Главное, Культура

Что паникуем, мужики?

Лео - Алексей Белов (слева) и Макс (Андрей Харин)

О премьерном спектакле «Паника. Мужчины на грани нервного срыва» в Национальном театре Карелии.

Комедия Мики Мюллюахо

Постановка и сценография Олега Липовецкого

 

Во время действа постоянно ловил себя на мысли, что всё очень по-европейски, а не по-русски, тем более не по-советски. Вспоминалась фраза из Юрия Нагибина:  «Закаленного советского человека обидеть невозможно». Я лично по своему воспитанию, образованию и образу жизни и есть тот самый советский человек, из которого упорно делают совка, и горжусь этим. Обижала ли меня советская власть? Обижала. Но все обиды нейтрализовывались величием страны, в которой я жил. Обижает ли меня сегодня власть охлократов? Пожалуй, нет. Но как-то неловко жить в слаборазвитой стране, с которой развитые страны не считаются. Так что мужские проблемы героев спектакля закаленный советский человек может считать микроскопическими, но мысль о том, что не так уж они и мелки, все-таки задевает душу. И в этом настоящая заслуга  постановщика и актеров.

 

Лео (Алексей Белов), Джонни (Вячеслав Поляков) и Макс (Андрей Харин) – люди с тонкой душевной организацией,  весь драматизм происходящего, едва не кончившийся трагически, заключен в их сознании. Потому пьеса исключительно сложна для постановки. Чувства, ничем не проявляемые внешне, редко могут заинтересовать современного зрителя, да  еще в течение двух с лишним часов. Возможно, поэтому режиссер Олег Липовецкий применяет своеобразный прием – полное  отсутствие каких-либо предметов на сцене. Герои рисуют их мелом: и стол, и кофеварку, и унитаз, и раковину умывальника. Мало того – они ими пользуются, вполне правдоподобно издавая соответствующие звуки, никакой звукорежиссер не нужен. Герои пьют из несуществующих бокалов, вешают одежду на нарисованную вешалку и т.д. Рисование и его обыгрывание идет в четко задуманном темпоритме.

 

Герои переполнены личными драмами, и зритель это чувствует, благодаря и блестящему  отображению видимой жизни героев. Макс – этакий самурайский медиатор. (Мы уже видели Андрея Харина столь же самураистым в «Двенадцатой  ночи»), Джонни, акробатически сверхподвижен, как и большинство героев Вячеслава Полякова, Лео…

 

Об этом  герое стоит сказать особо. Работа Алексея Белова, на мой взгляд, наиболее удачная в его творческой биографии. Жанр пьесы определен как комедия. Да, некоторые зрители смеются в определенных местах. И то, что делает Белов, вроде бы смешно, хотя на самом деле трагично. Перед нами высший пилотаж актерский игры. Именно тот случай, когда очень смешные вещи воспринимаются трагически. И это на протяжении всего спектакля, начиная с явления вдрызг пьяного Лео у Макса.

 

А с чего все началось?  Да с того, что жена Лео перед его отъездом по делам в Берлин  неожиданно – даже ссоры не было! – посоветовала ему определиться и правильно расставить жизненные приоритеты. А это у них там, на Западе, повод  обратиться к психоаналитику. Вот Лео и пришел к Максу. А «психоаналитику» самому бы не мешало полечиться: клаустрофобия и прочие фобии. Третий из них, успешный шоумен Джонни,  в одночасье потерял работу. Кстати, название его  шоу говорящее – Alter ego.

 

Словом, всем  троим хоть вешайся. Не от несчастий, а от инфантилизма, которым пропитано все молодое поколение и Запада, и не-Запада. Не надо путать инфантилизм с мальчишеством, которое украшает мужчину в любом возрасте, чего не скажешь об  инфантилизме. Одна из центральных сцен спектакля – увлеченная игра Лео в Михаэля Шумахера.

 

И все равно герои симпатичны. Недаром в конце спектакля они слушают Venseremos («Мы победим» по-испански) легендарного чилийского певца Виктора Хары, погибшего от рук пиночетовцев на стадионе в Сантьяго. Виктор Хара был не просто человеком действия – он, как известно, оказался способен на самопожертвование.

 

Дам по секрету один совет. В нашей стране об этом  никому не говорите,  а то мне попадет. Почитайте немодную сейчас книжку «Как закалялась сталь», первую часть (вторую можно не читать). Вот где мальчишество, переходящее в настоящее мужество. Многим, оказавшимся в положении героев спектакля, это помогало. Так что не паникуйте, мужики!

