Главное, Культура

Ночь! Эврика! Карелика!

Надежда ЛобановаМир ученых и мир журналистов часто пересекаются. И чем чаще пересекаются, тем больше становится видна разница. Ученые – люди точные. Журналисты – люди приблизительные. Если ученые оперируют фактом, то журналисты добавляют к факту свое бесценное мнение. Что не всегда красит факт. А попробуй лапидарно, как петроглиф, высечь на скале фразу, чтоб читали потом десятки тысяч лет. Слабо? Журналисту слабо. А вот ученому Надежде Лобановой не слабо.

Она занимается петроглифами всю свою жизнь. Беломорские петроглифы в Залавруге    ее страсть, ее любовь, ее конек, ее фишка. Она знает каждый миллиметр, каждую загогулину, впадину на скале. Знает, что находится над водой, что в воде, что откололось и лежит на самом дне. Надежда может рассказывать про персонажей наскального искусства сказки, истории и даже сплетни. Потому что петроглифы были созданы в эпоху отсутствия всякого морализаторства и представления о приличиях. Потому – чем длиннее, тем приличней. В общем, хотите провести нескучно вечер, со светскими новостями, байками и легендами, звоните Надежде – она все переведет в русло петроглифов.

Недавно мне довелось побывать вместе с Надеждой в уникальной поездке в научный центр «Эврика» в Хельсинки, где проходила Ночь археологии. С российской стороны поездку организовала туристическая компания «Карелика», которая почти два года занимается благоустройством беломорских петроглифов по Программе  приграничного сотрудничества в рамках Европейского инструмента соседства и партнёрства «Карелия» (ППС ЕИСП «Карелия»). И мотивы этого благого дела лично мне малопонятны в наш коммерческий век. Спрашиваю Елену Юрьевну Багаеву, директора «Карелики»: «Зачем это вам? Вы хоть получаете с этого прибыль?». Оказалось, проект не приносит фирме никакого дохода, только малая часть туристов «Карелики» добирается до Белого моря именно на петроглифы. Пока это проект, что называется, для души и для вечности.

История Кижей и Соловков насчитывает сотни лет, а петроглифов – тысячи лет. Обидно, говорит Елена, что такие уникальные доисторические шедевры проходят мимо туристического потока, да и мимо жителей Карелии. Поэтому в первую очередь «Карелика» по проекту обустроила Залавругу мостками, по которым теперь удобно ходить и рассматривать участками, а не все в кучу. Во-вторых, сделали приличные туалеты, домик смотрителя, информационный стенд. И даже провели фестиваль первобытной культуры, который собрал жителей всей страны. Это действо вполне может стать еще одной фишкой Беломорья при грамотной раскрутке.

Итак, по проекту в Эврику для популяризации тех же петроглифов выехала целая зондер-команда: ученые, художники, фотографы и примкнувшие к ним журналисты. Семейство Георгиевских давно уже в секте. Игорь Георгиевский – непревзойденный, скажу без преувеличения, фотомастер, умеющий жить в гармонии с природой и снимать ее с лучших ракурсов и при лучшем освещении. Именно его методика пошаговой зонированной съемки поразила финнов-археологов. Игорь снял сантиметр за сантиметром 11 метров петроглифов, разделив фотопанно на квадратики и склеив их затем в фотошопе. Получилась картинка, пригодная для печати в натуральную величину и для экспозиций в больших музеях.

Вообще Игорь большущий молодец. Я фанат его творчества много лет. И прощаю ему некое занудство в быту, потому что великий человек может себе позволить любой характер. А работать с Георгиевским – истинное наслаждение. Будь то обычный журналистский репортаж или съемка вечных сюжетов.

