в ее обществе постоянно, в итоге даже свои электронные ящики она назвала — begemot и velociped.

В рояле обитало особое существо — Дух или, как еще говорила Татьяна Павловна, «наш нежный друг».Именно он отвечал за то, как прозвучит музыка, с ним надо было учиться договариваться. Со стороны это могло казаться нелепицей и белибердой, однако, как я убедился сам, эти приемы действительно приносили пользу.

Вообще, понять Татьяну Павловну на уроках бывало очень непросто. Возможно, были и такие ученики, кто читал все как открытую книгу, но для прочих хитросплетения ее ярких метафор и витиеватых образов казались чем-то сродни если не бреду, то какому-то таинственному мистическому волхованию. Она сама говорила: «Чтобы понять, что я от вас хочу на уроках, просто отдайтесь мне на три года, просто слушайте, что я вам говорю, а потом вы уже сами не сможете мыслить и играть по-другому».

 

Татьяна Павловна всегда ценила хороший юмор, обладала этим чувством сама и находила его в окружающих. Она говорила: «Многие, наверное, думают, что я уже старая, что мне пора думать о душе, но если я не буду хулиганить, мне будет неинтересно и слишком тяжело жить». Наряду с работой и серьезными важными музыкантскими вещами, она почти на каждом уроке, комментируя тот или иной момент в нотах, вспоминала какой-нибудь случай из своей жизни, часто забавный. Об одном концерте под Новосибирском; об одном знакомом финском настройщике, которому его жена советовала записывать, как его зовут, чтобы не забыл, и он так и делал; про то, как однажды ей снился сон, где она проходит сквозь стену к соседям. Или о том, как она посетила музей Прадо или мавзолей Великих Моголов; или как во время путешествия по Индии ее со всех сторон обступили местные дети, такие хорошие и бойкие, а потом оказалось, что пропал кошелек; или как она перемещалась на слоне и слон под ней описался; или про то, как смотрела на Великую китайскую стену; или как в Париже она искала дом, где жил и умер Дебюсси, и никто из встречных парижан не знал, кто это такой. А еще, бывало, она в конце какого-нибудь особенно позднего урока говорила: «Ну все, разбегаемся, вынос твоего тела». Это была старая шутка о том, что в конце рабочего дня силы у студентов иссякают, а у профессора нет.

 

Однажды я пришел на урок и вместо приветствия услышал: «Ты представляешь, эта сволочь….. Эта сволочь меня сегодня подняла в 5 утра!» Оказалось, речь шла о любимой собаке, которая вдруг, ни с того ни с сего, поменяла свой распорядок дня и заставила подстраиваться под него хозяйку. А в другой раз, начав говорить о том, как Бетховен понимал форму, стала рисовать на крышке рояля линию этого его понимания, потом легко и непринужденно перешла к объяснению Теории струн, а в конце прочла стихотворение Осипа Мандельштама «От вторника и до субботы»,  о ласточках.

 

А еще каждый год в конце декабря, на католическое Рождество, Татьяна Павловна устраивала концерт класса. Это было совершенно уникальное событие в жизни консерватории. Татьяна Павловна всегда очень придирчиво отбирала репертуар, распределяла его между исполнителями, очень тщательно продумывала сюжет и порядок произведений, это было очень семейное мероприятие, как для его участников, так и для слушателей. За этим стояли часы, десятки часов дополнительных репетиций, поиска нужных нот, нужных солистов, инструменталистов, чтецов. И вся эта титаническая работа заканчивалась после концерта общим сбором исполнителей в классе и новогодним шампанским с конфетами. В воздухе тогда в самом деле ощущался Дух Рождества.

 

Невероятная тактичность, интеллигентность, скромность уживались в ней с легкостью, упорством, пытливым умом, непреклонностью, юмором и любовью похулиганить. На одном из уроков несколько лет назад она сказала: «Ты знаешь, я уже давно знаю, что со мной все будет в порядке, мне Боженька так и сказал: «Не бойся, Танька, все у тебя там будет хорошо», я вот только хочу успеть доделать свою книгу».

 

 

21 ноября Татьяны Павловны не стало. Ушла целая эпоха, ушел человек, который был в консерватории практически с первых лет ее основания. Ее труд, ее ученики, ее работы, все это продолжает существовать, особенно в сердцах и душах тех, кто ее знал, ценил и любил. А я все также слышу сейчас ее голос, мелодичный ритм которого продолжает под руку тихо напевать, пока ты играешь — «велосипед… велосипед… велосипед…»

 

 

Татьяна Павловна Бибикова

Татьяна Павловна Бибикова

Татьяна Павловна Бибикова
Очередной Рождественский концерт удался!

 

Профессор  кафедры  камерного ансамбля и концертмейстерского класса Татьяна Павловна Бибикова
Профессор кафедры камерного ансамбля и концертмейстерского класса Петрозаводской консерватории Татьяна Павловна Бибикова, 26 марта 2013 года

 

Татьяна Павловна Бибикова

 

 

 

  • Концерт памяти

    21 февраля 2016 года, в воскресенье, в 17 часов концерт памяти Татьяны Павловны Бибиковой.
    Играют ученики.
    Большой зал консерватории. Вход свободный.

  • Из группы памяти

    Концерт Елены Образцовой в Петрозаводске.

    http://vk.com/videos-107696285?z=video-107696285_171664061%2Fclub107696285%2Calbum-107696285%2Fpl_-107696285

    Новостной ролик о концерте Елены Образцовой в Петрозаводске. Бессменный
    концертмейстер певицы — ученик Татьяны Павловны — Анатолий Кузнецов.
    Несколько слов от Татьяны Павловны на 1:48 мин.

