Культура

Второе измерение

"Второе измерение", ПетрГУ«Я лично Новикова особенно уважаю и люблю еще и потому, что у нас однажды тематика размышлений о мухах соприкоснулась краями. У него рассказ «Муха в янтаре», а у меня дистих «быть лучше мухой в янтаре, чем камнем в желчном пузыре».

О книге «Второе измерение», изданной недавно к 55-летию Медицинского института Петрозаводского университета и представляющей литературное творчестве его сотрудников, выпускников и студентов, рассказывает «Лицею»  один из ее составителей Рудольф Мельцер.

Поскольку работаю я уже давно: не …ода, не …дцать, а …десят лет, начальства у меня было не счесть. Причем самого разного. Хотя к работе я всегда относился серьезно, отношения с руководителями не всегда складывались по типу режима наибольшего благоприятствования. Виноват в этом, вероятно, был я сам, вернее, мой рыжий, то есть невыдержанный характер и длинный язык. Соответственно, и поручения по общественной линии я получал не рахатлукумные. Неликвид всякий, тягомотину и т.п.

Однако год назад фортуна вдруг повернулась ко мне другой стороной: в ПетрГУ, где я имею честь работать, началась подготовка к празднованию 55-летия карельской кузницы врачей как кадров, ныне уже не медфака, а Медицинского института.

Организованной руководством по этому случаю инициативной группой в число подготовительных мероприятий было включено издание двух книг. Одна из них, побольше, была посвящена истории карельского медфака, и занимался ею, вместе с директором Медицинского института ПетрГУ и сотрудниками издательства «Острова» заслуженный врач Карелии, доцент кафедры общей и факультетской хирургии, кандидат медицинских наук А.Г. Островский. Следует отметить, что он и ранее был замечен в публикациях интересных материалов, посвященных, например, основоположникам местной хирургической службы М.Д. Иссерсону и В.А. Баранову. Впрочем, как я понял, об этапах создания этой крупной историографической работы он уже рассказывал, а лучше Адольфа Григорьевича никто не поведает: он стоял ближе других к эпицентру поиска исходных данных.

Подозреваю, что именно с его подачи, а мы, мягко выражаясь, хорошо знакомы, и передо мной была поставлена совсем другая задача, причем снаряд попал прямо в цель. Первый раз я был так доволен поручением. Проще говоря, я должен был подготовить к изданию книгу о литературном творчестве сотрудников, выпускников и студентов нашего мединститута.

Врачи «воленс-неволенс» касаются наиболее чувствительных реперных точек в мироощущении человечества, а именно: здоровья и жизни. Этим и объясняется, наряду с бренностью всего живого, тот притягательный интерес, который проявляют окружающие, то есть потенциальные пациенты, к нашей работе.

Добавьте к этому несовершенство современной медицины, все еще не имеющей в своем арсенале ни живой воды, ни запасных частей. А требования социума к нам во все времена опережали технический прогресс и развитие науки вообще. Не так уже трудно, по всей видимости, представить себе, как работается в условиях такого повышенного давления этого общества.

Все 30-40 лет своей работы врач ежедневно сталкивается с негативом, видит страдания людей, сталкивается со сложными диагностическими задачами и даже иногда ошибается не в силу своей лености, безграмотности и недостаточной осведомленности, а по причине объективных обстоятельств. В числе последних могут быть сложность случая, необычная тяжесть повреждения, наличие предшествовавших тяжелых заболеваний и их осложнений, и т.д., и т.п.

Сама сложность нашей профессии, постоянно напрягающая угроза принятия не самого оптимального решения и, соответственно, слишком большая эмоциональная нагрузка могут привести к профессиональному выгоранию специалиста.

В качестве зонтика, предохранителя и т.п., во многих случаях выступают те или иные менее травмирующие психику занятия, на которые человек вынужденно переключает свое внимание. Или по зову сострадающего сердца. Вероятно, это одна из причин, объясняющих постоянное присутствие медиков в литературно-художественном творчестве.

