Культура

Четвёртый бенефис Нины Болдыревой

{hsimage|И. Штраус "Летучая мышь". Нина Болдырева роли Адели ||||} Творческий вечер заслуженной артистки Карелии Нины Болдыревой «Театр — моя любовь, и боль, и счастье…» пройдет 17 и 24 марта.
 
Бенефис в честь своего юбилея Нина Болдырева решила провести не на большой сцене Музыкального театра, а в Музее изобразительных искусств. Обстановка, говорит, уютная, почти домашняя, да и публика как семья.

 

Любимица публики, заслуженная артистка Карелии, солистка Музыкального театра Нина Болдырева всячески отмахивается от интервью:

— Что писать-то будете? Обо мне уже все написано!

Действительно, эта актриса, даже сама того не желая, умеет привлечь к себе внимание. В Музыкальном театре она одна из старожилов (почти сорок лет на сцене!) и рекордсменка по части бенефисов. 

— Это мой четвертый бенефис. Я ведь одна из первых такую традицию в театре завела. Раньше, еще до революции, бенефисы для чего устраивали? Чтобы денег артисту собрать, не все ведь в соболиных шубах ходили. В советские времена о бенефисах как-то забыли, но потом понемногу стали возрождать. Главное это даже не дата, а возможность сделать больше того, что ты обычно делаешь в театре. 

На актерскую судьбу Нине Михайловне Болдыревой грех жаловаться. Каких только ролей ей не пришлось сыграть! От наивной, но способной на героический поступок Любаши в «Севастопольском вальсе» до императрицы Екатерины II в «Фаворите». От гордых и прекрасных героинь оперетт И. Кальмана и И. Штрауса до трогательной и смешной Памелы в «Американской комедии» М. Самойлова. От Татьяны Лариной до ее няни в «Евгении Онегине» П.И. Чайковского. Хотя, как говорят коллеги, она смогла бы еще больше, но прямой, чуждый интриганства характер не позволял достигать желаемого любой ценой. 

— В юности я хотела исполнять народные песни, пела и пою в оперных спектаклях, но с уверенностью могу сказать одно: я абсолютно опереточная актриса. Здесь я на своем месте. Ведь что такое оперетта?  Это сказка для взрослых. Мне повезло, я застала пору ее расцвета. Не было роли, которую я не могла бы играть. На сцене мне всегда хотелось быть не такой, как в жизни. Особенно импонировали героини женственные, но с сильным характером, будь то аристократка Теодора в «Принцессе цирка», француженка Жермена де Курси в «Табачном капитане» или Виолетта в «Фиалке Монмартра». Бриллианты, украшения и роскошные платья — все у меня было, но… только на сцене. А дома, как у любой женщины, — дети и кастрюли. 

{hsimage|"Табачный капитан". Жермена де Курси — Болдырева ||||} Многим актрисам рано или поздно приходится делать выбор: профессия или семья. Нина Болдырева, наперекор всем трудностям, долгие годы совмещала одно с другим. 

— Конечно, я могла бы добиться многого. Меня приглашали солисткой в знаменитый Свердловский театр музыкальной комедии. Но куда поедешь — муж служил в Карелии. И, кроме того, есть у меня такая болезнь — юношеский максимализм. Я могла сказать вслух то, что надо бы оставить при себе. Могла обидеть иронией или словом правды, а ее,  правду, никто не хочет слышать. Но несмотря ни на что я счастливый человек. У меня есть две хорошие дочери, внуки и любимая работа. В первую очередь я всегда была матерью, а потом артисткой. 

Растить детей и петь на сцене оказалось очень непросто. Муж, человек военный, всегда был занят на службе. Приходилось и на гастроли с девочками ездить — в Рязань, Калинин. 

— Условия, сами понимаете, почти походные. Суп иногда в стеклянной банке  кипятильником варила. Пока шел спектакль, старшая дочь Марина гуляла вокруг театра с коляской, в которой спала маленькая Женя. Разница у дочек двенадцать лет. Наверное, пережитые в детстве трудности и укрепили их отношения. Они не просто сестры, а лучшие подруги. Хоть и выросли дочери, можно сказать, за кулисами, ни одна из них свою жизнь ни с театром, ни с музыкой не связала. Я об этом не жалею. Наша профессия очень зависима, в ней много обид и разочарований. Но именно Марина уговорила меня не оставлять сцену. «В театре ты и Сильва, и Баядера, а дома только мама», — сказала она. 

{hsimage|"Евгений Онегин". Болдырева — няня Филиппьевна. ||||} Домашние и зрители знают совершенно разную Нину Болдыреву. 

— На самом деле я веселый, ироничный и сострадающий человек. Наверное, этим похожа на Памелу из «Американской комедии». Нас с ней роднит и вера в Бога. Когда в этом спектакле я произносила молитву, на глаза наворачивались слезы. Я не из тех людей, что часто ходят в церковь и истово молятся. Для меня главное Бога в душе иметь.  Вера — совесть наша. 

