Главное, Михаил Гольденберг

Всё будет!

OLYMPUS DIGITAL CAMERAКак прекрасно встретить рассвет в горах Швабского Альба! Утром я убегал туда не только ради спортивного интереса. Фотографировал, сожалея, что нет под рукой любимой акварели. Подо мною лежал город Тюбинген.

Двадцать один год назад я впервые побывал здесь, приезжал потом много раз, но ноябрьская красота этого года тронула все душевные струны. Эти предальпийские горы и долины приводят в восторг и позволяют вволю напиться тишиной.

Коренные тюбингенцы – швабы. О них ходит много анекдотов, в которых подчеркивается их страсть к чистоте, доходящая порой до чистоплюйства, трудолюбие, граничащее с абсурдом, и особенная скупость, превращающаяся иногда в скаредность. Символ швабов – крендель, который у них называется бретцель. Бретцель от немецкого кренделя имеет ряд отличий: толстый пузик вспорот, сплетенные ручки тонкие, он чуть посыпан солью. Именно таким бретцелем подавился американский президент Буш-младший.

Особенности этого визита делегации петрозаводчан можно было бы выразить математически: 100 – 25 – 100.

Столетие Первой мировой войны

Двадцатипятилетие побратимских связей Петрозаводска и Тюбингена

Столетие Мурманской железной дороги

Символически визит совпал  еще с одним юбилеем – 25 лет назад, в ноябре 1989 года, рухнула Берлинская стена.

В ходе торжеств вспоминали главные вехи побратимских связей, активистов сотрудничества. Бургомистр Тюбингена Борис Палмер (член партии зеленых, ездит по городу на велосипеде или ходит пешком) в своей речи был изысканно дипломатичен: «Тюбингену прочили в побратимы Симферополь, но в конечном итоге нам достался Петрозаводск. Теплое Черное море пришлось сменить на холодные воды Онежского озера. Но сейчас я счастлив, что нам достался именно Петрозаводск. Каким же сложным было бы мое положение сегодня, если бы нам достался Симферополь…»

За круглым столом, посвященном 25-летию побратимства, много говорили о накопленном опыте, о планах на будущее.  Немецкие активисты задавали нам вопрос: «Как улучшить имидж России в Германии?». Немцы все еще мало знают о нас. Или усвоили только негатив. Порой их знания о России граничат с абсурдом. «Съешьте яблочко, у вас ведь в России этого нет», — приходилось слышать некоторым гостям из Петрозаводска. Берлинская стена в головах представителей обеих сторон еще не разрушена полностью. Мы про швабский бретцель знаем, но хотелось, чтобы в Тюбингене знали и карельскую калитку. Кстати, в составе нашей делегации был повар, который  в одном из ресторанов угощал немцев карельской кухней.

В ходе дискуссии говорили о роли истории России и Германии в воспитании молодежи. Один профессор из Тюбингена, преподающий в Варшаве, ознакомил с результатами опроса польских студентов: «Мы не хотим быть внуками жертв истории», – именно такая мысль звучала в ответах молодых поляков. «Хочет ли немецкая молодежь быть сегодня внуками палачей?» – сделал умозаключение профессор. Я подумал о том, хочет ли наша молодежь быть внуками победителей? Семьдесят лет – срок уже немалый. Может, действительно закрыть страницы нашего драматического, скорее травматического прошлого? Нет! Необходимо сделать всё для того, чтобы мосты между поколениями существовали. Иначе – пропасть… Кстати, бросалась в глаза возрастная проблема активистов побратимства: угроза разрыва между поколениями налицо. В газете «Швабский листок» назавтра была напечатана статья «Круглый стол с острыми углами»…

На открытие выставки в городской музей Тюбингена пришло много людей.  Организаторы посвятили ее 100-летию Первой мировой войны. Фотографии,  вещи, документы из фондов музеев Тюбингена и Штуттгарта совместились с документами из семейных архивов тюбингенцев. Принесли даже военную форму, хранившуюся в семье. У нас такая выставка была бы уже невозможна. Немцы не боялись хранить это дома, да и другая у них культура исторической памяти.

Гармоничной частью этой выставки стала экспозиция из фондов Национального музея Республики Карелия «Немецкие военнопленные на строительстве Мурманской железной дороги». Среди военнопленных, строивших эту дорогу, были и швабы – уроженцы этих мест. Как приятно было слышать имя Петрозаводска и Карелии в самом сердце Европы! Оказывается, исторические судьбы Карелии и Тюбингена часто переплетались и порой весьма драматично… Наша выставка будет открыта до марта. С руководством музея обсудили планы на будущее.

