Главное, Люди, Общество

Два капитана

Валерий Железняков с женой

Валерий Железняков с женой. Фото Ирины Ларионовой

С Валерием Железняковым познакомилась во «ВКонтакте» — привлекли его необычные фотографии. Потом, познакомившись с его профилем, поняла, что мне симпатичен этот человек с его консервативными взглядами на жизнь, ненавистью к телевизионным шоу, любовью к спорту.

А вообще-то он капитан, хотя я нигде не увидела его фото в морской форме.

 

Морская форма всегда внушала мне уважение, может, потому, что мой дед и отец служили на флоте. Сразу возникло желание встретиться и побеседовать с этим слегка суровым на вид человеком. Прочла некоторые его простые и основательные жизненные принципы и еще больше утвердилась в желании поговорить. Люди моего поколения в детстве читали «Повесть о настоящем человеке», и у нас сложился образ настоящего мужчины: порядочного, мужественного, ответственного. Но наше время, когда подвиг уже не актуален, изменило мужчин, наш взгляд на них и ожидания стали другими. Не зря часто пишут, что мужчины становятся все более женственными. Всё это не относится к семье капитана Железнякова и двум его сыновьям Максиму и Павлу, которые пошли по стопам отца, выбрав путь моряка.

Где только ни побывал капитан Валерий Железняков! Бороздил моря и океаны, всю Европу узнал, работал в Арктике. Сейчас он уже не работает на флоте, исполняет роль наставника капитанов, работает заместителем генерального директора по безопасности мореплавания в компании.

Легче написать, куда судьба его не заносила… А началось все в 80-е. На мой вопрос, почему он выбрал путь моряка, Валерий предложил вспомнить строки Высоцкого «Если в жарком бою испытал что почем, значит, нужные книги ты в детстве читал!» Мальчишкой он точно читал нужные книги! О море и путешествиях, под одеялом с фонариком и иногда в ущерб учебе. Уже в школе самостоятельно изучил всю оснастку кораблей. И закономерно, что после школы поступил в речное училище.

То была хорошая школа дисциплины, трудолюбия, умения жить в коллективе, подчинять свою жизнь правилам, вспоминает Валерий. Родители поддержали его решение, но некому было подсказать, какую специальность выбрать, потому что в семье не было моряков, все специальности звучали соблазнительно. После успешного окончания училища Валерий стал судоводителем с правом эксплуатации судовых силовых установок. Специальность казалась ему наиболее интересной, но позже он понял, что сможет работать только на внутреннем флоте, однако поворачивать было поздно. В  28 лет Валерий стал капитаном, пройдя всю профессиональную лестницу от 3-го штурмана на буксире в Онежском озере до капитана сухогрузного судна типа «Волго-Дон ». Волга, Кама, Дон, Онего, Волго-Балтийский, Волго-Донской каналы, канал имени Москвы — он узнал их как свои пять пальцев.

…Валерий пришел на нашу встречу с супругой Еленой, с которой они идут вместе по жизни уже 32 года. Впрочем, иногда они не шли, а плыли… на корабле, в буквальном смысле. И даже их первенец Максим свои первые в жизни шаги сделал на палубе судна. В доме Железняковых слово мужа – строгий закон, но только первые десять дней после возвращения из плавания.

— А потом, — улыбается Елена, глядя на мужа любящими глазами, — ему напоминают, что он не на пароходе, и он уступает бразды правления.

Иногда Валерий отсутствовал по шесть месяцев, самое большее восемь. Все удивлялись: мальчишки маму слушались с полуслова, с полувзгляда. Бывало, когда судно заходило в российский порт, захватив мальчишек, она спешила к нему на долгожданную встречу к месту стоянки корабля. Они никогда не ссорились. Всегда отдыхают только вместе. Два капитана одной семьи — один дома, другой в море.

После перестройки жизнь поменялась. Перемены не лучшим образом отразились на флоте. Приходилось, придя с моря, в межнавигационный период работать и грузчиком, и таксистом, и плотником, чтобы заработать на жизнь. Заработанных в море денег, как и многим в нашей стране в тот период, часто вовремя не давали.

