Конкурс короткого рассказа «Сестра таланта»

Женька

Сайт_Сестра_таланта_логотип

Этот рассказ прислала из Кондопоги Анна Соснова. Она работает на железной дороге дежурным по станции. Пишет стихи и прозу. 

Ее рассказ стал десятым из тех, что прошли предварительный отбор и вышли во второй этап нашего конкурса. 

Наш маленький вокзал всегда притягивал бомжей: поездов ночью немного, да и пассажиров от силы с десяток наберется. А когда расформировали линейный пункт полиции, то вообще вольготно стало – спи сколько хочешь.

Этот парнишка появился как будто вдруг. На самом деле на таких людей внимания обычно не обращали, но молодость и опрятность в сложившихся обстоятельствах вызывали интерес. Невысокого роста, с коренастым телом, но слишком худым, будто чужим лицом, на котором особо выделялись карие, потухшие от безысходности глаза, вечно взъерошенные, сколько ни приглаживай, волосы, в стареньких джинсах и фуфайчонке, повидавшей виды, но бережно подшитой белыми нитками – других, видимо, не нашлось – этот молодой человек скорее походил на работягу, чем на бомжа.

Говорил он мало, только если спрашивали, и всегда по существу. За месяц коротких разговоров общими усилиями мы узнали, что зовут парня Женькой, что ему тридцать пять лет и на улице он оказался после сделки с черными риелторами: пытался сменять свою двушку, доставшуюся от матери по наследству, на однокомнатную, потому что с зарплаты шофера платить за полупустующую квартиру не хотелось. С работы почти сразу уволили по сокращению штата как самого молодого, а на новую без прописки не брали. Женька подался было к родне в деревню, но те его дипломатично спровадили обратно в город – своих, мол, нахлебников хватает.

Сначала он прибился к бомжам, что обитали в подвале дома неподалеку от вокзала, но выяснилось, что эта гвардия подворовывает. Новых проблем наживать не хотелось, потому и ушел. Так вокзал стал его ночлежкой, тем паче, что в контейнере за близлежащим кафе можно было под утро разжиться очень даже приличной едой. Здесь его и застал как-то хозяин, предложил за две тарелки горячего в день убирать вокруг кафе, ну и так еще что-нибудь по мелочи. Женька согласился с условием, что найдет хозяин ему место, где можно будет хоть раз в неделю помыться. На том и порешили.

Перемену почувствовали все! Так чисто у этой забегаловки еще никогда не было: к половине восьмого утра территория была идеально выметена, и урна, которой не раз доставалось от изрядно выпивших посетителей, старательно очищенная от ночного хлама, стояла на своем привычном месте как ни в чем не бывало. Да и ночуя на вокзале, Женька не давал другим мусорить – одной головной болью у нас стало меньше.

Со временем мы привыкли и к самому Женьке, и к тому, как выдергивал он из задумчивости нас, бегущих на работу, своим «Здрасьте!». Мы растерянно оборачивались, отвечали тем же и спешили скрыться в здании. Так промчалось полгода.

А в то утро Женька исчез. Вместо него нас встретила опрокинутая на бок урна и разбросанный повсюду мусор. Разойдясь по рабочим местам, каждый придумывал версии произошедшего. К обеду стали обсуждать вслух все вместе. К вечеру, когда нетерпение достигло своих вершин, было решено отправить с расспросами к хозяину кафе самого старшего из нас – Иван Иваныча.

Иваныч вернулся минут через семь хмурый, задумчивый. Сев на стул, он долго смотрел в какую-то одному ему известную точку, а потом окинул нас взглядом и как-то слишком уверенно, будто боялся, что мы не поверим, сказал:

– Нет больше нашего Женьки! Ночью помер! Врачи сказали, что воспаление легких запустил и вот…

Мы замерли. Что-то невидимое сжалось внутри и комом встало в горле. Этот чужой, по сути, человек вдруг стал нам каким-то близким, почти родным. И он ведь действительно сильно кашлял в последнее время, но внимания никто не обратил.

– Надо же, – продолжал больше сам с собой Иваныч, – вот придешь иногда без настроя, отработаешь абы как да домой поковыляешь к теплу, к уюту… А тут больной да за тарелку супа и такая чистота! А я ведь ему даже руки ни разу не подал – видите ли, бомж! Не по-людски это как-то, не по-людски…

В этот день с работы уходили тихо, прощались, не поднимая глаз, полушепотом. Словно боялись разбудить уставшего от работы Женьку.

Условия участия в конкурсе короткого рассказа Сестра таланта 

  • Анна Сергеевна

    Зацепило!!! До чего же мы докатились! Практически все!(( Начинаем жалеть, когда уже ничего изменить нельзя…Считаем себя жалостливыми, а на самом деле черствые, черствые!…

  • ИЛ

    И меня тронуло…До глубины души…Простой такой рассказ. вроде не замысловатый, без выпендрежа.. Человечный..

  • Игорь

    Рассказ любой из «глубинок». Язык здешний, понятный с первого раза, действие — не вселенское, на переднем плане — лишь положительные герои. Здесь, далеко, нет отрицательных — рождены все были одинаковыми… Как и положено — добрый конец.
    Добро и раньше побеждало зло, а теперь подавно. Большому городу сей текст не близок. Нет там отдельно взятых людей. Не заметны они друг другу в своей единообразной суете опускания жетонов в метро.
    Написано просто, незатейливо, пусть и без пары тройки крутых виражей сюжета, но с глубоким чувством.

  • Т. Шестова

    Тронул рассказ, за живое задел. Нет в нем художественных красот, но есть правда жизни. Сколько таких женек мы не замечаем, мимо проходим, руку брезгуем протянуть…