Застолье с Владимиром Софиенко

Сейды острова Кухка

Владимир Софиенко
Из поездки на Ладогу Владимир Софиенко вернулся впечатленным красотой шхер и величием сейдов. А еще привез новый рецепт – лисичек по-карельски.

 

 

 

 

 

 

Наш катер, словно плугом, вспарывал тугую тёмную ладожскую волну. Она взрывалась изумрудным светом под лучами низкого северного солнца, сердито пенилась, и, отвалив по бортам, воссоединялась вновь за кормой, за далеко тянущимся шлейфом, оставленного мощными винтами. 

Из-за надрывного рёва дизеля было трудно разобрать собеседника. Говорили коротко. В основном восхищались красотой ладожских шхер, или проплывающего мимо изломанного скалистого берега очередного неприветливого острова. Мы сидели на корме, на открытой, продуваемой ветром палубе. Иногда винты закидывали на нас холодные брызги, они неприятно холодили, загоняя в трюм за тёплой одеждой. К концу короткого перехода, наши августовские наряды сменили октябрьские вещи.

–  А это остров Пупок! – крикнула из рубки Ася, указывая на одиноко торчащий из воды островок с двумя-тремя деревцами с низкими, пригнутыми ветрами кронами.

 

Ася –  художник. В этот раз на свой ежегодный пленэр она пригласила меня с семьёй. Прячась от ветра, ко мне жалась Лена, укутанный одеялами спал на коленях сын Саша.

–  Дрова там хоть будут или самим рубить придётся? – я вовсю мечтал о костре и горячем чае.

–  Сами добудем, –  Виталик, высокий крепкий парень лет тридцати, приподнял «Хускварну», стоявшую у его ног.

–  Серьёзная техника, –  одобрил я.

–  На островах без неё никуда, –  перекрикивал он рёв мотора. – Не каждое дерево сможет вырасти на этих скалах. Ветра здесь сильные и гуляют туда, куда им вздумается. Поэтому стволы деревьев в таких местах витые, одним топором не справиться.

Остров Кухка встретил нас далеко выдающимся каменным лбом причала.

 

Мы, в количестве тринадцати человек, высыпали на берег и по отлаженному сценарию погрузки, выстроившись цепочкой, сгрузили на берег вещи. Оказалось их очень много. Планшеты, рюкзаки, лодка, удочки, пакеты с едой из расчёта на семь дней, складные столы…

 

Осторожно тарахтя, катер отчалил от берега. Махнув на прощанье рукой, капитан встал за штурвал. Скоро катер исчез за каменистым мысом, а вместе с ним и волнение воды за кормой. Мы остались одни…

Через два дня пребывания на острове мы выяснили, что спрятаться от людей нам так и не удалось. Медленно, но верно остров захватывают дачники. Высаживаются десантом спортивные школы из Лахденпохьи.

Утро третьего дня выдалось ярким, солнечным и безветренным. Быт нашего палаточного лагеря наладился. Под навесом, недалеко от очага, главного места лагеря, сложена аккуратная поленница, рядом обеденный стол (под ним неизменно наполняется пакет с ярко рыжими лисичками), палатка с провизией. Пузатые котелки дымятся ароматной снедью…

 

С восходом солнца наш лагерь пустел: художники в поисках только им понятного «нужного освещения», обвесившись планшетами, разбредались по острову.

 

С каждым их возвращением пакет с лисичками становился всё больше.

–  Папа, раньше здесь люди жили? – спрашивает меня Саша.

–  Конечно, –  отвечаю я.

–  Вот бы здесь найти клад! – мечтательно протянул он.

Мы гуляли по каменистому пляжу. Розовый с фиолетовыми кляксами, словно с нанесёнными на камне петроглифами, он походил на природную галерею. Вот рядом с фиолетовым желобом застывшей в камне реки она разместила розовых «лучников», чуть подальше – причудливую рыбину с большим плавником-гребешком, жирафа с длинной сломанной пополам шеей…

–  Папа, смотри! А вот олень! Видишь, как он вскинул рога?

–  Как ты думаешь, Саша, на что похоже это место? – спрашивает Лена, –  что мы с тобой сейчас читаем?

Саша, после недолгого раздумья расплылся в улыбке.

–  На «Листы каменной книги». А что, здесь жил Льйок?

Мы рассмеялись.

–  Может, и жил, когда-то очень давно… –  я посмотрел вверх, туда, где лысина сопки, карабкаясь вверх, наползла на самую высокую точку острова, и не поверил своим глазам. Над нами, словно древние хранители этих мест, нависали своими громадами сейды. Еще не веря в то, что обнаружили, мы поднялись на сопку.

 

Огромные валуны, опирающиеся на камни поменьше, были выстроены в полукруг. Казалось, все они очутились здесь по чьему-то сакральному замыслу, непреклонной воле, тревожно всматривались вдаль. Площадка капища была обращена на Ладогу. Перед нами лежал остров Пупок, а в глубине, там, где сходились небо с ладожской водой, в лёгкой дымке, еле различимо, горели крапом золота Валаамские купола…

 

Не помню, сколько так простояли. Уже в лагере мы рассказали о своей находке.

– Идём туда! –  твёрдо сказали художники.

Уже поздно вечером, у костра, мы делились впечатлениями. Солнце закатилось за горизонт. У наших ног, в сложенном из камня очаге, хороводили языки пламени, согревая нас своим танцем. Было тихо.

 

Лисички по-карельски

(рецепт от Аси Примак)

 

Лисички

Лук репчатый

Картофель

Соль, вода

Лисички промыть и целыми ссыпать в казанок. Влить стакан воды (чтобы грибы не пригорели), добавить нарезанный полукольцами репчатый лук и поставить на медленный огонь тушиться до готовности. По мере уваривания можно добавлять грибы, сливая лишнюю воду.  Посолить. Подавать целыми с жареным картофелем.

  • Tatyana

    Природа Карелии очень похожа на канадскую

  • Ася

    Как всегда — живописно, Владимир.Все пережитое представилось в сочных картинках. Надо рассказать о статье всем друзьям-знакомым. Кстати остров Кухка и близлежащие его острова таит очень много секретов,и крест,и клады,и церкви,и финские городища заброшенные со временем…
    Ждем следующего августа?..)))))