Немало поработав во внутреннем флоте, уже вполне опытным моряком, воспользовавшись простоем, Валерий за несколько месяцев экстерном окончил во второй раз училище и получил желаемую специальность морского судоводителя. От 3-го штурмана он вновь дошел до капитана морского судна.

Работал сначала в местных организациях, затем, когда моряки стали свободными в выборе места работы, был капитаном на зарубежных судах, в частности, норвежских. График такой: четыре месяца работаешь, четыре отдыхаешь. Экипажи совершенно разные, от русскоязычных до смешанных, разных национальностей и языков. Набираются они специальными крюинговыми компаниями, которые занимаются трудоустройством моряков.

– Сколько человек обычно в экипаже? – спрашиваю Валерия Николаевича.

– Экипажи самые разные бывают. Помню, когда работал в Беломорско-Онежском пароходстве, в экипаже было до 20 человек. В последнее время оптимизация коснулась и кораблей. На моем судне, где я был капитаном в крайний раз, команда состояла из пяти человек плюс капитан. Поэтому распределение обязанностей жесткое. Капитан и старпом стоят вахты –  6 через 6 часов круглосуточно без выходных в течение трех-четырех месяцев в зависимости от контракта. Иногда выспаться не удается, потому что существуют так называемые капитанские вахты: заходы в порт, переходы по речкам и многое другое.

– Если вам подбирают команду, как вы можете ей доверять, если вы не знаете людей?

– В лучшем случае крюинговая компания предлагает кандидатуры и можно посмотреть их личные дела. Но обычно после первого контракта капитан уже старается сам подбирать себе членов экипажа. Тут важно, чтобы все были опытные специалисты, здоровы и чтобы к алкоголю было спокойное отношение. Потому что, если кто-то выходит из строя, то замены ему нет. Сейчас все компании вообще запрещают употребление алкоголя на судах. Может осуществляться специальная проверка перед выходом в море. У капитана даже существуют специальные трубочки, как у гаишников, и право проверить работника на наличие алкоголя и, если нужно, отказать ему в работе. На корабле могут научить, подсказать, но воспитывать не будут. Ты или работаешь в коллективе, или уходишь. Работа на море — это подчинение и порядок.

– Какие права у капитана?

– Не зря говорят, что капитан на корабле – первый после Бога. У капитана прав больше, чем у президента: он может выдать любую нотариальную доверенность, может зарегистрировать на судне брак, смерть, рождение ребенка, уволить работника, провести расследование, обыск, арестовать любого человека на судне, если это потребуется для сохранения жизни и здоровья экипажа и сохранности судна.

Всё фиксируется в судовом журнале — это документ строгой отчетности. Есть такое правило: пишем, что видим, а что не видим — не пишем. Записываются туда только действия и события, но не предположения.

Капитан в некоторых случаях может назначить лечение. Каждые пять лет проходятся специальные медицинские курсы по оказанию экстренной медицинской помощи. Однажды мне пришлось давать своему подчиненному психотропные препараты, чтобы успокоить его. Так получилось, что при загрузке в одном из портов Греции его обманули с топливом, загрузили намного меньше. И судно в какой-то момент оказалось без топлива. Человек переживал, спать не мог. На судне, как правило, есть огромная техническая библиотека, в том числе и медицинский талмуд. А книги не только на русском языке, но и на английском. Еще надо понимать, что капитан не принадлежит экипажу, не входит в него. Он – отдельно. Есть формула – капитан и экипаж. Он единственный отвечает абсолютно за все. Даже, если он спит, а что-то произошло, в ответе за все капитан.

– Подозреваю, что далеко не каждый может стать капитаном. Какую черту в характере нужно для этого иметь?