Лео (Алексей Белов), Макс (Андрей Харин) и Джонни (Вячеслав Поляков)
Лео (Алексей Белов), Макс (Андрей Харин) и Джонни (Вячеслав Поляков)

Фото Ирины Ларионовой

  • Л. Ильенко, А.Шилова

    Режиссерская работа в спектакле «Паника» удивила и возмутила неуважением к зрителям и актерам. Для достижения какой цели спектакль растянут на два с половиной часа? Начало: с первых минут действия ясно, что пьяный гость останется в квартире друга, но режиссеру понадобилось
    подвести зрителя к вопросу: «А не пора ли завершить просмотр этой белиберды?». Но все же остались в зале.
    Бесконечное «чик-траканье» героев при открывании и закрывании «дверей» режет ухо.

    С самого начала спектакля мы настроены воспринимать мастерски обозначенные условности: рисунки интерьера, выполненные талантливо, объемно, прекрасно вписываются в канву спектакля: стол, на который натурально-художественно облокачиваются персонажи, злосчастный унитаз. Все, что связано с действиями на унитазе и возле него, нельзя назвать иным словом, как омерзительно. Как только
    режиссер не додумался для полноты ощущений добавить натуральные запахи испражнений!

    Глубокое сочувствие вызвали зрители первых рядов: близкое созерцание потных раздевающихся тел – не для камерной сцены.

    Актеры воплотили замыслы режиссера великолепной игрой, им наша благодарность за глубокое проникновение в образы: на сцене они жили мыслями, чувствами, движениями, мимикой персонажей и доставили истинное удовольствие все трое, без исключения.

    • Александра

      Очень странный отклик, явно предвзятый. Предвзятый потому, что все шишки сыплются в адрес режиссера, а актеры будто сами по себе играют и режиссер не при чем. Но так не бывает! Я тоже сидела близко, меня ничто не смущало,всё было в меру, без пошлости. Правда, нужна определенная доля юмора, чтобы все это воспринимать? Может, его-то и не хватило вам?

  • Сева

    Были десятого марта. Спасибо авторам спектакля за эстетическое и интеллектуальное удовольствие. За супер-форму, которая на 100% выражает содержание. За тонкий юмор и прекрасный финал. Это круто!

  • Т. Шестова

    Спектакль в первую очередь поражает режиссерской изобретательностью. Столько всего привнесено помимо текста! Кроме упомянутого здесь, меня просто сразил ролик для шоу Джонни Alter ego, созданный специально для спектакля, но визуально, образно, ритмически он вполне на уровне лучших телезаставок. А медитации Макса! А стиральная машина в финале! Да еще и работающая! Тут тебе и образ, и трюк, и отличный финал. Разве что песня Виктора Хары показалась мне не очень уместной, но она, судя по всему, есть и в пьесе. Вячеслав Поляков смешон, как всегда, но, пожалуй, не удивил. Открыла для себя двух замечательных актеров — Алексея Белова и Андрея Харина. Про Белова точно сказал Гущин. А вот Харина стоит отметить особо. Взгляд его Макса напоминает, что все мы «у бездны на краю». Потом меня преследовал этот взгляд. Комедия? Да! Но и драма, мастерски, тонко поставленная и сыгранная.

    • Ирина Л

      Я, если честно, вообще не люблю драму.. И чаще всего после посещения спектакля думаю: «Лучше бы книжку дома почитала..» Но этот спектакль, как и предыдущую постановку режиссера Олега Липовецкого, (забыла, как называется, где главную героиню играла Виктория Федорова, что-то там о любви) мне понравился.. Было бы небезынтересно прочесть пьесу и увидеть, что сделал с ней режиссер, какие он придумал ходы, Но мне кажется, эта постановка- удачная.. Эта black room, отсутствие декораций, как таковых. ход с рисованием именно в этом спектакле. — любопытно.. Режиссер дал возможность актерам показать все свои возможности, чего они только не вытворяют, изображая одновременно и фырчание кофеварки, и разыгрывая на глазах у всех зрителей каждый свою личную историю, почти драму.. Возможно, и прав Борис Александрович: проблемы западных мужчин с нашей точки зрения не такие уж серьезные, однако актеры заставляют нас поверить в серьезность переживаемого на сцене. Вячеслав Поляков мне всегда нравится, но его Джонни — просто замечателен.. Образ так верно подмечен и сыгран- он так современен и узнаваем, этот герой нашего времени. Просто иллюзия, что среди нас шоумен. Режиссер садит его прямо в зрительский зал, откуда ведется вещание телепередачи, и есть ощущение, что ты реальный участник всего происходящего..Особенно впечатлила игра Алексея Белова..Она была вроде как и не игра,Было ощущение, что на сцене обычный человек с улицы, а не актер..Наверное, я бестолково поясняю, но говоря просто- это был высший пилотаж..Андрей Харин был лично для меня менее убедителен. Местами было ужасно смешно, иногда грустно.. Показалось, что иногда между мизансценами были некоторые затянутости, заставлявшие меня вспомнить, что я в театре..Но возможно, мне это только показалось.. Считаю спектакль большой удачей..и поздравляю Олега Липовецкого, а также замечательную тройку актеров Вячеслава Полякова, Алексея Белова, и Андрея Харина.