Алла Нестеренко, Главное

Горизонт, к которому идёшь всю жизнь (видео)

Фото из архива В.М. Петрова15 октября исполняется 90 лет со дня рождения автора ТРИЗ Генриха Альтшуллера

Не все, чьи жизни он перевернул навсегда, сразу осознали это. Я, например, осознала не сразу. Но все-таки осознала.

В  теории развития творческой личности (ТРТЛ) описан такой феномен – встреча с Чудом. Что-то поражает человека, оставляет впечатление на всю жизнь – и это определяет судьбу. Чудеса бывают разные: рассказ об исчезнувшем  древнем городе поразил воображение юного Шлимана, формулы на самодельных обоях на всю жизнь заразили математикой маленькую Софью Ковалевскую. Но одно из самых распространенных чудес — встреча с Учителем. Помню, как 18 лет назад мой отец Александр Селюцкий, сказал у гроба Альтшуллера: «Дорогой Генрих, ты подарил нам всем встречу с Чудом. Ты сам и был таким Чудом для нас».

Автор теории решения изобретательских задач и теории развития творческой личности Генрих Саулович Альтшуллер был Учителем с большой буквы для множества людей. Кому-то (как моему отцу, например) посчастливилось много переписываться с ним, встречаться, вместе работать. Кто-то однажды попал на его семинар, но сохранил интерес к ТРИЗ на всю жизнь. Не все, чьи жизни он перевернул навсегда, сразу осознали это. Я, например, осознала не сразу. Но все-таки осознала.

Фото из архива В.М. Петрова
На острове Кижи жители встретили Альтшуллера хлебом с солью (1980 г.)

Впервые я увидела Альтшуллера в 80-м году, когда он приехал на первый Петрозаводский семинар по теории изобретательства. Позднее семинары проходили регулярно, каждые два года, и Генрих Саулович приезжал из Баку практически всегда. А в 90-м году он с семьей переехал в Петрозаводск.

Помню, что тризовцы пришли к нам толпой, человек семь их было, и мама определила Альтшуллера только тогда, когда он улыбнулся. Выглядел он не очень солидно, но улыбка не оставляла сомнений в том, кто в этой компании гений.

А еще раньше,  с детства, я знала, что есть такой человек, он придумал методику изобретательства. Он шлет своим ученикам письма.  Письма приходили часто, напечатанные  на папиросной бумаге, – 12 листов помещались в одну закладку пишущей машинки.  Так рассылались фрагменты сводной картотеки, которую собирали неформальные участники общественной лаборатории методики изобретательства (ОЛМИ) в разных концах Советского Союза, творческие и исследовательские задания, аналитика, выводившая на новые инструменты методики, описания этих новых инструментов, материалы для преподавания.

Жена Генриха Сауловича Валентина Николаевна Журавлева, замечательный писатель-фантаст, чьими рассказами я зачитывалась в детстве, вспоминала, что они вдвоем печатали иногда больше 10 таких закладок за один раз.

Фото из архива В.М. Петрова
На семинаре в Петрозаводске (Г.И. Иванов,  Г.С. Альтшуллер, А.Б. Селюцкий)

Сегодня очень много говорят и пишут об инновациях. О том, как трудно их внедрять в разные сферы, в том числе, в образование. О том, как тяжело людям принять инновацию, и о том, как важно людей стимулировать. Когда в возрасте 20 лет я начала вести курс развития творческого воображения для инженеров (надо было помогать папе), я не задумывалась о том, что моя педагогическая жизнь протекает в жестком инновационном режиме. Никто из нас, работавших по материалам Альтшуллера, регулярно отправлявших ему отчеты о том, что получилось, что нет, пытавшихся делать собственные разработки, об этом не задумывался. Мы даже не предполагали, что может быть иначе.

В ТРИЗ (к тому времени методика изобретательства переросла в полноценную теорию) работать по-другому было невозможно, Альтшуллер просто выкинул бы тебя из команды: во всем, что касалось его Дела, он был человеком очень жестким.  Долгое время у нас считалось дурным тоном дважды повторять один и тот же пример, даже если читаешь лекции разным аудиториям. И до сих пор, мотаясь по стране с обучающими семинарами, я каждый раз делываю презентации заново. Где-то глубоко сидит установка – стыдно повториться, позволить себе не продвинуться вперед, не сделать следующий шаг.

На семинарах Альтшуллер дарил женщинам цветы. Обязательно. И пока ситуация позволяла вести курсы не в одиночку, а командой, мои коллеги-мужчины всегда ставили на стол букет. Потому что семинар по ТРИЗ – это праздник, а какой же праздник без цветов и счастливых женщин?

На одном из последних Петрозаводских семинаров
На одном из последних Петрозаводских семинаров

И еще одно, может быть, главное впечатление юности – наблюдение за тем, как Генрих Саулович думает. Это однажды и навсегда разбило мои бытовые представления, что талантливый изобретатель должен фонтанировать идеями, осуществляя этакий мозговой штурм с самим собой. Альтшуллер думал медленно, казалось, что идея постепенно создается, выстраивается, вырастает в его воображении. Научиться и научить думать вот так — давняя и несбыточная мечта, горизонт, к которому пытаешься идти всю жизнь.

Биография Альтшуллера сродни написанным им фантастическим рассказам. Жизнь, полная бурными, порой трагическими событиями и насквозь прошитая изобретательскими задачами и решениями.  Мне кажется, об этом очень хорошо рассказывает единственный человек, с которым вежливый Генрих Саулович был «на ты» (Альтшуллер говорил «Вы» всем своим ученикам и знакомым, независимо от возраста, даже мне, например, и только Селюцкий почему-то стал исключением). Один из рассказов, записанный в 2009 году, мы сегодня разместили в сети.