– Самое трудное – это брать ответственность на себя, не перекладывая ее на других. Капитаном не становятся в один момент. Когда ты приходишь во флот, то постепенно проходишь все ступени ответственности. Например, третий штурман отвечает за корректуру карт, второй за грузовые операции и остойчивость судна. Старпом – жизнь и здоровье экипажа, безопасность, это заместитель капитана и что-то вроде прокладки между капитаном и экипажем, отвечает за многое. Есть свои нюансы. Теперь при самых лучших обстоятельствах, чтобы стать капитаном, нужно минимум восемь лет. Некоторые судоводители имеют капитанские дипломы, но стать им хочет не каждый.

– В вашей молодости были капитаны, на которых можно было равняться?

– Да, в БОПе были настоящие легендарные капитаны, у которых мы учились. Это капитаны Михаил  Абакумов и Борис Певкин. В их честь даже были названы судна. Помню знаменитый случай, ставший анекдотом. Приходит однажды капитану Певкину из компании телеграмма от профсоюза с вопросом: «Каким видом спорта хотел бы заниматься экипаж вашего судна? И какой спортинвентарь вам прислать?». А он отвечает: «Экипаж желает заниматься конным видом спорта. Лошадей и фураж прошу прислать в Вознесенье. Целую, Певкин».

– Забавно! А опасные ситуации в вашей жизни бывали?

– В море всегда опасно. Страшно бывает, если судно попадает в ураган и волна в 10-12 метров поднимается. Как говорят, в море атеистов не бывает.

– А женщин берут в экипаж, и хорошо ли это для него?

– Много женщин работает на судах в качестве повара, но их уже стараются поменять на мужчин. Сейчас новое веяние — все больше девушек приходят учиться в морские училища на разные командные специальности. Про капитанов-женщин в настоящее время я не слышал, а младшими штурманами или механиками работают. До капитанов женщины, за редким исключением, не доходят, потому что, как правило, выходят замуж и остаются с семьёй на берегу.

Я считаю, что быть в командирской должности на корабле – это тяжелая работа, не женская. Сразу возникает много проблем и физического, и морального, и психологического плана. Если честно, судовладельцы стараются не брать женщин на командные должности на судно. Правда, в наше эмансипированное время уже встречаются женщины и на капитанском мостике, и даже в машинном отделении.

 

Валерий рассказывал много любопытного: как отмечают Новый год на корабле, о морской болезни, о своих морских маршрутах. В основном это Европа, начиная от Архангельска и Мурманска, а также Норвегия, Англия, Испания, Гибралтар, Северная Африка, Северное и Средиземное море, Балтика. Италия, Франция, Греция, Турция. Шесть лет отработал на Ямале, в Арктике, в Крыму, сейчас в Калининграде.

«Мы не привыкли отступать!» – это девиз не только Валерия, но и его жены Елены. Все-таки Железняковы и их дети в детстве читали нужные книги.

Валерий Железняков комментирует фото из личного архива

Арктический терминал башенного типа "Ворота Арктики"
Арктический терминал башенного типа «Ворота Арктики»
Демонстрирую толщину льда
Демонстрирую толщину льда
Весна пришла. Танкер во льдах в ожидании ледокола
Весна пришла. Танкер во льдах в ожидании ледокола
Ямальский район. Здесь я прожил три интересных месяца
Ямальский район. Здесь я прожил три интересных месяца
Полуостров Ямал. Закат в ЯраЯха
Полуостров Ямал. Закат в ЯраЯха
На мостике судна. Заполняем оболочки будущего причала под Пионерском
На мостике судна. Заполняем оболочки будущего причала под Пионерском
Bontrup Pearl на якорях засыпает будущий волнолом в Калининградском заливе, на контроле позиционирования буксир Errie. Валерий Железняков на мостике Бонтрапа
Bontrup Pearl на якорях засыпает будущий волнолом в Калининградском заливе, на контроле позиционирования буксир Errie. Я на мостике Бонтрапа

  • Анна Сергеевна

    В последнее годы в СМИ не осталось места для людей -«обезлюдела» журналистика (про банкиров и олигархов — не в счет). Спасибо , «Лицею», а в этом случае И. Ларионовой, что рассказываете о людях, живущих среди нас. О людях, которые делают вроде и незаметные дела, но на них держится многое. А герой этого интервью — настоящий мужик!