Гуманитарные науки, Наука

Из истории этнографической науки в Карелии

В 2020 году Институт языка, литературы и истории Карельского научного центра РАН (ИЯЛИ)  отмечает свой 90-летний юбилей. В настоящее время ИЯЛИ является авторитетным  исследовательским центром на Северо-Западе России в области таких гуманитарных наук, как археология, история, этнология, языкознание, фольклористика, литературоведение. Каждая из этих наук имеет свою историю становления и развития в стенах института. В интернет-журнале «Лицей» хотелось бы немного рассказать об истории этнологических исследований в академической науке Карелии.

Автор — Ирина Юрьевна Винокурова, Институт языка, литературы и истории Карельского научного центра РАН, ведущий научный сотрудник, зав. сектором этнологии, доктор исторических наук.

Создание научного института и этнографические исследования

Попытки создания этнографического направления в Карелии, которая с населяющими ее коренными и пришлыми народами являлась актуальной территорией для изучения, были предприняты еще в начале 1930-х гг. первым фактическим директором Карельского научно-исследовательского института (КНИИ), профессиональным этнографом С.А. Макарьевым.

С.А. Макарьев (1995 – 1937). Фото ИЯЛИ
С.А. Макарьев (1995 – 1937). Фото ИЯЛИ

Первым официальным директором КНИИ, точнее почетным директором, был Председатель Совета Народных Комиссаров (СНК) КАССР, доктор философии Э.А. Гюллинг.

С.А. Макарьев родился в 1995 г. в д. Подщелье Петрозаводского уезда Олонецкой губ. в вепсско-русской крестьянской семье. В 1923–1927-х гг. С.А. Макарьев обучался на этнографическом отделении географического факультета Ленинградского государственного университета. В 1928 г. руководство Совета народных комиссаров КАССР приглашает С.А. Макарьева на должность заведующего Карельским краеведческим музеем, и он переезжает в Петрозаводск, а в сентябре 1930 г. поручает ему организацию Карельского научно-исследовательского (комплексного) института (КНИИ), призванного «содействовать развитию естественно-производительных сил и культуры Карелии, ведению хозяйства на научной основе, подготовке местных научных кадров». 

Первоначальную структуру КНИИ составили 6 секций: лесного хозяйства; сельскохозяйственная; развития естественных производительных сил; социально-экономическая; историко-революционная и, что особенно примечательно, этнографо-лингвистическая, состоящая из нескольких исследовательских групп. Но, несмотря на присутствие слова «этнография» в названии секции, ведущую роль в ней в те годы играли группы по подготовке словарей, археологии и собиранию фольклора. Об этом свидетельствует отчет С.А. Макарьева о работе этнографо-лингвистической секции за 5 лет. В нем приоритетом в работе секции указывался сбор языковых материалов и подготовка карельского и вепсского словарей. Отмечались также значительные успехи в археологии, собирании и публикации фольклора.

Примечательно, что в отчете профессионального этнографа за 5 лет об этнографических исследованиях не сказано ни слова, хотя они были, например, статьи и небольшая книга самого С.А. Макарьева о вепсах. И это объяснимо, если вспомнить, что в конце 1920-1930-х гг. в стране начались резкие нападки на этнографию. Этнография была объявлена «буржуазным суррогатом обществоведения», изучающим народы, отставшие в своем развитии, и культурные пережитки, которые не вписывались в современное строительство коммунистического общества; обвинена в национализме и великодержавном шовинизме. Разгром этнографии сопровождался жестокими репрессиями.

В 1930-е гг. заниматься национальными проблемами, в частности связанными с финно-угорскими народами, стало невозможным и смертельно опасным. В стране начала проводиться политика, направленная на стирание национальных различий, что в конечном итоге должно было якобы привести к слиянию наций. Всякое изучение и пропаганда национальных культур расценивались, как попытка сдержать этот «прогрессивный» процесс, как проявление национализма.

Кроме того, в конце 1930-х гг. резко ухудшились взаимоотношения СССР с Финляндией. Многие этнографы страны были арестованы и расстреляны. Такая же участь постигла в 1937 г. и С.А. Макарьева – талантливого организатора науки и ученого, так много сделавшего для создания КНИИ. Он обвинялся в том, что якобы входил в шпионско-повстанческую националистическую организацию Карелии, ставящую своей целью «…отторжение КАССР от Советского Союза и присоединение ее к фашистской Финляндии». 

Вторым профессиональным этнографом, пришедшим на работу в КНИИ, был А.М. Линевский – однокурсник С.А. Макарьева и его коллега по студенческим экспедициям. В 1934 г. незадолго до происшедших трагических событий С.А. Макарьев пригласил А.М. Линевского на работу в КНИИ. Еще в 1926 г. во время студенческой этнографической экспедиции А.М. Линевский открыл петроглифы в Беломорье, которые круто поменяли направление его исследований от этнографии к археологии. В течение 20 лет работы в Институте он в основном занимался археологией и литературной деятельностью. 

