Наука в лицах

Перст судьбы

Аза Тахо-ГодиНедавно мне привезли из Москвы драгоценный подарок — книгу воспоминаний А.А. Тахо-Годи «Жизь и судьба», выпущенную известным издательством «Молодая гвардия».

Это солидный том почти в 700 страниц, прекрасно изданный. На обложке автор — Аза Алибековна Тахо-Годи, широко известный ученый, филолог-классик России номер один, доктор филологических наук, профессор, многолетний заведующий кафедрой классической филологии МГУ, выдающийся деятель русского духовного возрождения, верная ученица, друг, сподвижница, помощница великого русского философа Алексея Лосева.

Помещена на обложке их совместная фотография 1954 года. Молодая серьезная Аза Алибековна и умудренный Алексей Федорович: многое еще впереди — создание огромной библиотеки трудов А.Ф. Лосева, 8-томной истории античной эстетики, ряда интереснейших монографий и статей по вопросам европейской и русской литературы и культуры. Но и позади много сделано и многое пережито. Написано первое талантливое философское восьмикнижие. И пережиты тяжелые испытания: арест 12 апреля 1930 года, 17 месяцев в застенках НКВД, работа на лесоповале в Кеми, на Свирьстрое и Беломорканале. Наконец в 1933-м пришло освобождение, но с запретом писать философские труды и с полной невозможностью что-либо напечатать.

Сейчас имя Лосева прославлено на всех континентах. Его труды изучают в Европе, США, Японии и даже в Африке. На наше удивление получаем ответ: «Лосев, он и в Африке Лосев». О его жизни и трудах Аза Алибековна написала в биографии «А.Ф. Лосев» в серии «Жизнь замечательных людей». Издала она и замечательную переписку его с женой В.М. Лосевой-Соколовой «Из лагеря в лагерь».

О Лосеве писали многие его ученики и друзья. На правах его читательницы и почитательницы и я написала статью «А.Ф. Лосев — духовный учитель нашего времени», опубликованную в моей книге 1995 года «Филология как наука и творчество». Мне посчастливилось лично познакомиться с Азой Алибековной и Алексеем Федоровичем.

Встретилась я с ними в Тбилиси в конце 60-х годов на конференции по античной культуре, где читала доклад «Концепция комического у Сенеки». Кончила я свое чтение и уже собиралась сойти с кафедры и сесть в аудитории среди слушателей, как вдруг поднимается высокий человек в профессорской шапочке (по близорукости плохо вижу лицо, но догадываюсь, что это А.Ф. Лосев) и начинает говорить о восприятии комического в античности, у Гомера, ямбографов, комедиографов, буколиков и сатириков, у Платона и Аристотеля. Говорит он свободно и увлекательно, некоторые тезисы формулирует в виде вопросов. За 40 минут этой блестящей речи я успела собраться с мыслями и приготовить приличный ответ. Так началось мое знакомство и профессиональное общение с Азой Алибековной и Алексеем Федоровичем, которые опекали филолога-классика из дальней северной провинции, занимающуюся близкими им вопросами филологии в связи с эстетикой.

С благодарностью часто вспоминаю, как неизменно поддерживала меня Аза Алибековна в больших начинаниях и в малых, но необходимых делах. Помню, нужно было мне прочесть доклад на заседании кафедры классической филологии МГУ. Время позднее, все сотрудники устали. На вопрос Азы Алибековны «Сколько мы дадим докладчику времени?» Н.А. Федоров, с которым мы потом поближе познакомились и подружились, громко отвечает: «Ни минуты!» Аза Алибековна смягчает ситуацию и ведет речь о нескольких минутах. За несколько минут я изложила главный смысл своего доклада «Античная культура в поэзии Н.А. Заболоцкого». Потом начались вопросы аудитории и мои ответы, и получилось полноценное сообщение.

Мама Азы Алибековны, красавица Нина Петровна Семенова, была из рода терских казаков. В семье Семеновых воспитывался сирота из горного селения Урахи Алибек Тахо-Годи. Бабушка, Васса Захаровна Семенова, держала пансион для учеников гимназии, приехавших из окрестностей города, были там русские и мальчики различных дагестанских народностей, чеченцы и ингуши.

