Главное, Культура, Культурное наследие

Реставрация, как и воспитание детей, дело тонкое и трудное

Юлия Алипова в часовне Ильи Пророка в селе Лазарово Медвежьегорского района
Юлия Алипова в часовне Ильи Пророка в селе Лазарево Медвежьегорского района

Руководитель Госкомитета РК по охране объектов культурного наследия Юлия Алипова рассказала нам о том, как не хватает этому органу власти активного общественного партнера, о судьбе Варваринской церкви и других памятников в заброшенных деревнях, а также о полуразрушенном здании бывшей детской поликлиники в центре Петрозаводска.

Год назад, 8 сентября 2016-го, было принято постановление  правительства Карелии  об образовании Государственного комитета РК по охране объектов культурного наследия, которому и передали часть функций республиканского Министерства культуры — в сфере сохранения, использования, популяризации и государственной охраны объектов культурного наследия (памятников истории и культуры).

Возглавила новый комитет  Юлия Алипова, окончившая  Петрозаводский госуниверситет по специальности «Промышленное и гражданское строительство», специализация инженер-реставратор памятников деревянного зодчества. До нового назначения занимала пост первого заместителя министра культуры республики, курировала сферу охраны памятников.

– Юлия Борисовна, информация о создании новой государственной структуры вызвала неоднозначную реакцию. Многие посчитали, что появилась еще одна бюрократическая структура – хотя чиновников и так хватает. К тому же до образования комитета были Центр охраны памятников, Общество охраны памятников… Почему потребовалось создание  новой структуры?

 Центр по охране памятников продолжает действовать и сейчас, но в качестве учреждения, подведомственного комитету и не наделенного собственными полномочиями. Такая система сложилась в республике уже в 2007 году. Что же касается общества охраны памятников  – это добровольная общественная организация, которая создавалась для формирования общественного мнения, осуществления деятельности по охране, сбережению, популяризации и использованию историко-культурного наследия. Сегодня  в некоторых субъектах Российской Федерации региональные отделения общества возрождаются, в других никогда не прекращали своей деятельности.

Нам в Карелии сегодня очень не хватает такого активного партнера. Надо сказать, что Общество охраны памятников в Карелии фактически прекратило свою деятельность, а регионального отделения нет, как и инициативы создать его. Согласитесь, инициатива эта должна исходить от общественности, не от  государственного комитета.  

В 2007 году было принято решение на уровне Российской Федерации о том, что деятельность по охране  культурного наследия могут осуществлять только органы исполнительной власти. Это было закреплено законодательно. В Карелии  тогда было сформировано соответствующее управление в составе Министерства культуры и по связям с общественностью, а в 2016 году правительство республики приняло решение о создании специального профильного комитета.

 

– Можно сказать, государство сегодня полностью берет сегодня на себя  не только заботу, но и ответственность за реставрацию памятников и обеспечение их сохранности?

 Так было и раньше, государство всегда этим занималось, но дело в том, что более 20 лет назад реставрация как отрасль была полностью разрушена. Сейчас идет постепенный процесс восстановления ее, процесс трудный, медленный, так как реставрационные кадры в предыдущие годы были в большинстве своем утрачены.

 

– А у нашей республики к тому же есть и свои особенности. Русский Север, к которому относится и Карелия, называют заповедником деревянного зодчества, в республике  даже не десятки или сотни – тысячи памятников. А дерево, как известно, материал не вечный. К тому же строения  большей частью располагаются в труднодоступных местах, в деревнях и селах, в которых сегодня или уже вообще нет населения или его составляют только приезжающие на лето дачники. В медицине, образовании сегодня внедряются госстандарты, это ждет и реставрацию?

 Ни в коем случае. Ситуация  с каждым конкретным памятником должна рассматриваться индивидуально. Проблему сохранения памятников, расположенных в труднодоступных местах, нужно разделить на несколько блоков. Первый  сохранение культовых объектов, которые являются памятниками архитектуры. Федеральная целевая программа «Культура России» предусматривает финансирование реставрационных работ на объектах религиозного назначения.

