Главное, Родословная с Юлией Свинцовой

Сквозь стекло

Спектакль об истории стекольной фабрики был сыгран в её стенах. Фото www.meleski.eu

Моих предков и сейчас можно встретить на фамильной фабрике. Не верите? А это так! И узнала я об этом только что, когда писала заметки об эстонской ветви своего Рода…

Амелунги переехали в Эстонию из Германии в конце ХVIII века. Мой 5 раз прадед Антон Кристиан Фридрих, его сыновья Карл Филипп, Антон и Август, немецкие переселенцы и местные рабочие сделали всё, порой даже ценой своей жизни, чтобы фабрика Катарина-Лизетт в Рыйка-Мелески в уезде Вильяндимаа в южной части страны заставила говорить о себе во весь голос на мировой зеркальной и стекольной арене.Более сотни лет её поддерживали, развивали и переводили на новый научно-технический уровень их дети, внуки и правнуки. Наряду с фарфором и мебелью, стекло Амелунгов было третьей основной ветвью промышленности Эстонии. А ещё культурным центром, оказавшим такое влияние на окружающее, которое ценится до сих пор.

Моих предков и сейчас можно встретить на фамильной фабрике. Не верите? А это так! И узнала я об этом только что, когда писала заметки об эстонской ветви своего Рода. Эти находки делают мой рассказ ещё более мистическим, ощущения обострённей, и наше прикосновение во времени не случайным.

В городе Вильянди, что по соседству с местечком Мелески, есть драматический театр «Угала», основанный в 1920 году. В одной из статей о нём сказано: «Всякий раз попадая туда, хочется попросить эстетического убежища. И не только из-за пейзажа вокруг, маленького уютного кафе, культуры оформления программок к спектаклям, а из-за того уровня мастерства, которое демонстрируют его артисты».

Летом 2011-го они осуществили замечательный проект. Сыграли спектакль режиссёра Priit Pedajas «Läbi klaasi», что значит «Через стекло», по сценарию известного эстонского писателя и поэта Матса Траата в помещениях заброшенной фабрики. Пьеса повествует о её двухсотлетней истории, но, как и всегда у этого автора, «главная цель — пробуждение духовности». «Это рассказ о человеке, который делает свою работу с большой любовью и остаётся верным труду и таланту независимо от любых препятствий».

 

Матс Траат не раз писал о событиях сельской жизни и переменах в ней. В южных районах страны, где он родился в 1936 году, «местность холмистее, облака и небо к человеку ближе, почва плодородней, а взгляды идеалистичнее, чем у жителей севера. Люди в этом краю воспринимают мир более мистически. Они знают, души предков остаются вблизи своих домов, чтобы наблюдать за живыми, и часто приходят к нам во снах».

Актёры сами, насколько возможно, расчистили помещение большого цеха. Потрясающая акустика здания поддерживала чистоту и силу звука, песок был полом, в печи горел огонь, и артист выдувал настоящие стеклянные пузыри. Среди главных героев первого акта мой двоюродный четырежды прадедушка Карл Филипп Амелунг, его сын Карл Георг с женой Юлией, и, конечно же, известный шахматист, журналист, историк и хранитель семейного родословия дядюшка Фридрих Амелунг!

В одной из рецензий о происходящем сказано так: «Выдуваемый мастером стеклянный горячий шар формирует ход жизни и делает повороты так же, как колесо истории  в  судьбах людей. Рассказ о вере, надежде, любви, неразрывно связанной с магией. Радужное стекло настолько прозрачно, что в нём можно видеть прошлое и настоящее, но что, если мастер видит и будущее?»

Спектакль театра «Ugala» помог заглянуть в зеркало недавней истории, но кто поручится, что зрители были только с одной стороны стекла? Присутствие духа того времени в стенах старой фабрики признают в один голос все работники театра.

Для художника Лиины Унт сюрпризом стало, что и её старая тётушка работала здесь. «В этом смысле моя ответственность особенно велика. Это, безусловно, возвращение к своим корням, о которых я так мало знаю». Лиина Унт всем сердцем надеется, что фабрика, имеющая славное прошлое,  не исчезнет в будущем. «Несмотря на грязь и запустение, у неё очень хорошая аура. Если говорить о каком-то мистическом духе места, то вот он. Только подумайте, сколько труда сюда вложено!»

Автобус увозил желающих из Вильянди, Тарту, Таллинна в Мелески на расстояние нескольких десятков километров и двухсот позади оставленных лет. И хотя зал мог вместить 400 человек, билеты были раскуплены сразу на все представления. Спектакль был захватывающим, время летело незаметно. В перерыве зрители продегустировали вина (когда-то здесь было и такое предприятие), а во время действия в прорехи крыши сияла полная луна, что придавало заклинаниям на сцене особое могущество. «История раскручивается во времени, начинаясь с момента рождения завода в 1792 году, проходит через 1851-й, когда 10-футовое зеркало Амелунгов получило в Лондоне золотую медаль, и заканчивается со смертью предприятия в 1992-м, когда эстонцы пели свой путь к свободе».

