Главное, Люди

По шкале Полонской

Инна ПолонскаяПеред ее именем не было надобности добавлять «заслуженный работник» – достаточно просто сказать: «Полонская». Многие журналисты Карелии называют себя ее учениками.

18 февраля  – 85 лет со дня рождения Инны Владимировны Полонской  (1929–2006)

Пройти школу Полонской то же самое, что окончить журфак. А, может, и сложнее. В житейском общении Инна Владимировна была мягкой, терпимой, любила жизнь во всех ее проявлениях. Скольким из нас она помогала своим мудрым советом! Но в том, что касается профессии, Полонская была беспощадной. Ее меткие, порой резкие оценки разили наповал. Выдерживали не все.

 

В 70 – 80-е годы имя Полонской гремело в Карелии. После ее проблемных публикаций принимались серьезные управленческие решения. Звания, премии – все это у нее было, но никакой гордыни по этому поводу она не испытывала. Перед ее именем не было надобности говорить «заслуженный работник…» – достаточно просто сказать: «Полонская». Это был своего рода знак качества.

 

Инна Владимировна не любила пафосных слов, в журналистике ценила прежде всего профессионалов. Сама таковым и была. Терпеть не могла словоблудия, высмеивала материалы, написанные по принципу «Что вижу, то пою». Не эмоциональными пассажами и обилием восклицательных знаков, а фактами и железной логикой убеждала читателей. Писала практически без правок, сразу набело. Очень ценила мнение о написанном первой читательницы –  высококлассной машинистки «Комсомольца» Тамары Дмитриевны.

 

С Полонской можно было спорить. Если ты не соглашался с какой-то ее правкой, она отступала: «Ну ладно, оставим, если это тебе так дорого». Поэтому и ученики у нее такие разные.

 

Мы учились у Инны Владимировны тому, что не бывает безвыходных ситуаций, что-то придумать всегда можно. Не представляю, как бы я сказала Полонской, когда начинала работать под ее началом, о невозможности по какой-то причине выполнить задание. Это было невозможно, какой же ты тогда  профессионал!

 

Вспоминаю один эпизод из нашей совместной работы в республиканской газете «Комсомолец» 80-х годов. В тот день к вечеру Полонская должна была сдать полосный проблемный материал, уже запланированный в ближайший номер. Все, кто работал с Инной Владимировной, помнят, что она все время писала в состоянии цейтнота: обычно за материал, который надо было сдать к вечеру, она садилась утром. Закуривала сигарету, брала ручку и низко склонялась над чистым листом. И с этой минуты отключалась от всей суеты в нашем кабинете, не реагировала на бесконечные звонки, визиты. Но в тот раз по какой-то причине она работала дома, пообещав редактору к вечеру принести текст.

 

И вдруг приступ, скорая, настояния о срочной госпитализации. Полонская категорически отказалась: «Нет-нет, мне еще дописать нужно!». Врач онемела, потом попыталась убедить, что медлить с госпитализацией никак нельзя. Все было безуспешно. Инне Владимировне сделали укол, и скорая уехала. Чуть боль ослабела, Полонская села за письменный стол. Материал, как и было запланировано, вышел в ближайшем номере «Комсомольца».

 

Когда начинался «Лицей», Инна Владимировна была уже на пенсии. Но я и помыслить не могла, что газету будем делать без ее участия. И больше 10 лет она была рядом, до той минуты, пока здоровье уже не позволило ей работать.

Забыть Инну Владимировну невозможно, она была для меня не только учителем – многое  мы пережили вместе. Давно ее нет с нами, а я продолжаю сверять свою работу по шкале Полонской.

