Вернисаж с Ириной Ларионовой, Главное, Культура

От «Стоит посмотреть!» до «Скучно, господа!»

49-я Республиканская выставка Союза художников Карелии

В Петрозаводске открылась 49-я Республиканская выставка Союза художников Карелии, которому в этом году исполняется 75 лет.

Сразу три вернисажа — в Городском выставочном зале, Центре национальных культур и народного творчества РК  и в медиа-центре «Vыход». Хорошо ли то, что выставку поделили на три части и разместили в разных залах? Одни считают: почему бы и нет? Можно отдельно посмотреть живопись и скульптуру, декоративно-прикладное искусство, графику и смешанные техники — и растянуть это удовольствие на три выходных дня. К тому же сейчас стало обычной практикой, когда кураторы крупных выставок разделяют экспозицию на несколько и показывают на разных площадках. С другой стороны, наверное, целиком в залах музея она смотрелась бы совсем по-другому и, возможно бы, выглядела более целостно.  Но в связи с юбилеем Союза было принято решение в залах Музея изобразительных искусств РК показать ретроспективную выставку, которая откроется 20 ноября. Уверена, она всех нас порадует.

В Городском выставочном зале было полно народу, художников на этот раз приветствовала лично глава администрации города Галина Ширшина. Чиновники от власти не так уж часто  находят время, чтобы понять, что происходит в культурной среде города, поэтому такие появления обнадеживают. Интересный факт прозвучал из уст Варвары Лебедевой, пришедшей поздравить Союз от Министерства культуры республики: первая республиканская выставка состоялась в год создания Союза – в 1940 году, а вторая – во время войны в Беломорске, где временно находилось правительство. Удивительно, но даже война не помешала провести выставку.

На вернисаже успела пообщаться со многими — как зрителями, так и художниками. Мнение о выставках самое разное: от «скучно, господа!»  до «вполне себе ничего!» в смысле «стоит посмотреть!».

Вот и мое первое впечатление от просмотра выставки в ГВЗ оказалось несколько постным: скульптуры уже виденные (правда, хорошо что Людвиг Давидян у нас  есть!).  Опять унылые серые пейзажи. Но на это мне возразили: «Зато у нас школа пейзажа сохранилась, а вот в Сибири и того нет!». Хорош показался Илья Растатурин: и масштабом, и колоритом, и темой города  – всем угодил, одним словом. Про Александра  Трифонова могу сказать только одно: всегда современен, изыскан, таинственен и интересен. Начиная с 70-х, никогда не проходила мимо его картин. И вроде бы в них нет внешнего накала, страсти и эмоций, как в полотнах Ильи Растатурина. Однако притягивают не меньше.  Может, потому,  что Трифонов высказывается на тему вечного, а не сиюминутного?

На предыдущей республиканской выставке отметила для себя заигравшие новыми оттенками красок пейзажи олончанина Юрия Каноева. В этом году пейзажи его по-прежнему хороши, хотя есть ощущение, что художник сам испугался своей яркости и приглушил палитру. Зато авкарелистка Маргарита Пермякова, как в обычной жизни, так и в творчестве, не боится цвета: у нее карельская осень мощно сияет  и горит всеми цветами радуги. И хотя я люблю всё яркое, как многие в Карелии, предпочитаю что-нибудь поскромнее. Мне нравятся проникновенные акварели Юлии Коросовой или пейзажи, особенно зимние, Владимира Лобанова. В них ощущается воздух, состояние. Глядя на их работы, хочется читать стихи Бунина.

Увидеть среди дремучих карельских лесов и озер берег Греции – что может быть приятнее? Вязкие, сочные, солнечные  краски Сергея Тереньтева пьянят как горячее лето. Начинаешь чувствовать запах розмарина и моря.  Но как хочется продлить лето, так  хочется снять с этих небольших работ рамы, раздвинуть их и открыть как окна, продлить живописное полотно до неохватного размера.

Многих  привлекла необычная скульптура  Виктории Зориной, а также  скульптура или механизм со старухой Лоухи с мельницей Сампо Анатолия Титова. Любопытные зрители попытались опробовать  механизм мельницы, который работал исправно. Тема «Калевалы» и  по сей день вдохновляет карельских художников. Свои произведения ее героям посвятил Дмитрий Учуваткин. Приятно вновь встретиться с творчеством Бадри Топурия, с его милыми и очень теплыми картинками из жизни. Необычными показались пейзажи-гобелены Михаила Бурина из Медвежьегорска. Мэтры – Каштанов, Чекмасов, Поморцев, Иванов – по-прежнему в строю.

