Главное, Культура

Дух Рождества и Возрождения

Лоренцо Лотто. Поклонение пастухов
Лоренцо Лотто. Поклонение пастухов

О выставке «Ренессанс. Сегодня. От Рафаэля до Тициана» в Национальном музее Финляндии

В Хельсинки царит дух Рождества. Даже досадное отсутствие снега не может испортить этого сказочного ощущения. Город пахнет корицей, гвоздикой и  жареным миндалем, манит переливами иллюминации, завлекает огнями рыночных каруселей. Неудержимо тянет гулять по особым рождественским светом сияющим улицам, пить из красного картонного стаканчика горячий  пряный «глёги», умиляться чистым голосам мальчиков и девочек поколения гаджетов, распевающих  а капелла те же  рождественские гимны, что и их юные пра- и прапрабабушки и дедушки сотню лет назад.

Хочется разглядывать красоту, предлагаемую румяными продавцами на ярмарке Святого Туомаса, а может быть, и купить что-нибудь совершенно бесполезное, но при этом невероятно прекрасное. И обязательно застыть на мгновение у традиционной  «живой» витрины Стокманна, чтобы  в который раз осознать,что в это время года тебе  — навсегда —  пять лет. Наконец замерзнуть  и захотеть в тепло.

Рождество в Хельсинки
Рождество в Хельсинки

А искать тепло в Хельсинки в этом году под Рождество правильнее всего в Национальном музее Финляндии. Том самом, что возвышается на проспекте Маннергейма, вводя в заблуждение туристов, принимающих это впечатляющее здание то за средневековую ратушу, то за храм тех же времен. Это суровое детище основоположников архитектуры финского модерна Сааринена, Гизелиуса, Линдгрена и само по себе прекрасно, и размещающийся в нем музей постоянной своей экспозицией может увлечь даже самого нелюбопытного. Но заканчивающийся год, год своего 100-летнего юбилея, музей отметил небывало роскошной выставкой — «Ренессанс. Сегодня. От Рафаэля до Тициана».

Кажется невероятным, но в Финляндию впервые в истории привезли картину великого Рафаэля! Его «Благословляющий Христос» и еще полсотни полотен  двадцати значительных художников, творивших  в XVI веке в Ломбардии, Венеции и Милане — волшебный мир итальянского Возрождения в северном Хельсинки!

 

Рафаэль. Благословляющий Христос
Рафаэль. Благословляющий Христос

Главный шедевр выставки, конечно же, совсем небольшое по формату  и не слишком известное  широкой публике полотно  Рафаэля «Благословляющий Христос». Религиозное по своему содержанию, оно пробуждает пронзающее душу чувство сострадания, а самим изображением фигуры Христа отсылает нас в мир, где художники Возрождения нашли свой идеал красоты — в эпоху античности, к лучшим образцам скульптуры.

Невозможно отвести взгляд от глубокого красного цвета полотнища, покрывающего бедра и плечо Иисуса. Душа расцветает от созерцания сочетания этого красного с теплыми красками ландшафта.  А глаза боятся поверить несомненному сходству лика сына Божьего с чертами самого Рафаэля Санти. Возможна ли такая дерзость — автопортрет в образе Христа?

Но тебя уже притягивает к себе еще один великолепный красный —  цвет покрывала (мафория)  Мадонны на картине великого венецианца Джованни Беллини.

Джованни Беллини . Мадонна с младенцем
Джованни Беллини . Мадонна с младенцем

Раз за разом обращаясь к этому щемяще трогательному сюжету — Дева Мария с младенцем Иисусом на руках — венецианский мастер написал целую галерею Мадонн.  Одна из  них, очаровывая своей нежной грустью, сейчас освещает своим светом зал Национального музея Финляндии — задумчивая и печальная, погруженная в себя. Мать, которой суждено отдать сына миру на поругание, на верную смерть.  Наслаждаясь мягкой гармонией звучных, словно пронизанных солнцем насыщенных цветов,  вспоминаешь, что именно начиная с Беллини краска стала для живописцев главным средством художественного воздействия. До него колорит считался лишь  украшением,  дополнявшим линию, свет, тень. Беллини же постиг неисчерпаемые возможности цвета, заставляющие наш пульс учащаться, а глаза затуманиваться слезами восторга во время прогулок по залам музеев и галерей.

От легендарного Рафаэля и великого Беллини дальше — к художнику куда менее известному, но великолепному.