Инна Полонская с коллегами-журналистами. Слева направо Юрий Шлейкин, Евгений Давыдов и Дмитрий Свинцов
Инна Полонская с коллегами-журналистами. Слева направо Юрий Шлейкин, Евгений Давыдов и Дмитрий Свинцов

 

Инна Полонская  и главный редактор "Комсомольца" Алексей Осипов. Слева от нее Семен Качалов, первый секретарь Карельского обкома ВЛКСМ, 70-е годы
Инна Полонская и главный редактор «Комсомольца» Алексей Осипов. Слева от нее Семен Качалов, первый секретарь Карельского обкома ВЛКСМ, 70-е годы
Редакционные посиделки. Слева направо - водитель Юрий Артемьев, Инна Полонская, Николай Федоров, машинистки Тамара Дмитриевна и Клара Ивановна
Редакционные посиделки. Слева направо — водитель Юрий Артемьев, Инна Полонская, Николай Федоров, машинистки Тамара Дмитриевна и Клара Ивановна
Исаак Фрадков и Инна Полонская. 1985 год
Исаак Фрадков и Инна Полонская. 1985 год
С коллегами по "Комсомольцу", 1980 год. Сидят Дмитрий Свинцов и Андрей Фарутин, стоят (слева направо) Николай Федоров, Татьяна Епишина, Валентина Акуленко, практикант, Алексей Осипов, Владимир Блинков, Инна Полонская
С коллегами по «Комсомольцу», 1980 год. Сидят Дмитрий Свинцов и Андрей Фарутин, стоят (слева направо) Николай Федоров, Татьяна Епишина, Валентина Акуленко, практикант, Алексей Осипов, Владимир Блинков, Инна Полонская
Всегда в хорошем настроении, с прической  - это был стиль Полонской
Всегда в хорошем настроении, с прической — это был стиль Полонской

 

Фото из архива Михаила Родионова, Валентины Акуленко  и клуба «Товарищ»

  • Михаил Родионов

    Хочу сказать всем большое спасибо за то, что Вы её помните. Всем, кто сохранил о ней добрую память. Спасибо за добрые слова. Наташа, мама всегда тебя любила… она вообще любила людей… и тех с кем работала, и тех, с кем дружила. Даже тем, кто по какой-то причине её обижал, она всегда придумывала оправдания. Спасибо Вам всем ещё раз.

  • Валентина Акуленко

    До знакомства с Иннной Владимировной Полонской, профессионализм в
    журналистике представляла себе расплывчато или в общих чертах. И вот
    после возвращения домой из Сибири, где довольно успешно два года
    поработала в городской газете, в родной республиканской газете
    «Комсомолец» первой встретила эффектную даму с приветливой улыбкой и
    роскошной белокурой прической, как у Мерлин Монро. Она не вписывалась в
    привычный, «спортивный» образ легконогой газетчицы или мудрой, небрежно
    одетой газетной волчицы. Но именно она в нелегкий для меня период
    адаптации стала моим надежным щитом. Она без лишних слов и назиданий
    бережно правила мои излишне эмоциональные творения, учила «не
    растекаться по древу», а «брать быка за рога», то есть нащупывать
    главную проблему или тему в море фактов и впечатлений. Инна Владимировна
    заведовала в газете отделом учащейся молодежи, но, уверена, что она
    могла бы с успехом возглавить любой другой отдел в и в нашей газете, и в
    другой. На редкость собранная, умница, она могла и считала своим долгом
    писать заметки оперативно, в любой обстановке, в любом настроении.
    Поразительно, сколько она успевала: много работать, быть в курсе всех
    событий в школах, вузах, в городе, республике, прекрасно выглядеть
    всегда и всюду, беседовать по душам, встречать гостей, ухаживать за
    больной мамой … Не помню, чтобы она когда-то повышала голос на кого-то
    или в связи с чем-то … Обладала редким умением прятать те свои
    чувства и переживания, которые не считала нужным выпускать наружу. Она
    была именно тем человеком в редакции, к которому в сложные минуты можно
    было прислониться, которому можно было довериться, выговориться. К
    сожалению, НЕ МОГУ НАЗВАТЬ СЕБЯ БЛАГОДАРНОЙ ученицей Полонской. Однажды в
    торжественную минуту я забыла назвать её фамилию в числе своих учителей
    в журналистике. Она великодушно «не придала этому значения», на самом
    деле, думаю, ей было обидно. Простите, Инна Владимировна! Всегда вас
    помню. Очень Вам благодарна. Светлая Вам память