Алибек Тахо-Годи окончил классическую гимназию во Владикавказе, а потом и юридический факультет Московского университета. Он стал выдающимся ученым, этнографом, фольклористом, историком культуры кавказских народов, организатором Музея народоведения. В советское время он видный политический деятель, работавший на высоких должностях в Махачкале и Москве. В 1937 году был арестован, безвинно осужден и расстрелян. А в 38-м арестовали Нину Петровну и осудили на 5 лет мордовских лагерей. Четверо детей остались сиротами.

Аза Алибековна Тахо-Годи, как широко образованный и хорошо осведомленный человек, представляет масштабы российской катастрофы, исторические параллели и закономерности революционного террора. Выбивали слоями, семьями, профессиональными группами, целыми сословиями: начинали с царственных мучеников, потом аристократия, офицерство, духовенство, чиновничество, купечество, интеллигенция техническая и гуманитарная разных специальностей; историки России, антиковеды, византинисты, филологи-слависты, литературоведы-компаративисты; и расказачивание, и раскулачивание — расправа с крестьянством. Не отсюда ли и все последующие неурядицы, от нехватки продовольствия с 1918 по 1990-е годы, когда продукты стали покупать за границей, неумение организовать рентабельное производство и сбалансированную торговлю, распродажа сырья и накопленных в царское время художественных богатств, как и сегодняшние государственные и демографические проблемы?

Большой урон нанесла революция и русской духовной культуре и образованию. Была запрещена религия, преследовалось православное христианство, питавшее искусство и гуманитарные науки, философию и филологию, определившее язык и духовно-нравственные и эстетические ценности русской литературы от раннего Средневековья до русской классики XIX — начала XX века. Пала и система классического образования, объединявшая Россию с европейской культурой. Главным предметом изучения в средней и высшей школе стали упрощенная политизированная история и социологизированная филология: все толковалось с точки зрения развития революционных идей в России.

 

Некоторые надежды на знакомство с европейской культурой давало широкое чтение старой литературы, русской и зарубежной, возможное, разумеется, в немногих сохранившихся интеллигентных семьях. В такой семье росла и Аза Алибековна и уже в детстве перечитала всю беллетристику и в значительной части русскую и зарубежную классику, а сверх того занималась частным образом французским языком, в школе немецким и самостоятельно английским и латынью. А еще с детских лет выпускала журналы, сочиняла рифмованные стихи и писала романы.

Прирожденный филолог, она была более чем подготовлена к поступлению на филфак. Однако в самые престижные московские вузы ее не приняли: как же, дочь врага народа! Но в институте им. К. Либкнехта нашелся добрый, понимающий человек, и вот уже Аза студентка филологического факультета. Среди преподавателей факультета было тогда много старых интеллигентов, получивших образование в лучшие времена, и Аза могла расширить свои филологические горизонты в новых областях.

По окончании института в 1944 году А.А. Тахо-Годи была рекомендована в аспирантуру. Она решила поступить на кафедру классической филологии. Это был перст судьбы. На вступительном экзамене по греческому языку она встретилась с профессором А.Ф. Лосевым, который стал руководителем ее научной работы и всей жизни. Встречу с А.Ф. Лосевым и его женой Валентиной Михайловной Лосевой-Соколовой Аза Алибековна считает главным, определяющим событием своей жизни — обретением духовной родины.

Трезво рассуждая, Аза Алибековна и до встречи с Лосевыми уже была достаточно образованной и литературно одаренной девушкой и, наверное, стала бы заметным специалистом-филологом. Но только встреча и духовно-душевное, интеллектуально-эстетическое общение с великим русским философом А.Ф. Лосевым и просветленной, самоотверженной его супругой, принявшими в 1929 году монашеский постриг с именами Андроника и Афанасии, создали в ней уникальную личность, выдающегося ученого и деятеля духовной культуры России.