«Когда Ангелы отошли от них на небо, пастухи сказали друг другу: пойдем в Вифлеем и посмотрим, что там случилось, о чем возвестил нам Господь. И, поспешив, пришли и нашли Марию и Иосифа, и Младенца, лежащего в яслях. Увидев же, рассказали о том, что было возвещено им о Младенце Сем». (Евангелие от Луки. Гл.2)

Как замечательно в канун Рождества впервые увидеть «Поклонение пастухов» талантливого, но малоизвестного Лоренцо Лотто! Можно сказать, что этому  художнику  не повезло — ему выпало жить и творить в невероятное время, освещенное созвездием  гениев   Микеланджело -Рафаэль-Леонардо. Таланту приходится непросто рядом с ослепительным блеском гениальности, ему порой недостает  глубины и мощности,  на фоне творчества титанов он становится практически невидим. Но тем интереснее сейчас открывать для себя эти скрывавшиеся в тени гениальных шедевров сокровища  Возрождения.

 

Джироламо Романини. Рождество Христово
Джироламо Романини. Рождество Христово

Вслед за Лотто очередь Джироламо Романини.  Рассматриваешь его «Рождество Христово» —  блестящий  серебристый колорит, искусно выписанные складки, нежно-фарфоровый лик Марии, склонившейся над младенцем Христом, забавно-сердитое лицо одного из  неуклюже парящих над святым семейством ангелов. И радуешься, что через пару дней это ежегодное чудо повторится для тебя и для всего прекрасного мира, ожидающего  за стенами музея.

Однако, пока ты еще в музее, стоит взглянуть не только на картины религиозного содержания, ведь в эпоху Ренессанса  искусство утратило неразрывную связь с Церковью, и появились полотна на античные сюжеты, а главное — великолепные портреты.  В экспозиции  представлено несколько  полотен кисти одного из крупнейших портретистов XVI века Джамбаттиста Морони. Утверждают, что искусство портрета достигло своего расцвета лишь в XVII веке, однако Морони, обладая даром точно схватывать черты лица и характер человека, явно опередил свое время. Его портреты поразительно реалистичны и восхищают своей психологической глубиной.

Джамбаттиста Морони. Портрет Изотты Брембатти
Джамбаттиста Морони. Портрет Изотты Брембатти

Вот надменная аристократка Изотта Брембатти нарядилась в роскошное платье из великолепной тяжелой ткани, на коленях веер из страусиных перьев, в прическе сверкают бриллианты, полную шею обнимает жемчуг, на плечах повисла подбитая золотой парчой ласка — все должно недвусмысленно свидетельствовать о знатности, кричать о богатстве.  А на соседней стене написанный в изысканной гамме розово-серых тонов, со множеством аллегорических деталей парадный портрет ее будущего супруга Джан Джироламо Грумелли, «Кавалер в розовом».

Джамбаттиста Морони. Кавалер в розовом
Джамбаттиста Морони. Кавалер в розовом

Как тонко художнику удалось передать, что высокомерный Грумелли будет достойной парой спесивой аристократке! Как много об амбициях молодого человека может сказать, например, шпага, столь длинная, что даже не поместилась целиком на полотне! Импозантный костюм «кавалера в розовом» хочется рассматривать бесконечно, с такой удивительной материальностью переданы цветом, красками ткань, узоры шитья, драгоценные камни. Они сияют, переливаются, мерцают и горят изнутри.

 

Джулио Кампи. Портрет мужчины в чёрном
Джулио Кампи. Портрет мужчины в чёрном

Изучение костюмов на ренессансных полотнах — одно из излюбленных моих удовольствий. Ну как пройти мимо филигранно выписанной вышивки на портрете «Мужчины в черном» работы Джулио Кампи? Как не замереть у «Мужского портрета» кисти Моретто, разглядывая золотую тесьму и выглядывающую между рукавом и перчаткой манжету? Не говоря уже о восхитительных розовых чулочках уже упомянутого «Кавалера в розовом», натянутых на брюки и подвязанных атласной лентой. Восхитительное занятие, делающее такую далекую от нас  во всех смыслах эпоху Возрождения немного понятнее.

 

Как  все же прекрасно, что эти бессмертные шедевры золотого века европейского искусства хоть ненадолго переместились к нам из итальянской Брешии, где они хранятся в Пинакотеке Тоцио Мартиненго! Итальянские музеи роскошны, но в них часто рискуешь получить передозировку красоты, так много сокровищ они таят. И голова кругом, и нет никакой возможности остановиться и рассмотреть все эти  восхитительные важные детали — пуговки на костюме, бантики на туфлях, розы в саду Марии, лилии в руках ангела, кроликов на лугу… Внимание отказывается концентрироваться на попытках разгадать  таинственный кодовый язык, который художники Возрождения создавали, комбинируя символы, сплетая их в сложные аллегории. А тут такой чудесный шанс — небольшая выставка «Ренессанс. Сегодня. От Рафаэля до Тициана». По ней можно неспешно гулять, вновь и вновь возвращаясь к запавшим в душу картинам, а потом, наполнившись прекрасным до краев, выйти в праздничный город и по сказочным улицам отправиться домой — ждать Рождества.