 

Возрождение этнографии в Карелии (1950-1960-е гг.)

Создание этнографического направления в ИЯЛИ Карело-Финского филиала АН СССР стало возможно только в 1950-х гг., когда по всей многонациональной стране началось возрождение этнографии как самостоятельной науки, чудом спасшейся от упразднения после сталинской репрессивной политики. Основательницей этнографической науки в Карелии является Р.Ф. Никольская (Тароева) (1927 — 2009).

Р.Ф. Тароева родилась в семье карелов-людиков в с. Мунозеро. В 1951 г. после окончания исторического факультета Петрозаводского государственного университета (ПетрГУ) была направлена в аспирантуру Института этнографии АН СССР (ИЭ) в Москву по специальности «этнография финно-угорских народов». Ее научным руководителем был назначен выдающийся этнограф и антрополог Н.Н. Чебоксаров. Тема диссертации постепенно приобрела название «Материальная культура северных карел во второй половине XIX в. и первой половине XX в. (по материалам района Калевалы)». Тема была выбрана в духе того времени. В 1930–1950-х гг. в советской этнографии исследование материальной культуры, в отличие от духовной, считалось более актуальным, опиравшимся на господствующую материалистическую идеологию.

В 1955 г. Р.Ф. Тароева была принята на должность младшего научного сотрудника ИЯЛИ и защитила кандидатскую диссертацию. Это была первая в отечественной науке работа, посвященную этнографии карельского народа, проживающего в Карелии.

Для ИЯЛИ защита первой диссертации по этнографии стала знаменательным событием. При секторе истории была сформирована «этнографическая группа», в которую, помимо Р.Ф. Тароевой, вошли четыре лаборанта-исследователя, т.е. были созданы благоприятные условия для проведения этнографических исследований. Однако, по рассказам очевидцев, первые годы работы молодого этнографа не всегда встречали понимание у ее коллег по сектору – историков. Изучение старых лодок, повозок, одежды, обрядов и т.д. воспринималось чем-то несерьезным. Такое отношение к этнографии наблюдалось по всей стране.

Как отмечал известный этнолог С.В. Чешко, «официальная советская «историко-партийная» наука продолжала относиться к этнографии с некоторым пренебрежением и предубеждением». В 1958 г. в ИЯЛИ из Краеведческого музея перешел В.В. Пименов (1930 — 2012), окончивший с отличием единственную в стране на тот период времени кафедру этнографии МГУ. Он стал поддержкой в отстаивании профессиональных интересов. В.В. Пименов сочетал работу с учебой в заочной аспирантуре ИЭ в Москве. Тема его диссертационной работы  носила название «Этнография вепсов». Таким образом, приход В.В. Пименова в ИЯЛИ означал возобновление вепсских этнографических исследований, начатых С.А. Макарьевым в 1920 — 1930-х гг.

Этнографической группой ежегодно стали проводиться продолжительные полевые работы в вепсских и карельских деревнях Карелии и за ее пределами.

Р.Ф. Тароева в карельской народной одежде. Экспедиция 1960 г., д. Лисья Сельга Олонецкого р-на. НА КарНЦ. Ф. 1. Оп. 29. № 420
Р.Ф. Тароева в карельской народной одежде. Экспедиция 1960 г., д. Лисья Сельга Олонецкого р-на. НА КарНЦ

Исследователи выезжали не в одиночку, а организовывали большие коллективы экспедиций, включающие студентов, фотографов, художников. В частности, в их экспедициях не раз принимал участие известный иллюстратор «Калевалы» Мюд Мечев.

На рубеже 1950-1960-х гг. перед этнографами СССР была поставлена централизованная задача, признанная более актуальной, – «изучение ведущей роли рабочего класса в общественном развитии и в коренном преобразовании быта народов СССР в ходе революционной борьбы и построения социализма». Этнографические исследования рабочего быта были начаты почти одновременно во многих республиках нашей страны. 

В 1960-1961 гг. пришлось изменить тематику этнографических исследований и в ИЯЛИ. Р.Ф. Тароева и В.В. Пименов также оставили написание своих монографий, посвященных карелам и вепсам, и обратились к исследованию рабочего класса лесозаготовительной отрасли Карелии. Кроме этнографов, в исследовательскую группу вошли фольклористы У.С. Конкка и Т.И. Вяйзинен, экономист З.Н. Кильсеева и биолог В.И. Ильина.

Объектом изучения был выбран поселок лесозаготовителей Верхний Олонец. В 1960-1963 гг. в Верхнем Олонце проводился интенсивный сбор материала.