    Светлана Фролова

    Елена Васильевна Образцова и Татьяна Павловна — выпускницы Ленинградской консерватории. И учились они в одно время, и ушли в один год, в одном и том же приблизительно возрасте… за несколько месяцев до своих юбилейных дат… Елена Васильевна, действительно — Символ. Татьяна Павловна всегда умела находить точные, свежие и абсолютно оригинальные слова — литературные — не бытовые, не использованные до нее никем и никогда. Может быть, и сама она была для консерватории неким Символом всего нового, нетривиального — того, что бывает только в единственном числе… Была человеком невероятных и потрясающих открытий, Первооткрывателем! Благодаря ей в тех стенах всегда гулял свежий воздух и дышалось удивительно легко. Так дышится у моря или высоко в горах. И шагать рядом с нею было действительно счастьем. Неповторимым.

  • Ласточки летят

    Вчера в группе памяти Учителя Светлана Фролова написала —

    Людям глубоко творческим, не от мира сего, проживающим свою жизнь «на облаке», разговаривающим с цветами…

    В замечательной статье Константина Свинцова есть упоминание об одном
    стихотворении Мандельштама. Позволю себе привести его сегодня полностью:

    От вторника и до субботы
    Одна пустыня пролегла.
    О, длительные перелеты!
    Семь тысяч верст — одна стрела.

    И ласточки, когда летели
    В Египет водяным путем,
    Четыре дня они висели,
    Не зачерпнув воды крылом.

    Сегодня
    я особенно внимательно вслушиваюсь в этот голос… И вспоминается тот
    знаменитый кадр из «Сталкера» — помните? — трепещущий в какой-то
    жутковатой ветреной сырости листок отрывного календаря с датой 28
    декабря… Потом уже, после ухода великого Андрея Тарковского увидели в
    этом трагическое предзнаменование. Не такой же ли мистический дар был
    присущ и Татьяне Павловне?.. Поэзию Осипа Мандельштама она любила нежной
    и понимающей любовью (как и Лорку — но это уже другая тема). И эти
    числа — Семь, Четыре… До субботы… От них так веет тихой печалью
    скорбного пророчества… И так теперь исполнено глубокого смысла каждое
    слово!… Пустыня и жизнь как длительный перелет, ее стремительность и
    непоправимость, исход в Египет и великая сила «не зачерпнуть»…
    Девятый день… Светлая память!

  • Ксения

    В контакте создана группа памяти любимого учителя
    http://vk.com/memoryteacher
    В ней фотографии, слова любви и благодарности, а также подробная информация об издании книги. Татьяна Павловна считала её одним из самых важных своих дел.

    Организатор группы Алексей Глушков сегодня сообщил:
    «Для издания и рассылки книги требуется 80 тысяч рублей. Мы будем признательны Вам за любую перечисленную на издание книги сумму».

  • VS

    А что за книгу она писала? И успела ли дописать?

    • Константин

      Около 30 лет Татьяна Павловна создавала свою книгу о Внутренней форме музыки, насколько известно, она успела ее закончить, вопрос об издании книги в настоящий момент решается.

  • Эмма

    Константин, спасибо Вам за этот замечательный текст, он был так нужен. В моей жизни тоже было это фантастическое счастье учиться у Татьяны Павловны. Её уроки, её методика и сама она — уникальны. Мне кажется, это были уроки о чем-то большем, чем музыка. Уроки о том, что за рамками объяснимого, о волшебстве и тонких материях…. Всегда, когда сажусь за инструмент, слышу её голос и вижу руки, которые показывают, что надо «по кривой» пройти…. Так горестно и не хочется верить в случившееся…. А еще подумалось, как было бы ценно найти и собрать записи её уроков. Возможно, у кого-то они есть…
    Спасибо Вам, Татьяна Павловна.

  • Да-да, узнаю Татьяну Павловну.
    Люди, подобные ей, живы вечно.
    Во всяком случае, столько, сколько могу помнить.
    Для того, чтоб объяснить основы чтения по-французски,
    достаточно было одной встречи.
    С нею было очень легко. Несмотря на то, что я не был её учеником.
    Спасибо Вам, Татьяна Павловна!

  • Анна Сергеевна

    Прочитала на одном дыхании — спасибо за то, что познакомили с этим необыкновенным человеком. Жаль, что поздно… Вы так хорошо написали о ней, что, оказалось, и мне, незнакомому с ней человеку, больно принять ее уход. Но, как сказал один батюшка, там такие тоже требуются…
    Пусть останется о ней добрая память в сердцах учеников, людей ей знакомых и даже незнакомых. Она это заслужила.

  • Марина Галаничева

    Костяяяяяяя
    милый
    спасибо Вам за этот рассказ об Учителе
    упокой её душу, Господи
    Вам неимоверно повезло с Человеком в Вашей жизни, как счастлива я была читать этот,очень грустный рассказ об её уходе…соболезную…
    здесь, в этих строках- много любви к ней, много добрых воспоминаний.
    Учитель всегда живёт в своих учениках.
    вспомнила сразу свою первую учительницу, себя- первоклашку
    чистейшей души человек, блокадница, всю жизнь пронесла через себя, собой- Доброту, порядочность и Любовь к жизни.
    спасибо Вам