Другое дело – Светлана Георгиевская, жена мастера. Она полная противоположность Игоря. Молчалива. Незаметна. Хотя и красива невероятно. Но кроме живописи, портретов, эпических циклов у Светы есть и свое ноу-хау в области петроглифов.  Ее уникальный способ снятия копий наскальных изображений, основан  на том, что намоченный нетканый материал – «микалентная бумага» – способна заполнять все углубления и трещины на камне, а при высыхании приобретает особенности обычной бумаги и готов к тонированию по методу сухой затирки.  Всё это позволяет получить максимально точную копию рельефа скалы и выявляет подчас незаметные детали древней выбивки. Изображение получается чуть более контрастным, чем на скале – возможно, таким, каким и видели его жители этих мест эпохи неолита семь тысяч лет назад.

Именно эти работы и привезла Светлана на Ночь археологии в Эврику. И ее полотна экспонировались в известном центре наряду с фотоработами ее мужа.

Стоит заметить, что сама «Эврика» – это царство популярной науки. Здесь можно на доступных примерах понять физические явления, узнать свой вес в контексте веса известных животных. Например, я вешу где-то между коалой, тюленем и дельфином. Можно проследить путь еды в пищевом тракте человека, зависнуть в планетарии и понаблюдать, как дрессированные крысы играют в волейбол. В научном лектории «Эврики» ученые мужи со всего мира похвалялись своими открытиями. У кого петроглиф круче. Кто откопал находку старее и что из них сразу же можно поставить в реестр идолов.

Карельские гости говорили без пафоса, просто и занимательно. Петроглифы  у нас есть. Но что ими хвастать, не мы же их лично набивали. Наша задача – их сохранить. Поэтому Елена Багаева так искренне верит в свой проект. И будет дальше помогать наследию безымянных художников пра-пра-каменного века. И позиция эта мне симпатична. Сегодня мы поддерживаем наших предков и их дела. А через тысячу лет кто-то вспомянет добрым словом фирму «Карелика» и ее арт-команду, ставшую на защиту нашего общего достояния.

Игорь Георгиевский
Игорь Георгиевский

petroglif2

petroglif3

petroglif5

petroglif36

Светлана Георгиевская
Светлана Георгиевская

petroglif8

Фото Игоря Георгиевского

  • Семён

    Прекрасный текст! Читаешь- и удовольствие получаешь. Один споткнулся на первом абзаце, другой — на том, что «журналисты добавляют к факту свое бесценное мнение. Что не всегда красит факт». Субъективность будет всегда. По-моему товарищи увлеклись — не стоит занудничать …, Спасибо, Наталья!

  • Валентина Акуленко

    Да, по журналистам Наталья, что называется, прошлась, забыв, видимо, про такой не терпящий приблизительности жанр, как репортажи тех наших собратьев, которые именно за стремление к точности и объективности жизнями поплатились. Вообще-то любые обобщения — вещь сомнительная. И среди ученых, как известно, не все дружны с фактами. Да что уж там. Но заметки твои, Наташа, прочла с удовольствием. Перо у тебя — легкое, яркое, стиль — ни с каким другим не спутаешь, самоиронии — на десятерых. Иллюстрации — замечательные. Герои — настоящие. Успеха!!!

  • Инга

    С интересом и удовольствием прочитала! И полюбовалась!
    Очень хочется пожелать успеха Карелике и всем творческим людям.
    Увлечённость и бескорыстие эта та капелька, та щепотка, которая не всем понятна и доступна, но обязательно рождает чудеса.

  • Светлана Филимончик

    Наверное, это очень хорошая статья, но мне её не прочесть — застряла в первом абзаце, на разнице между ученым и журналистом. Прошу у автора прощения, ничего в нём не поняла. По-моему, точность, а не приблизительность — важное требование к журналистской работе. И не фактология, а продуманная точка зрения, бесценное мнение отличают хорошую работу ученого. Елене Юрьевне и всем героям публикации от души желаю успеха в реализации их замечательного проекта

    • Инга

      Думаю, учёный для своей работы не выбрал бы приём импрессионистов. Совершил,бы обмеры Вестминстерского дворца, фотофиксацию. А Клод Моне сделал иначе. Ну, и кто из них точнее, а кто приблизительнее?