В.В. Пименов с жителем Верхнего Олонца
В.В. Пименов с жителем Верхнего Олонца

Исследователи использовали метод вживания в этнографическую среду. Для этого они посещали партийные собрания, работали на лесозаготовках. В своем полевом дневнике Р.Ф. Тароева так описывала один из дней работы: «Собрались поехать на работу на нижнюю биржу. Володя Пименов работал сучкорубом, Тойво Вяйзенен – штабелевщиком, а мы с Нелей Полищук – подносчиками сучьев. Очень долго пришлось ждать лесовозов, и мы просидели в обогревательной будке около 2 часов. Во время отдыха пели песни». Методами сбора материала были также опрос населения и анкетирование.

В 1964 г. вышла монография «Верхний Олонец – поселок лесорубов». Авторами большей части глав в ней являлись этнографы. В отзывах специалистов книга справедливо характеризовалась как серьезный труд. Именно сегодня, когда в России происходит масштабная миграция сельских жителей в города и поселки, эта монография служит для этнологов образцом для изучения. Хотя в тот период времени это исследование было явно преждевременным. Как писал сам В.В. Пименов, «в процессе работы пришлось столкнуться с целым рядом трудностей, связанных с недостаточной этнографической изученностью Карелии вообще …». Вместо того, чтобы собирать материалы по традиционной культуре коренных народов Карелии, фиксировать уходящие формы, этнографы направили свое профессиональное мастерство на изучение советского быта. Например, стали изучать одежду лесорубов, вместо стремительно исчезающей национальной одежды карелов и вепсов, или описывать современную свадьбу без изучения на тот период времени карельской народной свадьбы, тем самым упуская время.

Завершив работу над темой о Верхнем Олонце, В.В. Пименов и Р.Ф. Тароева вернулись к подготовке своих монографий.

В конце 1964 г. В.В. Пименов закончил работу над кандидатской диссертацией и оформил ее в виде монографии «Вепсы. Очерк этнической истории и генезиса культуры». Рукопись не залежалась в письменном столе, уже на следующий год была опубликована. Выход этой монографии означал значительный прорыв в изучении вепсов. До ее появления существовало считанное количество отечественных работ, в основном статей, по вепсскому языку и совсем немного описательных – по этнографии вепсов. Далее в жизни В.В. Пименова произошли стремительные судьбоносные события: успешная защита кандидатской диссертации по книге «Вепсы», переезд в родную Москву и поступление на работу в Институт этнографии. Закончился период его жизни в Петрозаводске и почти на 15 лет этнографическое изучение вепсов в ИЯЛИ. 

В 1965 г. вышла в свет книга Р.Ф. Тароевой «Материальная культура карел (Карельская АССР)», редактором которой был В.В. Пименов. Как отмечали рецензенты: «Эта книга – первая сводная работа по материальной культуре карел – является существенным вкладом в довольно скудную этнографическую литературу по данному вопросу». 

В октябре 1967 г. Р.Ф. Тароева была назначена ученым секретарем Президиума Карельского филиала АН СССР и проработала на этой должности 6 лет. По ее признанию, серьезно заниматься научной работой в эти годы у нее не было возможности.

Таким образом, в 1967 г. успешно работающая в ИЯЛИ этнографическая группа распалась. На освободившееся в 1966 г. место В.В. Пименова пришел Ю.Ю. Сурхаско (1929 — 2002), окончивший в 1964 г. аспирантуру в Москве. Он оставался единственным этнографом в ИЯЛИ до 1970 г. 

Этнографические исследования в секторе фольклора и этнографии 

С именем Ю.Ю. Сурхаско связано начало исследований семейной обрядности и верований карелов, которые сначала переместились в выделившийся в 1967 г. из сектора истории сектор археологии, а затем в образованный в 1972 г. сектор фольклора и этнографии. Тема кандидатской диссертации Ю.Ю. Сурхаско была посвящена карельской свадебной обрядности. В 1977 г. вышел его капитальный труд «Карельская свадебная обрядность (конец XIX – начало ХХ в.)», на основе которого через год он защитил кандидатскую диссертацию. Эта работа получила высокую оценку в отечественной и зарубежной науке. Например, московский этнограф Н.В. Шлыгина в 1990 г. писала: «К лучшим исследованиям свадебной обрядности за последние десятилетия принадлежит, несомненно, монография Ю. Сурхаско о карельской свадьбе». 

В конце 1960-х – 1970-е гг. в Советском Союзе растет авторитет этнографических исследований. В Институте этнографии в Москве учеными разрабатываются проблемы теории этноса, в изучении которого общество заинтересовано. Происходящие процессы не могли не оказать влияние на развитие этнографической науки в Карелии. В секторе фольклора и этнографии появляются этнографы.

С 1971 г., пройдя аспирантскую подготовку в Москве, в нем начинает работать А.П. Косменко, избравшая предметом своей научной деятельности народное изобразительное искусство. В 1973 г. в ИЯЛИ возвращается Р.Ф. Никольская (Тароева), которая с 1977 по 1982 гг. возглавляет сектор фольклора и этнографии. Она включается в работу над коллективной темой «Сегозерские карелы».