Если сравнивать с Архангельской областью, ситуация с объектами религиозного назначения, имеющими статус памятников федерального значения, на мой взгляд, у нас немного лучше. Ежегодно мы с учетом мнения епархии формируем порядка 30 заявок в федеральную целевую программу. Поддерживается, конечно, минимальное количество, потому что все регионы ощущают потребность в средствах федерального бюджета. Также готовим заявки в различные проекты и программы, стараемся привлекать средства из внебюджетных источников.

Сейчас у многих на слуху вопрос о перемещении Варваринской  церкви  из  Яндомозера в Типиницы, на место сгоревшего в 1975 году храма. Такой способ сохранения памятника, расположенного в нежилой, труднодоступной деревне, стал одним из пробных проектов. В этом случае мы избрали именно такой путь как оптимальное решение целого ряда задач: сохранение памятника, который располагался в заброшенной деревне, возвращение храму первоначального назначения – возвращение его православным верующим, повышение доступности памятника для туристов. И, наконец, воссоздание исторического облика села Типиницы – традиционного заонежского поселения. Как и сгоревшему Вознесенскому храму, Варваринской церкви отведена роль градостроительной доминанты.  Однако перемещение памятника  крайняя мера.

Варваринская церковь из села Яндопомозера. Фото первой половины ХХ века. Фото с сайта музея-заповедника «Кижи»
Варваринская церковь из села Яндопомозера. Фото первой половины ХХ века. Фото с сайта музея-заповедника «Кижи»

– В мае этого года состоялись общественные слушания, которые организовала Общественная палата Карелии. Жители деревни Типиницы обратились туда с просьбой разобраться с неудовлетворительным ходом работ на Варваринской церкви, которые вела фирма «Эшель». Вы участвовали в этом заседании и пообещали, что вопрос будет решен. Удалось?

 К сожалению, прежний подрядчик свои обязательства не выполнил, ушел с объекта, не начав работы по реставрации сруба. Благодаря длительным переговорам с Министерством культуры России нам удалось добиться возобновления финансирования работ в 2017-2018 годы, подрядчик приступил к подготовительным работам – устройству фундаментов для сборки храма на новом месте.

Однако, если с реставрацией культовых зданий, являющихся памятниками архитектуры федерального значения, вопросы удается решить, то с памятниками гражданской архитектуры намного сложнее. И это другая сторона проблемы, о которой мы говорили выше.

Многие жилые дома и хозяйственные постройки, также признанные памятниками, расположены в вырождающихся сельских поселениях, где отсутствуют развитая инфраструктура и постоянные жители. В данном случае проблему сохранения объектов культурного наследия невозможно решать в отрыве от задач социально-экономического развития территории.

К тому же большинство из этих объектов находятся в частной собственности, и по действующему законодательству именно собственник должен обеспечивать их сохранность. Однако собственники подобных объектов в большинстве своем люди преклонного возраста и небольшого достатка, они  зачастую и крышу не могут починить, чтобы не протекала, не то что профинансировать реставрацию, даже если мы поможем им разработать необходимые рекомендации – специалисты проектных и производственных организаций нас часто выручают. Сегодня остро назрела необходимость выработки комплексной системы мер государственной поддержки для собственников памятников.

 

– К этой проблеме, на мой взгляд, примыкает вопрос сохранности памятников в заброшенных  деревнях, где они подвергаются большому риску уничтожения – от туристов-дикарей, охотников, рыбаков и просто вандалов.  Можно что-то сделать?

 Вы имеете в виду создание инспекторской службы? Она  у нас в отличие от лесной службы не предусмотрена. Средства на это не выделяются.

Но следует сказать еще об одном  важном условии:  не сформировав у местного населения чувство гордости за историческое, культурное наследие, понимание необходимости заботы о нем, мы все равно не сможем обеспечить его сохранность. Многое зависит и от заинтересованности представителей местной власти, хотя бы в обеспечении пожарной безопасности, соблюдении порядка на территории. Поэтому я и говорила о комплексном решении этих задач.