Экспозиция декоративно-прикладного искусства в Центре национальных культур и народного творчества РК показалась слишком скромной. Согласилась со мной и Галина Сергеевна Щербакова, которая более 20 лет назад создала на базе колледжа культуры и искусства отделение декоративно-прикладного творчества.

– Столько талантливых молодых мастеров получили образование в наших стенах! – восклицает она. – Где же они, где их работы? Дарья Березина, мастера из районов?

И впрямь некоторые успешно работающие авторы вообще никак не представлены на выставке. Лишь по-прежнему активны Игорь Гашков (резьба по дереву), Роман Леонтьев (керамика), Ирина Порошина и Алексей Медведев (народный костюм). Жемчужина экспозиции этой выставки – творения Владимира Баландина по кости. Тут ему просто нет равных. А места для работы Владимира Зорина вообще не нашлось. Нет, он не в обиде.  Но,  я думаю, осадок остался.

Из всех трех залов более всего понравился зал графики в медиа-центре «Vыход». Здесь царствуют Артем Стародубцев и Аркадий Морозов. Неожиданные жанровые пастели у Бориса Акбулатова. Прекрасные листы у Анны Грязновой. Серебристый Север у Нелли Григорьевой. Дизайн книг, ставший узнаваемым, Виталия Наконечного. Пейзажи Ольги Юнтунен.  А вообще в этом зале представлено много молодых авторов: Наталья Егорова, Игорь Котуков, Софья Тервинская,  Ольга Ерохина.  Среди недавно вступивших в Союз художников Карелии Жанна Свиридникова, которая показала себя в трех жанрах:  живописный портрет, лоскутное панно и линогравюры.

– Мне кажется,  Союз художников, несмотря на свои 75 лет и несмотря на то что изобразительное искусство стало не очень-то  популярным, должен быть все же более активным в своей деятельности, в использовании интернета, включаться в дискуссии, искать и осуществлять новые проекты, – открывая выставку,  сказал  арт-директор медиа-центра «Vыход» Сергей Терентьев. – Время предъявляет к Союзу художников Карелии новые требования и ставит  перед ним новые задачи, особенно если учесть, что выставочные залы посещают примерно четыре процента горожан.

Пройдясь по всем трем залам и вернувшись на проспект Ленина, прошлась в одиночестве по выставке в ГВЗ и обнаружила в себе совсем иное настроение: показалось, что всё не так уж плохо. Главное, не забыть, что пришло время переосмысления  и осознания того, что мы живем уже в XXI веке — цитирую арт-директора медиа-центра.

Мэр Петрозаводска Галина Ширшина (справа) на вернисаже. Слева - директор ГВЗ Мария Юфа
Мэр Петрозаводска Галина Ширшина (справа) на вернисаже. Слева — директор ГВЗ Мария Юфа, в центре — начальник управления культуры города Сергей Соловьев
 Владимир Лобанов и Сергей Терентьев открывают экспозицию в медиа-центре " Vыход"
Владимир Лобанов и Сергей Терентьев открывают экспозицию в медиа-центре » Vыход»
Илья Растатурин. На углу улицы
Илья Растатурин. На углу улицы
Юрий Каноев. Улочка деревни Торосозеро
Юрий Каноев. Улочка деревни Торосозеро
Александр Трифонов. Солнечное затмение
Александр Трифонов. Солнечное затмение
Анатолий Титов. Старуха Лоухи с переносной портативной мельницей Сампо
Анатолий Титов. Старуха Лоухи с переносной портативной мельницей Сампо
Александр Костюков. Бегство на пути в Египет
Александр Костюков. Бегство на пути в Египет
Дмитрий Учуваткин. Так скончался Лемминкяйнен
Дмитрий Учуваткин. Так скончался Лемминкяйнен
Сергей Терентьев. Греция. Берег
Сергей Терентьев. Греция. Берег
Людвиг Давидян. Эскиз памятника композитору А. Глазунову
Людвиг Давидян. Эскиз памятника композитору А. Глазунову
Георгий Иванов. Ветер в полях
Георгий Иванов. Ветер в полях
 Наталья Кошелева
Наталья Кошелева
Произведения Владимира Баландина
Произведения Владимира Баландина
Жанна Свиридникова
Жанна Свиридникова
Борис Акбулатов. Песни и танцы
Борис Акбулатов. Песни и танцы
Аркадий Морозов. Груши
Аркадий Морозов. Груши
Владимир Ваян.Таттва
Владимир Ваян. Таттва
 Бадри Топурия. Уютный дом
Бадри Топурия. Уютный дом
Борис Поморцев
Борис Поморцев
Владимир Лукконен. Портрет Хайкки и Майи-Лийсы Кильяндер
Владимир Лукконен. Портрет Хайкки и Майи-Лийсы Кильяндер
На вернисаже
На вернисаже

Фото автора и из личных архивов

  • Вано

    Сколько людей, столько мнений.. Вот, один, вроде бы знающий человек, сказал мне про Илью Растатурина:» Разве это живопись?» Лично мне нравятся его картины. А что художники и специалисты думают по этому поводу?