Выбор группы сегозерских карелов не был случаен. Полевые исследования 1950-х гг. показали, что культура Сегозерья характеризовалась многими чертами архаики и своеобразия. Помимо Р.Ф. Никольской, главными исполнителями этой темы являлись А.П. Косменко, фольклорист У.С. Конкка и старший лаборант А.П. Конкка, принятый на работу после окончания историко-филологического факультета ПетрГУ. Завершение темы было ознаменовано выходом двух монографий, посвященных духовной и материальной культуре сегозерских карелов. Обе монографии отличались особой подачей материала, что было характерно для работ фольклористов, а не этнографов: впервые достаточно сжатые очерки об основных сферах карельской культуры дополнялись документальными приложениями – рассказами информантов на родном языке. 

В 1960–1970-е гг. в Институте этнологии бурно развивается этносоциологическое направление и создается сектор этносоциологии, руководимый Ю.В. Арутюняном. В 1967 г. сюда в целевую аспирантуру по специальности «этносоциология» после окончания исторического факультета ПетрГУ был направлен Е.И. Клементьев (1938 — 2017), ставший первым аспирантом этого сектора и в дальнейшем основавший этносоциологическое направление в ИЯЛИ. В марте 1972 г. Е.И. Клементьевым была защищена кандидатская диссертация по теме «Социальная структура и национальное самосознание (на материалах Карельской АССР)». В основу диссертации легли материалы, впервые проведенного в 1969 г. под руководством Е.И. Клементьева массового этносоциологического опроса 1231 представителя карельской национальности в 53 сельских поселениях Карелии. 

В 1970-е гг. Е.И. Клементьев организовал еще два крупных этносоциологических исследования. Первое состоялось в 1972 г. по теме «Социально-этнические процессы в Карелии (на примере карельского городского населения)», в результате которого было опрошено 1150 карелов в 4 городах (Петрозаводск, Олонец, Кондопога, Беломорск) и 4 поселках городского типа.

Предметом второго исследования 1979 г. явился образ жизни белорусов, русских и карелов, проживающих в 27 сельских населенных пунктах КАССР. Опросами было охвачено 1504 человека. Во всех этносоциологических исследованиях помощником Е.И. Клементьева был А.А. Кожанов, который в 1973 – 1976 гг. после окончания ПетрГУ также обучался в аспирантуре по специальности «этносоциология» у Ю.В. Арутюняна. В 1976 г. А.А. Кожанов поступил на работу в сектор фольклора и этнографии ИЯЛИ. Диссертация А.А. Кожанова, защищенная в 1978 г., была посвящена изучению проблем этнической идентификации (на примере вепсов и карелов). Источниковедческую базу диссертации составили опросы 364 человек в Ведлозере, Пряже, Спасской Губе и Шелтозере в 1974—1975-х гг.

Одновременно с А.А. Кожановым на работу в сектор фольклора и этнографии пришла З.И. Строгальщикова – представительница первого выпуска кафедры этнографии и антропологии ЛГУ, окончившая обучение в аспирантуре в Москве у В.В. Пименова. Уже в ЛГУ З.И. Строгальщикова занималась этнографией своего народа – вепсами. Ее кандидатская диссертация – исследование вепсского жилища (1900 – 1960 гг.) – отличалась новыми методическими приемами, которые в то время активно разрабатывались В.В. Пименовым: системно-структурный подход к предмету изучения и статистические методы исследования его компонентов. Статистико-этнологическое направление В.В. Пименова формировалось частью во взаимодействии, а частью параллельно с этносоциологией. Так или иначе, но З.И. Строгальщикова в дальнейшем примкнула к этносоциологическому направлению в ИЯЛИ.

 

Образование сектора этносоциологии и этнографии

К началу 1980-х гг. сектор фольклора и этнографии разросся и представлял собой три достаточно автономно работающие группы – фольклористов-филологов, этнографов и этносоциологов. 1 ноября 1983 г. был образован самостоятельный сектор этносоциологии и этнографии, в 1990 г. переименованный в сектор этнологии. Сектором в разные годы руководили к.и.н. Е.И. Клементьев (1983 – 1990), к.ф.н. В.П. Кузнецова (1990 – 2005), к.и.н. К.К. Логинов (2006 – 2008), д.и.н. И.Ю. Винокурова (2008 – по настоящее время).