Мы с вами сегодня затронули только некоторые вопросы, возникающие в сфере сохранения объектов культурного наследия, однако существует целый ряд проблем, связанных с несовершенством действующего законодательства, в том числе в части механизмов организации конкурсных процедур при определении исполнителя реставрационных работ. Нужно добиваться того, чтобы уже на начальной стадии пресекались попытки участия в тендерах недобросовестных подрядчиков.

Карельские специалисты являются активными участниками круглых столов, посвященных проблемам реорганизации реставрационной отрасли.

В  наших совместных планах с Общественной палатой республики проведение круглых столов на тему сохранения памятников  деревянного зодчества с депутатами Законодательного собрания, представителями общественных организаций, органами  местного самоуправления.

 

Здание бывшей детской поликлиники в Петрозаводске, 2016 год. Фото Юлии Свинцовой
Здание бывшей детской поликлиники в Петрозаводске, 2016 год. Фото Юлии Свинцовой

– Юлия Борисовна, но вот не где-то в глуши, а в центре столицы Карелии стоит с десяток лет полуразрушенный памятник деревянного зодчества. Петрозаводчане, по-моему, к такому его виду уже стали даже привыкать. Речь идет о здании детской поликлиники, построенном в 30-е годы прошлого века. Его история опубликована  на страницах «Лицея»,  не буду повторять. Естественно, появление информации о том, что здесь в конце лета начались наконец-то работы – вывоз мусора и подготовка к разборке здания – вызвало резонанс, в том числе и специалистов. Приведу мнение известного архитектора, государственного эксперта  Министерства культуры Российской Федерации по историко-культурному наследию Елены Евгеньевны Ициксон: «Не вижу законной процедуры разбора объекта культурного наследия БЕЗ проекта, прошедшего историко-культурную экспертизу». В декабре 2016 года собственник отозвал из министерства культуры свой проект и историко-культурную экспертизу, согласовавшую этот проект. Новый проект обещает представить до мая 2018 года. Однако, работы начались… Хотелось бы услышать ваш комментарий.

 Действительно, компания «ТехПромСтрой», собственник большей части объекта, представила за последние годы несколько вариантов проектов, ни один из которых не был поддержан. Последний проект, который рассматривался в декабре 2016-го, также не поддержали ни научно-экспертный совет, ни наш комитет, хотя предполагалось даже  положительное заключение государственной историко-культурной экспертизы. Причина? В представленном проекте предусматривалось сохранение лишь внешнего облика объекта, с возведением стен из современных строительных материалов.

К сожалению, существующее законодательство само предложило некоторую лазейку для недобросовестных владельцев объектов — я не говорю конкретно о собственниках здания бывшей поликлиники, а в целом, когда определило, что памятник должен сохраняться с обеспечением незыблемости элементов, составляющих его историко-культурную ценность, предмет охраны. Мы же считаем, что памятник нельзя рассматривать как набор отдельных элементов, необходимо подходить к объекту культурного наследия как к единому целому, максимально сохранять в нем не только предмет охраны, но и весь исторический материал, даже если он в предмете охраны не прописан.

Мы говорили об этом на совещаниях, удалось найти понимание у инвесторов. Договорились, что  собственник будет восстанавливать историческую часть объекта с максимальным сохранением и возвращением в сруб всех исторических элементов, пригодных для реставрации.

Если говорить о начале работ, то еще в 2013 году по итогам судебного разбирательства было принято решение, согласно которому владелец  объекта обязан провести консервационные мероприятия, демонтировать конструкции, угрожающие обрушением и т.д. Понимая, что разработка и согласование проекта требуют длительного времени, а объект, его исторические конструкции продолжает неуклонно разрушаться, мы выработали совместно со всеми заинтересованными сторонами план реализации мероприятий по сохранению здания бывшей поликлиники, выдали собственнику соответствующее предписание на разборку тех конструкций, которые находятся в «подвешенном» состоянии, которые пострадали в череде пожаров или были затронуты экскаватором при несанкционированной  попытке сноса здания и угрожают обрушением.