Что именно — вера или уверенность — помогает Нине Михайловне вопреки превратностям судьбы оставаться одновременно и очень женственной, и необыкновенно мужественной? Вероятно, и то, и другое. Сегодня любимая ею оперетта уступила в театре место опере, и Нина Болдырева выступает уже в новом амплуа. 

— Я не могу назвать себя по-настоящему оперной певицей, хотя в разное время пела и Розину в «Свадьбе Фигаро», и Адину в «Любовном напитке», и Татьяну в «Евгении Онегине». Сейчас вот играю няню Татьяны. Юрий Александров говорит, что я в этой роли убедительна. Это большая похвала для меня. Мне не так важно, что играть, хочется быть  нужной в театре. 

Не карьера, не роли, и тем более не звания, а потребность быть нужной, наверное, и есть истинная причина ее бескорыстной привязанности к сцене. Не все режиссеры смогли понять это и по достоинству оценить талант актрисы. Поняли зрители. Многие из них уже тридцать лет ходят в Музыкальный театр именно на Болдыреву. А Нина Михайловна год от года, от спектакля к спектаклю, от бенефиса к бенефису продолжает их удивлять и восхищать.

 

Рассказывать о себе Нина Болдырева не любит: «Вы с моими коллегами поговорите. Они лучше все знают». Что мы и сделали.

 

Елена Леонтьева, концертмейстер: — Есть артисты хорошие, есть талантливые, а естьпоцелованные Богом. Нина Болдырева из таких. Это актриса сильных эмоций: с одной стороны женское кокетство, с другой — умение страдать на сцене. Она дорожит каждым моментом выхода на сцену, не просто играет, а живет в роли. Именно этим настоящий мастер отличается от ремесленника. Нина Болдырева — Мастер.

Однажды на гастроли в Петрозаводск приехала звезда советской оперетты Татьяна Шмыга. В перерывах между ее выходами выступали артисты Московского театра оперетты и нашего театра. По громкой связи в гримерке было слышно, что происходит на сцене. Когда запела Нина, Шмыга, как была в халатике, так и прибежала за кулисы — прослушала все выступление. Только Болдырева ее заинтересовала.

Я ставлю вместе с Ниной Болдыревой четвертый бенефис. В каждой программе мы стараемся показать ее такой, какой зрители никогда не видели и не увидят в театре. В прошлый раз даже специальное амплуа придумали — «героическая старуха». Она была в том возрасте, когда могла исполнять и партии героинь, и роли комических старух. Сейчас Нина любит петь романсы, и зрители услышат их — нежные, пронзительные и ироничные. Еще будет много неожиданных моментов, превращений: из императрицы — в старуху, из старухи — в юную девушку. У нее сейчас такое приподнятое состояние души — захотелось спеть «Я танцевать хочу!». Мы обязательно включим этот номер в программу, он будет оправдан. 

Сергей Иньков, главный дирижер Музыкального театра: — У Нины Михайловны есть потрясающее свойство — она умудрилась сохранить юность голоса на протяжении всей своей творческой карьеры. За рубежом проводятся такие конкурсы среди вокалистов, когда исполнитель находится за занавесом, и жюри слышит только его голос. Я думаю, Нина Болдырева могла бы участвовать в таком состязании наравне с молодыми певцами. Свежесть, яркость тембра, юношеское восприятие жизни — этим не каждый может похвастаться.

Еще она потрясающе добрый человек, всегда готова прийти на помощь молодым, поделиться с ними секретами актерского мастерства. 

Андрей Макаров, солист: — Я с удовольствием работаю в спектаклях с Ниной Михайловной. С ней приятно и говорить о пустяках, и доверять свои секреты. Это добрый, обаятельный, талантливый, искренний, неунывающий, вызывающий огромную симпатию человек. Душа компании и центр внимания всех мужчин. Она являет собой преемственность традиций в Музыкальном театре. У нас с ней особые отношения: я часто советуюсь по нюансам актерской работы. Нина Михайловна — одна из тех немногих, кто может не ругать, а поддержать, помочь, похвалить. Она научила меня правильно разговаривать в оперетте, доносить текст, использовать интонации. Такого опыта я больше нигде бы не получил. Чувствую, что она меня уважает как артиста. Я польщен, что буду петь дуэт Теодоры и Мистера Икс в ее бенефисе. Когда играю с ней сцены из оперетт, забываю о возрасте Нины Михайловны. Она полностью перевоплощается и задает тон всему спектаклю.

 

  • Люблю!

    Нина Болдырева — редкостное чудо!
    Как здорово, что именно в нашем театре она работает столько лет!
    Любим и ценим!

  • Олег Гуреев

    Виват Нина Михайловна!

    И большое ей СПАСИБО! :-)