Изучение духовной основы европейской цивилизации потребовало каждодневных усилий и долгого пути. Прежде всего нужно было добиться достаточно свободного владения классическими языками, что, по мнению их знатоков, измеряется километрами прочитанных страниц. Латинских поэтов и первого среди них — Горация — А.А. Тахо-Годи читала с профессором М.Е. Грабарь-Пассек, изучение греческой словесности велось под руководством профессора А.Ф. Лосева.

Началось оно с основы основ всей античной культуры, гомеровского эпоса, затем изучались его отражение и модификации у Гесиода и лириков, у гомеристов в историографии, в ораторском и драматургическом искусстве, затем высшие достижения греческого слова и духа в философии Платона и его продолжателей неоплатоников, определившие в целом идеи, образы, формы литературной и философской культуры в римской цивилизации, в итоге и в европейской, западноевропейской и русской, цивилизации от средних веков вплоть до нового времени и даже настоящих дней.

Рядом с учителем А.А. Тахо-Годи, работая над собственными темами по его плану и в его духе, стала полноправной творческой наследницей мировой культуры, которая была понятна ей и в главных традициях, и в свете духовно-исторических перспектив. Она блестяще читает общие лекции по истории античной и зарубежной литературы в ряде московских вузов, в том числе в Литературном институте, в 1948 году защищает диссертацию по Гомеру, а в 1956-м докторскую по вопросам рецепции античного наследия в русской культуре. С 1958 года начинает работать на кафедре классической филологии МГУ как профессор, с 1962 по 1996 год заведующей этой самой престижной специализированной кафедры в России. И вместе с тем неустанно помогает своему учителю воплощать продуманное и сформулированное в новые монографии и в прекрасно изданные восемь томов истории античной эстетики.

В гостеприимной квартире Лосева на Арбате по-прежнему, как и при жизни Валентины Михайловны Лосевой-Соколовой, собираются старые друзья и единомышленники, но теперь и молодые ученики Алексея Федоровича и Азы Алибековны. Они завершают здесь свое интеллектуально-духовное образование, изучают классику и приобщаются к христианству. Скольких талантливых русских гуманитариев воспитала Арбатская Академия Лосева! Назову здесь такие известные имена, как А.В. Гулыга, В.В. Бычков, А.Л. Доброхотов, А.В. Михайлов, С.С. Аверинцев, Ю.А. Шичалин, и еще многие другие, о которых тоже рассказывает Аза Алибековна в своей книге воспоминаний. Вместе со своим духовным учителем А.Ф. Лосевым, вместе со сподвижницей его А.А. Тахо-Годи эти люди определили взлет гуманитарной культуры в России 70-80-х годов прошлого века, а потом вместе с духовенством и педагогической общественностью и возрождение православной веры и классического образования.

Духовно-интеллектуальной свет Арбатской Академии достигал учеников А.Ф. Лосева и А.А. Тахо-Годи и в провинции. В возрождении духовного и классического образования в России приняла участие и созданная в 1995 году в Петрозаводском университете кафедра классической филологии. Здесь было организовано серьезное обучение классическим языкам, восстановлены традиции школьного театра на латинском и греческом языках, изучается христианская литература, прочитывается полностью Евангелие от Матфея с историко-богословскими комментариями. Подготовлено поколение знающих и талантливых преподавателей классической культуры, все знакомы с традициями православного христианство, многие воцерковленные люди.

Глубоко сочувствуя нашей духовно-просветительской деятельности и зная об опасностях, которые в наше время перестройки образования ей угрожают, Аза Алибековна Тахо-Годи сделала на своей книге дорогую для меня дарственную надпись: «Дорогой друг, Танечка, посылая Вам свою книгу, молю Господа даровать Вам силы, чтобы выдержать посылаемые испытания. С любовью А. Тахо. 31/I –010».

Верим в оберегающую силу ее молитвы, будем и сами прилагать каждодневные усилия, надеясь сохранить для образования и обучения великие основы европейской культуры — традиции античности и христианства.

Газета «Лицей», № 11 2010