На первом этапе был разобран и вывезен строительный мусор, который создавал предпосылки для дальнейшего разрушения исторических конструкций (намокание, гниение, развитие грибка…). По сути дела, сейчас выполняются работы в рамках судебного решения. Без выполнения этих работ обеспечить детальное обследование здания с целью определения процента утрат и степени сохранности исторического материала, а соответственно и разработать грамотное проектное решение невозможно.

Сейчас на основании договора с «ТехПромСтрой» на объекте работает научно-реставрационная организация ЗАО «Лад»  специалисты выполняют обмеры и поэтапную маркировку конструкций, которые грозят обрушением, дают исполнителям указания по демонтажу элементов. Работы выполняются вручную, демонтируемые конструкции складируются на площадке для дальнейшего комиссионного освидетельствования с участием специалистов-реставраторов. Какие-то конструкции из-за непригодности в дальнейшей реставрации будут выбракованы после предварительных обмеров. Пригодные для реставрационных работ конструкции будут вывезены для складирования и лечения на закрытую площадку в черте города. Эти конструкции в процессе восстановительных работ будут возвращены в сруб здания.

Как я уже сказала, за ходом работ постоянно наблюдают специалисты ЗАО «Лад», дважды в день – утром и вечером – на объект также выходят сотрудники нашего комитета.

Параллельно идет  работа над концепцией проекта по сохранению памятника, которая ляжет в основу эскизного проекта и рабочей документации по его восстановлению. По мере готовности все эти документы будут выноситься  на обсуждение членов научно-экспертного совета по историко-культурному наследию и пройдут согласно требованиям законодательства обязательную экспертизу.

Понимаю, что за столько лет обсуждения вопроса о сохранении здания бывшей детской поликлиники страсти серьезно накалились, и участники процесса относятся друг к другу с определенной долей недоверия, однако состояние исторических конструкций памятника уже не терпит промедления.

Хочу сказать, что такой схемы взаимодействия между органом охраны памятников, заказчиком, проектировщиками и исполнителями работ мы придерживаемся всегда, особенно когда речь заходит о масштабных реставрационных работах.

Мы открыли в ВКонтакте страницу нашего комитета, на которой стараемся размещать информацию обо всех значимых событиях, происходящих в сфере объектов культурного наследия. У всех желающих есть возможность высказать свое мнение, поспорить, услышать наши доводы, выступить с предложениями. Для конструктивного диалога мы открыты всегда.

 

 

  • Юлия Свинцова

    «были затронуты экскаватором при несанкционированной попытке сноса здания» —
    Каким образом был наказан вандал? Он же владелец здания генеральный директор ООО «Техпромстрой» Чеслав Скрипин.
    Обращались ли структуры, призванные охранять объекты культурного наследия в прокуратуру, в суд по этому поводу?

  • Юлия Свинцова

    «не сформировав у местного населения
    чувство гордости за историческое, культурное наследие, понимание
    необходимости заботы о нем, мы все равно не сможем обеспечить его
    сохранность» =
    Знаете, оно у многих давно сформировалось. И вот, охваченные чувством гордости, наблюдаем сквозь слёзы, как выглядит почтамт, лицо города. Обшарпанное, язвами разъеденное. Арендатор, почта России, разве содержит его, как положено объект исторический содержать?

    Достаточно заглянуть в исторический квартал на ул. Федосовой, Малой слободской, чтобы чувство гордости задушило окончательно.
    Разрушался, разрушался не один год дом Богданова, клонился долу. Того гляди обрушится, задев и соседний исторический домик. И что сделали все эти комитеты и центры по охране?
    Бумажку повесили — «Осторожно, может на вас рухнуть».

    И рухнет. Вот снег выпадет, утяжелит конструкцию, и рухнет она с пониманием заботы о ней.

    Читали, выставлен этот дом на продажу…Ну да, денег нет, но вы держитесь — нам с высокого высока сказали. Но сейчас этот объект ещё на гособеспечении, почему хотя бы не укрепят, не поднимут, не подопрут готовое обрушиться?!