  • Ольга Миммиева

    Хорошо, что вспомнили. У многих, кто приходит в журналистику, есть заблуждение, что журналистики до них не существовало. Это ошибочное мнение. Почаще бы нам заглядывать в то, что сотворили наши коллеги ДО нас, ибо опыт бесценен. Тем более опыт Инны Владимировны Полонской. Скольких журналистов она воспитала! Яркая журналистка, настоящая, штучная, женщина. Даже в бассейне, рассказывали мои коллеги, надев на голову резиновую шапочку, она обязательно оставляла на свободе хотя бы один локон — ну, ведь, соответствовать надо!!!

  • Любовь Герасёва

    Впервые я увидела Инну Владимировну, когда принесла небольшие детские заметки на страничку «Искорка» в «Комсомолец» (тогда я руководила городской студией детской журналистики). Со страхом переступила порог: имя-то в Карелии известное, и я почему-то ждала, что столкнусь с чопорной, очень серьезной и неулыбчивой дамой. Как же я ошиблась!
    Инна Владимировна стала моим советчиком на долгие годы. Когда я стала выпускать
    «Мою газету», и решила пригласить ее на встречу с юными корреспондентами, первое, что она попросила – выпуски газеты за полгода. И она прочитала их все от корки до корки! А потом пришла на встречу. Интересным для ребят был ее рассказ о журналистике. А как она уважительно отвечала на их вопросы, общаясь как с настоящими журналистами! Проанализировала не только тексты, но и заголовки. И когда сказала: «Завтра я обязательно расскажу своим коллегам, какие у вас замечательные заголовки» — все как-то разом, не сговариваясь, захлопали, от радости, услышав такую похвалу.
    А потом в «Моей газете появилась публикация вот под таким заголовком: «И.Полонская: Журналиста должно волновать то, о чем он пишет!» На протяжении почти 17 лет, что я была редактором «Моей газеты», каждый год новичкам-юнкорам я повторяла ее слова, как напутствие.
    Она оставила такой яркой след в жизни многих, что забыть ее невозможно! А пока человека помнят – он среди нас.

  • Надежда Акимова

    «…больше десяти лет она была рядом…»Думаю, что это уже больше Наташа была рядом с И.В., чем наоборот. Кто кого больше поддерживал в эти годы…Старость и болезни — безжалостны…Я очень благодарна Наташе за все, что она сделала для И.В.

    • Светлана Артемьева

      Инна Владимировна любила наш Форпост, не раз участвовала в наших конференциях, сборах, мы любили ее дни рождения, поздравляли по-тимуровски, а она рассказывала читателям о нашем клубе. Всегда меня приглашала прочитать до выпуска материал о Форпосте.Хороших слов о людях сказать не боялась. Перечитываю ее статьи о нас и улыбаюсь. Светлым человеком была, помню наши разговоры с ней, заразительный смех и внимательный взгляд. А еще великий интерес к тому, что я говорю, о чем мечтаю. Интерес к людям у нее великий был. Светлая память…

  • Ирина Л

    А еще она была Женщиной.. Не помню ее без прически.. Зимой -капроновые чулки и никаких шапок.. Удивительный она была человек..Мы помним Вас, Инна Владимировна!

  • Татьяна Смирнова

    Наташа, спасибо. Я запомнила Инну Владимировну именно такой. И тоже могу назвать ее своим Учителем в школе «Комсомолец». Помню бисер ее письма, ее умный взгляд и всегда честные оценки работы начинающих журналистов после которых не опускались руки, а, наоборот, хотелось сделать следующий текст еще лучше. Ее похвала для меня была на вес золота! Светлая память.