Сотрудники сектора этносоциологии и этнографии, 1985 г. Первый ряд (слева направо): А.П. Косменко, И.Ю. Винокурова, О.Н. Ольхович, М.И. Мухина. Второй ряд (слева направо): Ю.Ю. Сурхаско, А.П. Конкка, В.Н. Бирин, К.К. Логинов, А.А. Кожанов, Е.И. Клементьев
Сотрудники сектора этносоциологии и этнографии, 1985 г. Первый ряд (слева направо): А.П. Косменко, И.Ю. Винокурова, О.Н. Ольхович, М.И. Мухина. Второй ряд (слева направо): Ю.Ю. Сурхаско, А.П. Конкка, В.Н. Бирин, К.К. Логинов, А.А. Кожанов, Е.И. Клементьев

1980-е гг. стали наиболее благоприятным периодом для развития этнографической науки в Карелии. Сектор этносоциологии и этнографии в этот период пополнился профессиональными кадрами из двух головных этнографических центров в Москве и Ленинграде. Руководство ИЯЛИ всячески поощряло и финансировало этнографические экспедиции и командировки сотрудников для работы в архивах и библиотеках, выступлений на конференциях, которые не зависели от наличия позже появившихся грантов. 

В этот период возобновились прерванные в 1965 г. исследования вепсов. В 1981– 1983 гг. под руководством З.И. Строгальщиковой было проведено массовое статистико-этнографическое исследование вепсского сельского населения с целью выявления современной этнокультурной ситуации. Исследованиями было охвачено 82 вепсских поселения и опрошено 780 вепсов. Выяснилось, что при проведении переписей 1970 и 1979 гг. допускались грубейшие нарушения, инициированные вышестоящими органами власти: вепсы Ленинградской и Вологодской областей принудительно записывались русскими.

Внедряемые на государственном уровне представления о «непрестижности» вепсской национальности, насильственная запись вепсов русскими, ликвидация «неперспективных» деревень  способствовали сокращению численности вепсов, добровольному отказу народа от знания родного языка.

Результаты обследования были обнародованы на научно-практической конференции «Проблемы сохранения языка и культуры вепсов» в с. Озера Ленинградской обл. в 1987 г. и на совещании «Вепсы: проблемы развития экономики и культуры в условиях перестройки» в 1988 г. в Петрозаводске. Тогда впервые активные представители вепсского народа, ученые, писатели, журналисты открыто заговорили о трагической судьбе исчезающего на наших глазах этноса. К вепсам было приковано повышенное внимание общественности бывшего СССР и зарубежных стран. Существование этого народа для многих стало открытием. Эти события способствовали формированию вепсского национального движения, направленного на защиту правовых интересов вепсов, сохранение их языка и культурного наследия.

А.П. Косменко в эти годы занималась изучением вепсского народного изобразительного искусства и издала монографию «Народное изобразительное искусство вепсов»,  написанную с привлечением богатого свода археологических данных и полевого этнографического материала. И.Ю. Винокурова, пришедшая на работу в ИЯЛИ после окончания кафедры этнографии и антропологии ЛГУ, занялась еще одной совершенно неизученной вепсской темой – календарной обрядностью, предваряя исследование ежегодными систематическими сборами полевых материалов в вепсских деревнях. 

Народный календарь другого прибалтийско-финского народа – карелов – стал предметом изучения А.П. Конкка, вернувшегося в ИЯЛИ в 1982 г. после окончания аспирантуры в Ленинградской части Института этнографии.  

Еще одним выпускником кафедры этнографии и антропологии ЛГУ, появившимся в секторе этносоциологии и этнографии после окончания аспирантуры  в Ленинградской части Института этнографии в 1980-е гг. был К.К. Логинов, защитивший в 1986 г. кандидатскую диссертацию о традиционной материальной культуре заонежан.

С приходом К.К. Логинова в секторе этнологии появилось новое направление — исследование истории и культуры локальных групп русского населения Карелии. Частью этой культуры был фольклор, который стал изучаться перешедшей в 1988 г. из сектора фольклора в сектор этнологии В.П. Кузнецовой, защитившей кандидатскою диссертацию по севернорусским свадебным причитаниям. 

Группа этносоциологов в 1984 г. пополнилась В.Н. Бириным, закончившим аспирантуру в Институте этнологии в Москве. В 1992 г. В.Н. Бирин защитил кандидатскую диссертацию на тему «Этнические аспекты брака и семьи сельского населения Карельской АССР в 1950-е — 1970-е годы».

Начало постперестроечного периода

Кардинальные перемены в политической и экономической жизни народов России, происшедшие на рубеже 1980-1990-х гг., способствовали резкому подъему проблем, связанных с национальным вопросом. В этот период в Карелии, как и в других национальных республиках, стремительно формируются этнополитические движения и национальные общественные объединения. Их программной целью являлось возрождение национальной культуры, особенно родных языков. В этот период в обществе усилился интерес к этнологии, особенно к публикациям, касающимся национальных традиций народов, которые по сравнению с советским временем оказались невероятно востребованными в научной и практической жизни.

Ярким событием в Карелии и за ее пределами стала книга Р.Ф. Никольской «Карельская кухня», опубликованная в 1986 г. Эта книга –  одна из лучших по народной кулинарии  – выдержала уже четыре издания и переведена на финский и шведский языки. 