Один немой «памятник» Первой мировой войне меня поразил больше всего. Это реабилитационный госпиталь для раненых. Отреставрированный, ухоженный, с памятными рельефами, на которых запечатлены раненые и врачи…  Под шепот кленовых листьев я  бродил и размышлял о том,  сколько молодых судеб, несбывшихся надежд и искалеченных талантов похоронено в этих стенах. Страшная штука война! К сожалению, у нас таких госпиталей я не встречал.

Конечно, потряс новый музей автомобилей «Мерседес» в Штутгарте. У входа памятник… лошади, как символу лошадиной силы. На стене слова императора Вильгельма II: «И все-таки я верю в лошадь. Автомобиль – это не более чем временное транспортное явление». Кайзер ошибался не только в решении политических задач. Мы провели в этом музее день. Проголодались. Вспомнили, что кошельки сданы в камеру хранения, которая находится во входной зоне. Вернуться в музей сразу не удалось: «Извините! Впуск в музей временно прекращен из-за переполненности посетителями. Будьте любезны подождать 10 минут», – проинформировала нас служба охраны. В музее сотни «Мерседесов» – от самых первых, каретных, – до самых последних, выпущенных в прошлом месяце. Деньги затрачены колоссальные, но они непременно вернутся. Судя по нашей попытке войти в музей повторно, немцы деньги считать умеют.

Это поездка была особой. Она проходила на фоне беспрецедентно непростой международной обстановки. Конечно, это чувствовалось в общении, в обстановке (даже видел немногочисленный митинг в поддержку России). Хотя большая часть немцев мыслит в фарватере своего пропагандистского бульона. Впрочем, как и большинство из нас. Трудно быть Богом, то есть мыслить самостоятельно.

Меня пригласили выступить на факультете славистики Тюбингенского университета с лекцией о поездке в 1933 году группы писателей на строительство Беломорско-Балтийского канала (в Национальном музее хранятся фотографии об истории строительства канала). Лекция шла по-русски. Эта группа студентов изучает русский язык, русскую литературу, прилично знает историю России. Понимания было гораздо больше…

Три года назад не стало главного мотора побратимских связей – Йорга Бозе. Это он в начале 90-х организовывал гуманитарные грузы, привозя в Петрозаводск медикаменты, продовольствие и другие необходимые вещи. Это он организовывал теплоходы в Карелию, привозя по 600 немецких туристов, это он… Всего не перечислишь. Многое держалось на докторе Бозе, прекрасно знавшем русский язык, обожавшем русскую литературу, любившем Россию. «Что сегодня сказал бы Йорг?» – этот вопрос витал и задавался многими вслух. «Да он просто порвал бы тех, кто позволил выразить высокомерие и неуважение к России», – звучало в ответах. Йорг обладал потрясающим чувством юмора и самоиронии. Вспоминали, как ему присвоили звание почетного гражданина Петрозаводска и проинформировали о льготах: бесплатный проезд в городском транспорте и похороны за счет мэрии. Когда в петрозаводском троллейбусе у него потребовали деньги за проезд, Йорг пошутил: «Если еще и не похоронят за счет мэрии, то совсем грустно будет…».

На могильной плите Йорга Бозе по-русски написано его любимое выражение: «Все будет!».

Михаил Гольденбрег с символом швабов - бретцелем
Михаил Гольденбрег с символом швабов — бретцелем
На открытии выставки в городском музее Тюбингена,  посвященном 100-летию Первой мировой войны
На открытии выставки в городском музее Тюбингена, посвященном 100-летию Первой мировой войны
tuebingen_1
На вернисаже было многолюдно
За круглым столом с острыми углами
За круглым столом с острыми углами
Госпиталь для раненых Первой мировой войны
Госпиталь для раненых Первой мировой войны
Новый музей автомобилей «Мерседес» в Штуттгарте
Новый музей автомобилей «Мерседес» в Штуттгарте

tuebingen_7

tuebingen_6

tuebingen_8

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

tuebingen13

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Слова Вильгельма II: «И все-таки я верю в лошадь. Автомобиль – это не более чем временное транспортное явление». Кайзер ошибался не только в решении политических задач..
Слова Вильгельма II: «И все-таки я верю в лошадь. Автомобиль – это не более чем временное транспортное явление». Кайзер ошибался не только в решении политических задач…

Фото из личного архива Михаила Гольденберга

  • Владимир

    Козин Владимир

    Михаил Леонидович, не пора ли укреплять связи не только между чиновниками городов, а между футболом Тюбингена и Петрозаводска.
    Прошу Вас, как главного болельщика ФК «Карелия» посодействовать этому.

  • Михаил Гольденберг

    Принимали очень радушно. И лекции, и семинар, и особенно выставка вызвали большой интерес. Но ситуация чувствовалась…

  • Антонина Николаевна

    Приходилось не раз бывать в Тюбингене, с разными профессиональными группами. Всегда принимали радушно. А сейчас, даже судя по этому аккуратно написанному тексту, вновь напряжение, недоверие. Печально…