Конкурс короткого рассказа «Сестра таланта»

Безнадёжный случай

Сайт_Сестра_таланта_логотипСергею Фоменко 28 лет, живет в Самаре. Работает инженером-археологом в геодезической фирме. Его стихи публиковались в сборниках, статьи и очерки о современном искусстве, литературе и философии во всероссийских толстых и глянцевых изданиях — от «Искусства кино» до MAXIM. Постоянный автор журнала о кино «25 КАДР». 

 

Едва лишь наступил долгожданный перерыв, Алексей закрыл изнутри свой приемный кабинет и принялся нервно прохаживаться из стороны в сторону. Зеркало на стене напротив время от времени ловило его усталое, озабоченное лицо.

Случай – возможно, редчайший в его практике – никак не выходил из головы, отвлекал от работы, манил всевозможными вариантами, которые последовательно отвергал. Медицинская загадка!

Алексей вздохнул и присел на подоконник. Неужели все безнадёжно?

Да, завтра консилиум – вероятно, даже не такой формальный, как обычно, но вряд ли он многое прояснит. Алексей призадумался.

– Как вы чувствуете себя?

– Прекрасно, просто замечательно, снова переживаю вторую молодость, – как-то неформально отвечала на формальный вопрос пациентка.

Сухонькая старушка, маленькая, неприметная, в видавшем виды пальто, которое носила, похоже, независимо от времени года,  и пестрой косыночке – сколько таких уже прошло через его кабинет? Сколько было в его практике и сколько еще будет?

Нет, решил Алексей, такая встретилась впервые.

– На что жалуетесь?

– Ни на что! Все прекрасно, я радуюсь жизни, правда-правда, – шутила старушка.

Шутила ла?

Привели ее подозрительные родственники, угрюмые неулыбчивые люди, как-то терявшиеся на фоне подвижной бабушки в серых коридорах.

– Какая старость, о чем вы? Я чувствую себя такой живой, энергичной!

Отправили, конечно, к психотерапевту, но за многолетним отсутствием такого специалиста передали невропатологу. Несмотря на все его усилия, ничего найти не удалось. Деменция не подтвердилась. Вернули к терапевту. Случай оказался не таким простым, каким обязан был быть на первый взгляд.

– На что все-таки жалуетесь? – снова и снова подступал к ней Алексей с вопросом.

— Ни на что, совершенно ни на что! – вновь обескуражила пациентка, — Я просто радуюсь жизни. Вчера, сегодня, сейчас. Вот и все.

«Что-то подобное было наверняка где-то описано. Кажется, у Оливера Сакса, – размышлял меж тем Алексей. – Но там радость вызывала инфекция, раздражение палеокортекса. А здесь… ничего!»

Нужно повторить энцефалограмму, а еще общий анализ крови… Ладно, может, консилиум что-нибудь прояснит. Тем более там будут старый острослов Николай Палыч и Люба Карпова – пожалуй, самый очаровательный терапевт этого учреждения. Но много ли это даст диагностике?

На протяжении всего приема добродушная бабушка улыбалась ему, пыталась шутить, рассказывала про непоседу-внука, а Алексей перебирал в уме один за другим варианты диагноза, примеривал их на пациентку, представлял, анализировал. И снова отвергал. Безнадёжно…

В стране, где треть населения находится в состоянии предболезни, женщина на седьмом десятке не может чувствовать себя счастливой. Это нонсенс, отклонение, патология!

Или чудо?

Часто ли в жизни встречаются чудеса? Даже врачам?

Казалось бы, в таком месте это невозможно. Неприметная поликлиника, затерявшаяся в низине городской окраины, в запыленном сквере, опутанном дорожной сетью. Алексей смотрел в окно и видел, как на деревьях больничного скверика распускаются почки, как оживает чахлая растительность, вставая навстречу запущенному больничному зданию, у дорожек которого еще лежали грязные холмики недотаявшего снега.

– Мне просто хорошо, доктор. Спасибо, что беспокоитесь, но мне на самом деле не на что жаловаться. Вы не верите?

«Верю ли? – вслух размышлял Алексей, хотя пациентка давно ушла, твердо пообещав завтра прийти на новый осмотр. – Верю, что можно просто, просто радоваться? Нет, не так: существует ли диагноз для счастья?»

Может, стоит пошутить так завтра, на консилиуме?

Алексей посмотрел в зеркало, на свое еще молодое, но уже такое усталое, озабоченное лицо. Вспомнились студенческие годы, лекция по истории медицины, на которой им рассказывали, как в XIX столетии группа врачей в Мюнхене объявила безнадежно больным баварского короля-мечтателя Людвига. Тогда, студентом, Алексей сочувствовал монарху, хотя уже немного сомневался в его душевном здоровье. Но, если человек счастлив, нужен ли термин для его мечты, нужен ли очередной поименованный синдром для радости?

– Я просто радуюсь жизни. Все прекрасно, просто замечательно. Вы мне не верите? – говорила старушка сегодня утром.

Еще один тест на деменцию? Энцефалограмма?

Или просто поверить? Кому, как не доктору, последователю самой неточной науки в мире, не верить, что чудеса еще случаются?

И на самом деле, ему когда-то верилось, когда-то все казалось возможным. Пять лет назад Алексей пришел по распределению в эту поликлинику, чтобы помогать, делать невозможное и верить.

Алексей открыл окно и вдохнул воздух ранней весны. Почему счастье должно быть непременно диагнозом? В каком справочнике по патологии это написано?

Лучше спокойно завершить прием сегодня, перекинуться парой острых и совсем не медицинских словечек с Палычем, а вечером… вечером можно попробовать пригласить Любу на свидание. Что Алексей собирался сделать уже год, да все как-то откладывал.

– Вы не верите, доктор?

«Да верю, черт возьми, почему бы и нет!» – вслух сказал Алексей.

Ну а консилиум можно и отложить.

Условия участия в конкурсе короткого рассказа «Сестра таланта»

  • Игорь

    Не верю! Если в финале: Алексей на консилиуме заявил о своем увольнении — может быть. С натяжечкой, но сошло бы за фарс. Иначе — нет!