Существенным достижением сектора в эти годы стала серия монографий, посвященных: вепсскому жилищу З.И. Строгальщиковой, браку и семье В.Н. Бирина, семейным обрядам Ю.Ю. Сурхаско,  изобразительному творчеству саамов Кольского полуострова А.П. Косменко. Две книги И.Ю. Винокуровой о календарных обычаях, обрядах и праздниках вепсов оказались востребованными работниками культуры при подготовке вепсских фольклорных праздников, постепенно ставших ежегодными и играющих важную роль в национальном воспитании и сплочении народа. 

В 1990-е гг., благодаря двум монографиям К.К. Логинова, а также написанной им в соавторстве с фольклористом В.П. Кузнецовой книге «Русская свадьба Заонежья (конец XIX — начало XX в.)», была в общих чертах воссоздана этническая история и традиционная культура русских Заонежья. Эта группа русских вызывает поcтоянный читательский интерес из-за территории своего расселения,  образ которой в массовом российском сознании обычно ассоциируется с главной его достопримечательностью – знаменитым островом Кижи и его замечательными памятниками древнерусского деревянного зодчества.

Тяжелое социально-экономическое положение в стране и науке, открытие границ, привлечение этнологов на работу в государственные учреждения повлияли на состояние этнологической науки в Карелии. Профессионально окрепший и численно выросший до 13 человек сектор этнологии сократился наполовину. В 1990 г. А.П. Конкка эмигрировал в Финляндию и возвратился обратно только через 15 лет. А.С. Кожанов в 1988 г. перешел на работу в ПетрГУ. З.И. Строгальщикова с 1991 по 1999 г. являлась депутатом Верховного Совета  Республики Карелии, а затем депутатом Законодательного собрания РК, где возглавляла комиссию по национальным вопросам. В.Н. Бирин с 1993 г. стал работать в Государственном комитете по национальной политике и межнациональным отношениям РК. Таким образом, к началу 1990-х гг. группа этносоциологов в ИЯЛИ распалась, но научное сотрудничество ее членов сохранялось до ухода Е.И. Клементьева в 2017 г. 

С 1990-х гг. политический заказ на разработки этнологов стал неотъемлемой частью работы сектора. Так, с 1990 по 2000 г. Е.И. Клементьевым (с привлечением А.А. Кожанова) было проведено 62 социологических исследования по заказам Правительства РК, министерств, мэрии Петрозаводска, в основном касающихся деятельности структур власти.

Этносоциологами готовились также аналитические отчеты по проблемам финно-угорской школы, сельским школам, владения национальными языками и т.д. З.И. Строгальщикова участвовала в создании многих законов. Особо следует отметить ее работу по включению вепсов в перечень коренных малочисленных народов Севера.

Этнологические исследования в ХХI веке

На рубеже ХХ-ХХI вв. сотрудники сектора этнологии были вовлечены во многие проекты Института этнологии и антропологии в Москве. Е.И. Клементьев и З.И. Строгальщикова, работавшие в ИЯЛИ, а также В.Н. Бирин и А.А. Кожанов участвовали в проекте «Национальные движения в СССР и в постсоветском пространстве»,  целью которого являлась публикация документов и материалов по этнополитической ситуации у различных народов России. Так, с 2005 по 2015 г. этносоциологами было издано 5 сборников документов, посвященных национальным движениям карелов, ингерманладских финнов и вепсов. Эти сборники представляют собой масштабную источниковедческую  базу по изучению проблем развития трех прибалтийско-финских народов Карелии.

В 1993 г. на базе Московского Института этнологии и антропологии была создана Сеть этнологического мониторинга и раннего предупреждения конфликтов, которая представляет собой сбор сведений экспертами из различных регионов страны, позволяющих выявлять и отслеживать проблемные ситуации в регионах еще на стадии зарождения. Мониторинг в Карелии на протяжении многих лет осуществлял Е.И. Клементьев. 

В 1992 г. Институт этнологии и антропологии под руководством академика В.А. Тишкова начал работу над изданием многотомной серии «Народы и культуры», посвященной характеристике народов бывшего Советского Союза.

В конце 1990-х гг. в ИЯЛИ началась работа над томом «Прибалтийско-финские народы России». В 2003 г. том был издан. В нем с помощью данных различных гуманитарных наук дан общий обзор саамов, карелов, вепсов, ижоры, води и российских финнов. Интегрирующую роль в этой работе сыграл сектор этнологии: помимо написания его сотрудниками значительной части разделов, посвященных вепсам и карелам, Е.И. Клементьевым проводились редактирование и координация работы с секторами ИЯЛИ, ПетрГУ и вторым московским редактором Н.В. Шлыгиной. 

К числу несомненных достижений первого десятилетия XXI в. можно отнести издание индивидуальных фундаментальных трудов.