Один из зрителей сравнивает хрупкое и исчезающее мастерство стеклодува со временем, отпущенным режиссёру на освоение стекла сцены. Стекло волшебно, и древние мастера говорили об этом так: «Вначале человек делает с ним то, что хочет, но потом то, что хочет, делает с человеком само стекло». И актёр должен быть таким же терпеливым, иметь внутри себя идею и работать так же быстро, как стеклодув. «Если что-то не выдувается, нужно повторять это снова и снова. Эту работу можно изучить только на практике, одна теория бессильна. Репетировать, репетировать и репетировать…».

Летом 2011 года старое здание ожило на мгновение, вновь привлекло к себе внимание, выступая в качестве культурного центра (Meleski Culture Factory). В нём состоялся и фестиваль поп-музыки, и выставка световых стеклянных скульптур. Один из её авторов, всемирно известный художник, благодарен стекольному заводу за вдохновение. Здесь, где через стекло встречаются прошлое и будущее, на старой основе может родиться новое качество.

Стекло здесь везде, его осколки на стенах, земля густо усыпана ими, «искрится как радуга в бокале и хрустит под ногами во славу прошлого, по ней уже двести лет не ходят босиком дети». Кто-то описывает свои впечатления так: «Я гуляю вдоль стеклянных полей, места сюрреалистического и увлекательного. Вечерние лучи солнца отражаются от  тысячи крошечных кусочков цветного стекла, невидимых на первый взгляд. Каждому из них хочется поделиться с нами своей историей. Все знают, что стекло может упасть и разбиться, а осколки никогда не взлетят обратно и не соединятся вновь. Помните прошлое хотя бы через его фрагменты. А если вам кажется, что невозможно изменить прошедшее, знайте, мы можем повлиять на будущее».

* * *

«Глубокоуважаемые актёры театра Угала!

Вчера  во всемирной паутине по имени Интернет я встретила информацию о Вашем спектакле «Läbi klaasi».  Это было прекрасно!

Антон Кристиан Фридрих Амелунг, главный основатель фабрики зеркал и стекла в Рыйка-Мелески, мой 5 раз прямой прадед. Я  прапрапрапра (4) внучка его дочери Юлии, и зовут меня, случайно или нет, так же).

Я была счастлива увидеть в героях спектакля имена своих предков Амелунгов. Хотя они мне приходятся двоюродными, троюродными, четвероюродными, я чувствую их очень близкими людьми, и ваш край кажется мне родным. С огромным удовольствием посмотрела и прочитала всё, что смогла найти о вас в Интернете.

Мир стекла и правда волшебен, мир прекрасен, когда знаешь свои корни. А я их собираю уже 25 лет. Об Амелунгах узнала всего несколько лет назад, но теперь хорошо представляю историю этого огромного рода. Очень интересно, когда спустя столетия, вижу в своих современниках пережившие время фамильные черты. Стараюсь найти всех, среди них много удивительных и талантливых людей. Наверное, цветные стёкла Амелунгов заставляют сиять и их жизни ярче.

Мне очень приятно, что спектакль проходил в стенах фабрики, и она снова встретилась со своими героями, как бывало раньше.


Если можно, передайте мою огромную благодарность господину Матсу Траату. Возможно, ему интересно будет узнать, что мой брат, Дмитрий Свинцов, прямой потомок Амелунгов, тоже поэт и журналист, театральный критик, работал в Национальном театре Карелии в Петрозаводске. А я, врач по профессии, уже несколько лет пишу небольшие заметки о своих удивительных находках в интернет-журнале «Лицей».


Желаю процветания Вашему театру и новых успехов в творчестве!
С огромным уважением ко всем Вам и благодарностью, Юлия Свинцова.

02.04.2014».

 

steklo_2
Актёры театра Ugala — «мои предки».
http://statistika.teater.ee

Поразительно, но я получила ответ от своего двоюродного четырежды прадеда Карла Филиппа Амелунга! Вернее, от сыгравшего его актёра Тарво Вридолина. Ему приятно было получить моё письмо. Он сожалеет, что я не смогла увидеть спектакль, и постарается прислать мне его полную видеозапись. Ничего, что Тарво не идеально пишет по-русски, а я не знаю эстонского, мы прекрасно поняли друг друга. И потом, я уже знаю два главных слова: «Läbi klaasi» — «Через стекло». Только мне всё больше кажется, что более точен  перевод  «Сквозь стекло», и именно его прозрачность позволила нам соприкоснуться.

Осталось понять, я получила возможность говорить с Тарво, чтобы через него пообщаться со своими предками, или они через меня сами хотят сказать ему спасибо? Одно бесспорно: машина времени всё-таки существует, и летом 2011-го она приземлилась в Мелесках.

P.S. Сегодня, когда казалось, что эта история всё-таки завершена, редакция «Лицея» переслала мне письмо читателя Алексея, чей родственник Георг фон Бок совместно с Амелунгами участвовал в основании фабрики. Именно в честь его жены Катарины и дочери Елизаветы она и получила своё нежное имя. Только с 1806 года единственными хозяевами предприятия стали мои Амелунги. Алексей тоже занимается генеалогией, и, кажется, мы идём не только по пути восстановления истории отдельно взятых семейств, а целого сообщества местечка Мелески! Наверное, наши предки этого очень хотят. Чудеса встреч, проходящих сквозь стекло времени и пространства, никогда не окончатся, если ты не перестаёшь искать и верить.