  • Эх, Пантелеев, Пантелеев

    А Илья Растатурин всегда был жемчугом города. Ну я-то знаю.

  • Нелли Григорьева

    На мой взгляд, 49-ая республиканская выставка стала большим республиканским событием, несмотря на очевидную академичность экспозиции по видам изобразительного искусства: живопись, графика, декоративно-прикладное искусство. Это юбилейная выставка, посвящённая 75-летнему юбилею Карельского отделения Союза художников России, предоставляющая возможность зрителям и специалистам оценить современное состояние карельского изобразительного искусства. Именно, искусства, как такового, а не его область «экспериментов», которая, безусловно, оживляет экспозицию, иногда даёт толчок к развитию пластических средств и образных решений, будоражит зрителя, но не всегда остаётся в истории самого искусства. Хорошо это или плохо? Интересно или скучно? На эти вопросы каждый отвечает себе сам. Предлагаю взглянуть на экспозицию с точки зрения последних 25 лет, когда художники перестали получать государственные заказы, а музеи длительное время не закупали их работы. Эти годы не были лёгкими ни для кого, но, как мы видим, творческие союзы сохранились, а художники, музыканты, поэты, писатели остались и продолжают работать. Это скорее повод для оптимизма — далеко не всё решают деньги! Да, изменился формат работ, сузились жанровые рамки, есть определённая приверженность традиционным стилевым приёмам, но есть и школа северного пейзажа, сохранившая свои традиции и представляющая собой ту питательную среду, в которой формируется уже новое поколение художников. А есть регионы, где подобные национальные школы успешно рассыпались, пока художники, бросаясь от «эксперимента» в «салон», пытались решать свои творческие и экономические задачи, т.ч. пациент скорее жив, чем мёртв!))) И не стоит забывать, что в художнике больше интуитивного, чем рационального и он часто является зеркалом того общества, в котором ему выпало жить. А кто стал героем нашего времени за последние 25 лет: господа в малиновых пиджаках, шоу-бизнес-деятели, безвозрастные жертвы пластической хирургии? Кто тот типичный представитель нашего общества, которого художник может воспевать, например, в жанре портрета-картины? Какие эпические события должны быть запечатлены в большой картине — строительство нового гипер-супер-маркета? Какие корабли в морях-океанах должны писать маринисты? Следует ли писать историческое полотно об основании Петрозаводска при ликвидации того самого Петрова завода? Вот и получается, что художник, как и многие не художники уходит, погружается в свой внутренний мир и пишет отрадное, как того хотел Валентин Серов: «Я хочу таким быть — беззаботным, в нынешнем веке пишут все тяжёлое, ничего отрадного. Я хочу, хочу отрадного и буду писать только отрадное».

    • Нет слов

      Вот об этом я никогда не задумывалась! Ой-ой, портреты руководителей Баренц-групп и Лотоса, эпическое полотно строительства Макси и Тетриса, председатель Петросовета на нарах, закрытие сельской школы или последний петрозаводский троллейбус…
      Бедный художники, бедные мы.

  • Зритель

    Чувствуется, что выставка вдохновила автора репортажа. Да и честно говоря, если бы не Ирина Ларионова, некому было бы рассказать о художниках, искусствоведов ведь у нас нет. Насчет выставки, точнее выставок: Бадри Топурия — превосходно! Анне Грязновой мое почтение. Да в каждой работе можно найти хорошее. И все же представить по этим выставкам жизнь республики, страны, Петрозаводска сложно да почти невозможно. Но можно ли в этом винить художников? Ни в коем случае. Искусство процветает, когда есть меценаты. Раньше таким меценатом было государство, теперь г-во устранилось, а меценаты-частники не появились. И вот напишет художник картину о жизни своего края, потратит силы, время, краски… А кто приобретет эту картину? Никто. Поэтому художники уходят в свое — кто экспериментирует с формой, кто повторяет себя в традиционном… Для того, чтобы был художественный взлет, нужен активный интерес общества к искусству. Пока его нет. Но страшно представить, если в городе не будет художников, музыкантов, артистов…