Итогом многолетней научной работы в области изучения народного изобразительного искусства, стала монография А.П. Косменко «Традиционный орнамент финноязычных народов Северо-Западной России» (2002), впервые в полном объеме рассматривающая традиционный орнамент саамов, вепсов и карелов и его использование в вышивке, резьбе и росписи по дереву, меховой мозаике и кожаных изделиях. В 2011 г. вышло в свет 2-е дополненное издание этой монографии. Орнамент – важный элемент представления этничности. Поэтому книги А.П. Косменко широко используются при создании национальной символики, эмблематики, одежды для демонстрации «этнического лица» народа в различных презентациях, оформлении любой книги о народах Карелии.

Усилия К.К. Логинова в эти годы были направлены на исследование и написание двух книг об этнолокальной группе русских, проживающих на берегу озера Водлозера в Пудожском крае. Первая его книга содержит описание особенностей этнической истории и культуры жизнеобеспечения водлозеров. Во второй книге дается новый подход к исследованию обычаев и обрядов, связанных с семейными отношениями. Автор не только воссоздал данную часть культуры Водлозерья, но и попытался выявить конфликтную сторону между участниками обычаев и обрядов. Помимо описания ранее неизвестных ритуалов жизненного цикла, сопровождающих родины, свадьбу, похороны, в монографии впервые представлены обряды, связанные с конфликтами в семейной жизни, которые всегда находились на далекой периферии этнологических исследований. Монографии о русских Водлозерья широко используются в прикладной деятельности Водлозерского национального парка, созданного в апреле 1991 г.

Комплексное изучение мифологической картины мира и его отдельных фрагментов у различных этносов – направление, которое стало одним из самых популярных среди этнологов, этнолингвистов и фольклористов в конце ХХ – начале XXI вв. В этот период И.Ю. Винокурова приступила к изучению вепсской мифологии. Выбор данной темы был связан с привлечением исследовательницы к работе в международном проекте «Энциклопедия уральских мифологий», руководимом выдающимися учеными Анной-Лееной Сиикала (Финляндия), Владимиром Напольских (Россия) и Михаем Хоппалом (Венгрия). Основная цель проекта состояла в том, чтобы создать на русском и английском языках серию энциклопедических словарей, которая будет представлять свод сведений по мифологии народов уральской языковой семьи. На подготовку рукописей к печати указывались примерные сроки – 5-6 лет. Однако уже тогда было ясно, что мифологии различных уральских народов изучены неравномерно и это обстоятельство отразится на сроках издания томов. Что касается вепсов, то к тому времени работ, касающихся их мифологии, было чрезвычайно мало. Для реконструкции вепсской мифологической системы требовались интенсивные полевые сборы и архивные изыскания. Руководители проекта, зная такую ситуацию, предполагали, что отдельный том по вепсской мифологии вряд ли получится. 

И.Ю. Винокурова начала подготовку энциклопедических статей с описания галереи животных в вепсской мифологии. Первым этапом работы над ней стал сбор полевых материалов по специально разработанной программе. Полевые исследования конца ХХ — начала XXI в., проведенные с помощью вопросника, показали, что поверья и мифологические рассказы о животных до сих пор не потеряли актуальности у вепсского сельского населения.  В 1995-2005 гг. научно-исследовательская деятельность И.Ю. Винокуровой  в основном сосредоточилась на этой теме. Итогом ее стала монография «Животные в традиционном мировоззрении вепсов (опыт реконструкции)». В 2009 г. на основе этой монографии автором была защищена докторская диссертация. Появление доктора наук по специальности «этнография, этнология, антропология» позволило открыть аспирантуру в ИЯЛИ по этой специальности и готовить научные кадры по этнологии. В последующие годы И.Ю. Винокурова продолжала заниматься воссозданием других звеньев вепсской мифологии. Накопленные материалы и исследования позволили представить вепсскую мифологию в энциклопедическом виде как отдельную книгу (том) «Мифология вепсов» (2015).

В русле данного направления работает также А.П. Конкка. Предметом его многолетних исследований является малоизученное явление прибалтийско-финской культуры – дерево «карсикко» – это преимущественно хвойное дерево с определенным образом обрезанными ветвями, только вершиной или вырезанными в стволе знаками различной сложности. Дерево-знак используется в различных ритуалах. Он может выступать в ипостаси мирового дерева, быть оберегом, дорогой между мирами, знаком опасных границ. В 2011 г. А.П. Конкка защитил кандидатскую диссертацию по этой теме, а в 2013 г. издал монографию. 

