Застолье с Владимиром Софиенко

Миска с пельменями

{hsimage}День рождения моей мамы – 9 мая — вся страна встречала Парадом Победы. Так уж произошло, что два замечательных праздника в году наша семья отмечала в один день. Мальчишкой меня не оторвать было от черно-белого экрана ламповой «Березки», где по главной площади страны, отзываясь эхом прошлой войны, грозно катилась мощь и гордость Советской Армии, народа.
 
С нетерпением я ждал вечера. Отшумел разносольный праздничный стол поздравлениями, разговорами, песнями… После танцев захмелевшие гости разошлись по домам. Отбрякала на кухне грязная посуда. Я усаживаюсь напротив папы и жду его рассказов о войне. Пятилетним украинским мальчиком прошел он ужасы оккупации.
— Папа, а какие были фашисты, — спрашиваю его, — злые?
— Разный немец был, — отвечает он, — те, кто квартировался у нас в хате, ничего. Помню, как-то зимой каратели приехали на мотоциклах, натащили соломы, улеглись у печи, пьют шнапс, хлебом-салом закусывают, а мы с сестрой еле на ногах стоим от голода, смотрим на них. Бабушка твоя о стену оперлась, чтобы не упасть, стирает им исподнее. А они лежат сытые, с красными лицами, гогочут. Ловят друг у друга вшей, кидают на раскаленный лист печи, кричат:
— Русиш партизанен капут!
В сорок четвертом у нас во дворе танк немецкий стоял. Мне и сестре моей младшей плитка шоколада от немцев досталась. А вообще, голодно было и страшно. Особенно лютовали немцы, когда входили в село и когда отступали. Люди кто куда прятались: кто в лес, кто в землянки. Когда наши войска наступали, засыпало нас, чуть не задохнулись. Взрослые вырыли небольшой лаз наружу, я смог протиснуться и позвать на помощь. Двое так и остались в землянке – придавило их.
Когда наши пришли, мы мукой разжились. Помню, еще один красноармеец с бравыми усами и гвардейским значком на груди дал нам горсть сушеных грибов. Долго потом вспоминались мне те пельмени с грибами. Много их получилось, целая миска, а есть сразу все нельзя – заворот кишок мог получиться.
Уже ночью мне снились разомлевшие от жары и водки каратели, расчерченное огненными стрелами «катюш» черное украинское небо, широкие мозолистые солдатские, ладони полные ароматных грибов. И другое, мирное небо, теперь застланное разноцветными огнями праздничного салюта…
 
«Лицей» № 5 2010