Главное, Культура

Быть? А может даже и не быть!

Сцена из спектакля "По Шекспиру" Театра кукол РК

О премьерном спектакле «По Шекспиру» в Театре кукол Карелии.

Автор сценарного плана и режиссер-постановщик Наталья Пахомова

Художник-постановщик Елисей Шепелев

 Композиторы Александр Леонов и Ольга Гайдамак

 Режиссер по пластике Максим Пахомов

Спектакль по своему звучанию оказался на редкость современен и обжигающе горяч, несмотря на его «датскость»: 2014 год объявлен годом Шекспира. Редкостный талант режиссера-кукольника, тяготеющего именно к трагедии (вспомним «Грозу» и «Козу Злату» в постановке Натальи Пахомовой), достаточно уникальное явление в истории современного театра. Хотя здесь уместно вспомнить Резо Габриадзе и Андрея Денникова. Своими спектаклями тонкий и на редкость искренне переживающий за судьбы страны и мира режиссер Наталья Пахомова доказывает, что кукольному театру доступны любой жанр и любая тема.

Сцена из спектакля "По Шекспиру"
Сцена из спектакля «По Шекспиру»

Спектакль построен в форме суда над Шекспиром: почему в его пьесах столько крови?  Обвиняет гения нашего  Вильяма шут – бедный Йорик, точнее, череп бедняги, родной брат нашего русского Петрушки. Зрители первых рядов сидят в бумажных париках, являясь своего рода присяжными заседателями. Это основа формы спектакля, духом которого является все-таки эстетика традиционного театра: «петрушечный» комментарий к «Гамлету», «Макбету» и «Королю Лира» (Йорик – Марина Збуржинская, она же Гертруда), кукольные реакции и поведение Гамлета на полном серьезе (Любовь Бирюкова. Интересно, как бы смотрелся этот принц в драматическом театре?), замки,  возникающие из книжных страниц, и многое другое.

Временами соединение эстетик высокой трагедии и кукольного театра шокирует, но, как это ни странно, сливается в ансамбль, близкий к идеальному. Весь спектакль – своеобразная интеллектуальная игра, пронизанная тонкой иронией режиссера и актеров, игра, которая возможна далеко не в каждом театре. Наталье Пахомовой повезло на актеров, а Петрозаводску именно на такой артхаусный театр кукол.

Сцена из спектакля "По Шекспиру"
Сцена из спектакля «По Шекспиру»

Режиссер доверяет интеллекту зрителей, их чувству юмора. Особенно тогда, когда огромные куски ролей Ведьмы из «Макбета» и короля Лира звучат на чистом,  удивительно красивом и выразительном английском языке. Зрителю всё понятно без слов. И в этом заслуга актера Владислава Тимонина. Он прекрасен в своей необычной пластике как в шаманских ведьминых кругах, так и в оригинальном рисунке роли старого больного Лира с дрожащими руками. Мне показалось, что в этот момент и у некоторых зрителей задрожали руки. Да, у ведьмы-то тоже были руки – огромные, загребущие. Это уже заслуга художника-конструктора Евгения Ангелова.

В отдельных напряженных сценах звучит настоящая (в моем понимании) английская музыка. К моему удивлению, она оказалась авторской, написанной специально для этого спектакля.

Представление насквозь метафорично. Большая метафора, пронизанная мириадами маленьких, начиная с самого начала, с огромной груды шекспировских фолиантов, в которой с трудом находятся переводы Т. Щепкиной-Куперник, М. Лозинского и Б. Пастернака, над которыми шут тут же не преминет поиздеваться. Но у него такие обязанности и полное на то право.

А главная метафора спектакля – острое перо-шпага. Оно пишет. Оно и закалывает насмерть.

Виноват ли в чем-то Шекспир?

«Нет, не виноват», – говорю  я, присяжный заседатель. Он не виновен, как не виновны  Достоевский и Лев Толстой. А как же океан кровавой жестокости и горы трупов у нашего подсудимого? Всё это только искусство, в котором нет запретных тем, главными из которых навсегда останутся любовь и смерть. Скорее виноваты мы, присяжные заседатели. Приходя домой и включая телевизор, мы видим океан жестокостей, реальных и киношных, и тем не менее ожидаем исключительно любви.

P.S. Не могу предположить, насколько спектакль будет посещаем. Он сложен по форме, восприятию и не всем понятен. Спектакль элитарен. Но это тот случай, когда тебя может затянуть не «что», а «как». Посмотрите и вынесете свой вердикт сами.

Фото Театра кукол РК

  • Дмитрий

    Поддержу Валерия! просится в Европу!!! Гениальная постановка и выдающееся музыкальное оформление!!!

  • Наталья

    Спектакль сделан талантливыми людьми, перед нами эксперимент, и это мне нравится! Нельзя же все время на кассу работать, надо и элитарные вещи ставить, искать новое, дерзать. Без этого было бы скучно. Тоже представляю этот спектакль на фестивале, ну а почему бы и не у нас на «Ламбушке»?

  • Валерий Ананьин

    Борис, ты гигант: решился на рецензию. Я бы не рискнул: нет у меня четкого окончательного ощущения. Наверное, это субъективно, — но мне лично весьма мешал искусственный «кукольный» (с явным перебором, по-моему, да плюс неважная акустика зала) голос Йорика, это мешало воспринимать текст (а он — авторский, и, видимо, в нем было многое объяснено в отношении «судебной» формы, но для меня-то в результате многое просто осталось невнятным). Что явно хорошо, и весьма, — это пир постановочной фантазии, браво Наталье! Сугубое браво — чтению английского текста, кр-расиво, да! Согласен и насчет музыки — удача.
    Что показалось «не очень», кроме помянутого «перебора» в манере речей Йорика, — это, в первую очередь, неимоверно долгая (и не очень внятная) «пантомима» в «Макбете», впечатление — словно бы едва ли не половина спектакля на нее ушла (конечно, сие не так, но «зрительское» время в театре — вещь на особинку), плюс многократные повторы загадочного для зрителя одного из «чинов» Макбета (даже те, кто когда-то читал трагедию, вряд ли вспомнят, что это за «Кавдорский тан» — уж не «ковдорский танк» ли, пардон за неуклюжую остроту).
    И надо признаться, не очень мне понятна сама идея «виновности» Шекспира. Уж не он ли, выходит, виноват, что человечество жило и живет в мире, где полно насилия, крови, ужасов и т. п.? Тогда уж — и греки виноваты, с уймой «негатива» в их мифах, и Гомер с его кровью, резней и прочими нехорошими вещами, и библейский Иегова (ох, жестокий бог-то!). да и Христос ведь обмолвился: «Я принес вам не мир, но меч»… И искусство, и религии — отражали и отражают, увы, наш человеческий мир, — а он как был полон «нечеловеческого», таковым и остается, увы и паки увы. Так что разрешение в спектакле идеи «суда» (сама-то идея — оч-чень неплоха) осталось, мне кажется, как-то «недо…», на не совсем «взрослом» уровне, достаточно «детском» ( а спектакль-то — для взрослых, и хотелось бы, чтоб он был таковым не только по «форме», но и по глубине подхода и решения темы).
    А вообще, этот спектакль, по-моему (говорю без иронии, на полном серьезе) — прямо просится в Европу, тамошнему зрителю, на какой-нибудь фестиваль — Авиньонский, что ли, или Шекспировский. Ей-богу, там бы он не затерялся, был бы замечен.