Исследования традиций народов Карелии широко используются  при подготовке музейных экспозиций и в образовательной деятельности. К ним не раз обращался коллектив ансамбля Карелии «Кантеле» для подготовки театрализованных программ, например, «Vepsänman noiduz» («Вепсские фантазии») и «Карсикко». На центральном телевидении и ГТРК создаются фильмы с целью популяризации научных знаний о народах Карелии. На местном телевидении выходило несколько видеосюжетов, посвященных «карсикко». На основе монографий И.Ю. Винокуровой и З.И. Строгальщиковой сотрудниками местного телевидения В. Славовым и Л. Смолиной были созданы учебные фильмы на вепсском языке о животных в жизни вепсов и вепсском доме, которые демонстрируется на различных национальных мероприятиях и при чтении лекций во многих городах России.

В настоящее время главным объектом изучения сотрудников сектора этнологии остаются прибалтийско-финские и русский народы Карелии и сопредельных территорий на всем протяжении их исторического развития. Сектор этнологии – практически единственное научное подразделение в России, занимающееся изучением вепсов и карелов. Исследования ведутся по следующим направлениям: историческая этнография; локальные группы народов Карелии и сопредельных территорий; мифология и этническое религиоведение; этносоциологические, этнодемографические и этнополитические процессы. Большое место в работе сектора занимают полевые исследования. Сотрудники выезжают в экспедиции самостоятельно или принимают участие в комплексных экспедициях совместно с лингвистами и фольклористами ИЯЛИ или образовательных учреждений Петрозаводска и Финляндии. В сборе полевых материалов этнологи прошли несколько «цивилизационных» границ – от записей карандашом в полевом дневнике и фотоаппарата в первых экспедициях до аудио- и видеозаписей.

С начала своего самостоятельного существования коллектив сектора этнологии практически не обновлялся. Лишь с 2008 г. он начал пополняться молодежью.

Сотрудники сектора этнологии, 2012 г. Первый ряд (слева направо): И.Ю. Винокурова, З.И. Строгальщикова, Ю.В. Литвин. Второй ряд (слева направо): А.В. Цыкарев (аспирант), А.П. Конкка, Е.И. Клементьев, К.К. Логинов
Сотрудники сектора этнологии, 2012 г. Первый ряд (слева направо): И.Ю. Винокурова, З.И. Строгальщикова, Ю.В. Литвин. Второй ряд (слева направо): А.В. Цыкарев (аспирант), А.П. Конкка, Е.И. Клементьев, К.К. Логинов

В настоящее время в секторе этнологии работают 8 человек: И.Ю. Винокурова (д.и.н., вед. н. с.), А.П. Конкка (к.и.н., с.н.с.), К.К. Логинов (к.и.н., с.н.с.),  З.И. Строгальщикова (к.и.н., с.н.с.),  В.П. Ершов (к. пед. н., н.с.), Ю.В. Литвин (к.и.н., н.с.), С.А. Минвалеев (м.н.с.), Г.В. Рывкина (м.н.с.).

Вливание молодых кадров способствовало обновлению научной тематики. Интересы Ю.В. Литвин сосредоточились на гендерных исследованиях – направлении, активные разработки которого в зарубежной и отечественной науке начались в 1990-е гг. В 2013 г. Ю.В. Литвин под руководством О.П. Илюха защитила диссертацию, посвященную повседневной жизни карельской крестьянки во второй половине XIX – начале ХХ в. Объектом исследования С.А. Минвалеева стали людики, которые в российской науке считаются субэтнической группой карелов, а некоторыми финляндскими учеными определяются как самостоятельный этнос. Г.В. Рывкина изучает традиционную и современную культуру передвижения карелов. 

В 2014–2019 гг. приоритетом в работе сектора этнологии стала подготовка к 100-летию образования Республики Карелия монографии «Народы Карелии. Историко-этнографические очерки», которая была издана при поддержке Министерства национальной и региональной политики и Министерства культуры Республики Карелия. Целью работы являлось создание свода современных знаний о трех народах — карелах, вепсах и русских, уже более тысячелетия мирно проживающих в Карельском крае и сопредельных юго-восточных областях, на основе результатов многолетних исследований в области различных гуманитарных наук. В подготовке монографии принял участие 31 автор, из них 19 сотрудников ИЯЛИ. Инициатива в создании книги принадлежала этнологам, как и написание более половины ее объема и редактирование. На республиканском конкурсе «Книга года Республики Карелия – 2019» монография была признана лучшей книгой и победила в трех номинациях: «Свет науки», «Искусство книги», «Мой край и его люди».

Перечислить все монографии, сборники, проекты, прикладные работы, награды сектора этнологии ИЯЛИ  в одной статье не представляется возможным. Но и изложенные данные являются убедительным свидетельством необходимости и востребованности этнологических знаний в Республике Карелии. Основными факторами, влияющими на развитие этнологических исследований в ИЯЛИ, являлись социально-политическая и экономическая обстановка в стране, доминирующие направления исследований в центральных этнологических учреждениях Москвы и Санкт-Петербурга, особенности Карельского края как многонационального и пограничного региона.