Писатель Матс Траат один из самых известных современных эстонских писателей.
Писатель Матс Траат один из самых известных современных эстонских писателей.
Foto Annika Haas
Вот уж действительно, театр начинается с вешалки! Foto: Elmo Riig
Вот уж действительно, театр начинается с вешалки!
Foto Elmo Riig
Чему только не приходится научиться настоящему актёру!  foto Jaanus Laagriküll
Чему только не приходится учиться настоящему актёру!
Foto Jaanus Laagriküll

 

Сцены из спектакля «Läbi klaasi» театра Ugala.  foto Jaanus Laagriküll
Сцены из спектакля «Läbi klaasi» театра Ugala.
Foto Jaanus Laagriküll
 fotod Jaanus Laagriküll
Сцены из спектакля «Läbi klaasi» театра Ugala.
Foto Jaanus Laagriküll

 

В августе 2011 года старая фабрика в Мелешках преобразилась в культурный центр. http://www.meleski.eu/
В августе 2011 года старая фабрика в Мелесках преобразилась в культурный центр.  www.meleski.eu
Стены фабрики Катарина-Лизетт сияют разноцветными осколками как в сказке...
Стены фабрики Катарина-Лизетт сияют разноцветными осколками как в сказке…

 

Анонс спектакля «Läbi klaasi». Автор видео — Meelis Laur

Театр Ugala. Автор видео — ugalateater

  • Юлия

    Пример того, что история и доброта не имеет конца)

    Уважаемая Lia, архитектор в Эстонии, окончившая нашу 30-ую школу, вчера нашла адрес
    Матса Траата и любезно поможет мне с доставкой письма, которое я очень хочу ему написать.

    А сегодня получила новую весточку от «своего
    пра…дедушки» актёра Тарво. Он заботливо прислал текст
    самой пьесы. Вот это он хорошо сделал, я его с помощью
    интернетного переводчика переведу и будет понятнее смотреть двухчасовой
    спектакль ))), который я тоже уже могу видеть!

    Все его письма очень добрые, а в конце он написал —
    «Тарво Вридолин.
    (Для друзей просто Вридо)»

    Вот и получается, нет границ ни в прошлом, ни в настоящем)

  • Татьяна

    Татьяна Щ..
    Правильно пишет Юля!!
    «Чудеса встреч, проходящих сквозь стекло времени и пространства, никогда не окончатся, если ты не перестаёшь искать и верить.»
    Желаю новых поисков, встреч и чудес!!!
    Я рада за тебя!

  • Т. Шестова

    Меня потрясает в публикациях Юлии Свинцовой, а в этой оcобенно, то, что она одна из немногих публично противостоит ненависти и шовинизму, которые захлестнули наших соотечественников, с упоением выискивающих врагов. Причем делает это не в лоб, а рассказывая нам истории своей семьи, которые пересекаются с личной историей людей разных национальностей, здесь — эстонцев. На ее заинтересованность они откликаются — письмо актера Тарво Вридолина тому пример. Чем больше таких пересечений, тем меньше станет разделяющих нас баррикад, и у нас появится шанс остановить волну агрессии и злобы

    • Юлия Свинцова

      Мы настолько взаимосвязаны ВСЕ, и мои поиски помогают понять это не по-плакатному и не по-книжному, что любая вражда и ненависть оборачиваются против нас самих самым разрушительным образом.
      И, наоборот, история семьи показывает без нравоучений, что только в созидании и доброжелательности выход из тупика с умножением положительных результатов для обеих сторон.

  • Ангелина

    «…но кто поручится, что зрители были только с одной стороны стекла?» Когда я прочитала эту строчку, словно мурашки пробежали по телу. И я верю, что это не мистика. Ну не могут такие события быть простым совпадением! Да, и слишком уж их много, Юлия, с тех пор, как вы занялись поисками своего рода по линии Вашей мамы! Завидую Вам по хорошему: Вы — как первопроходец, попадающий в увлекательное путешествие в историческое прошлое! И нас, читателей, с собой берете)

    • Юлия Свинцова

      Эта фраза не из многочисленных рецензий, переведённых с эстонского с помощью переводчика Гугла, сама пришла ко мне. Из-за стекла?)

      В этой истории так много волшебства — и мистика юга страны, и магия искусства стеклодува, и даже художник театра связана с этим местом своими предками, и неожиданное, но такое важное письмо Алексея.
      Я не настолько верю в волшебство, я уже говорила — время лишь условно разделено на периоды, всё происходит сейчас, главное, поймать ветер, или волну, или рассмотреть отражение за стеклом)
      Наверное, важно быть открытым для прошлого, тогда оно пройдёт через тебя и соединится с будущим, будет одно целое, цельное, без повреждений и разрывов и, наверное, живое.