При этом значительная часть креатива располагается в оптимистической его зоне, используя иронию, самоиронию и юмор для защиты и демпферирования при стрессовых нагрузках. Нельзя сказать, что это всегда правильно понимается и принимается окружающими, да и чувство юмора у всех разное: многим нравятся только собственные шутки. Необходим консенсус, взаимопонимание, правильное восприятие и воспитание такого труднодающегося всем нам чувства меры. И, конечно, любви к литературе, графике, живописи, а через них – к творчеству в своей основной работе. Вот почему, по моим догадкам, и было руководством мединститута ПетрГУ принято решение об издании книги, посвященной креативной составляющей в непрофессиональной части жизни медиков. Впрочем, когда вы прочтете эту книгу, станет понятно, что оторвать профессию от творчества удается достаточно редко: она проникает во все клетки нашего организма.

Должен повторить, что эта работа стала первым поручением начальства, которое доставило мне искреннее удовлетворение.

А далее, после этого длинного и взволнованного вступления, позвольте рассказать о людях, подготовивших «Второе измерение».

Коллектив редколлегии сложился сразу: в Республиканской больнице Карелии работает великолепный анестезиолог Евгений Михайлович Кунин – поэт и сердечный человек. Знакомы мы уже много лет: он заканчивал когда-то наш медфак, а я давненько здесь преподаю травматологию. Третьим и последним бойцом стал преподаватель кафедры общей и факультетской хирургии, кандидат медицинских наук, отличный травматолог Антон Михайлович Серов, добрый, грамотный и умный человек. То есть компания собралась дееспособная, достаточно подготовленная и далее соображать на троих нам было достаточно просто.

Труднее всего оказалось, как это ни странно, заинтересовать тех, кто сейчас у нас учится: несмотря на неоднократные приглашения и диверсификацию способов оповещения, участие в сборнике приняла только одна (!) студентка старшего курса, предложившая нам очень искренние и теплые стихи. А ведь в Медицинском институте ПетрГУ учится в общей сложности примерно тысяча молодых людей. Когда им еще влюбляться, размышлять о жизни и любви, страдать и… разумеется, писать об этом, если не в годы своего пышного расцвета, стремительно пролетающей студенческой молодости?! Феномен, с которым мы столкнулись, остается для нас загадкой по сей день.

Выпускников разных лет, которые были хорошо известны склонностью к творчеству еще в годы учебы, удалось отыскать в разных странах и на нескольких континентах. Некоторые из авторов, к сожалению, уже ушли из жизни, и их стихи были предоставлены в наше распоряжение родственниками, знакомыми и однокашниками.

Любезно согласился принять участие в юбилейной книге Дмитрий Геннадьевич Новиков, единственный медфаковец, добившийся признания как профессиональный прозаик. Я лично его особенно уважаю и люблю еще и потому, что у нас однажды тематика размышлений о мухах соприкоснулась краями. У него рассказ «Муха в янтаре», а у меня дистих «быть лучше мухой в янтаре, чем камнем в желчном пузыре». Так сказать, собственный жизненный опыт у нас разный, хотя и служили оба на Северах.

Кстати, никаких жанровых ограничений у нас не было, редколлегия рассматривала весь полученный от авторов материал. Правда, право на отбор и возможность небольших сокращений мы оставили за собой.

Основной иллюстративный ряд был создан талантом и заботами доцента, кандидата медицинских наук, анестезиолога, художника, строителя фазенд и различных медицинских приборов, короче, мастера на все руки Михаила Георгиевича Фулиди. Спасибо ему за огромное доверие и широту души, с которыми он позволил нам запустить руки в его худархив.

Не менее активно мы использовали и творческое наследие заслуженного врача РК Юрия Серафимовича Нивина, работы которого в свое время экспонировались даже на Всемирной ЭКСПО. К сожалению, коллеги уже нет с нами, а комплект прекрасных работ был предоставлен в наше распоряжение его уважаемой супругой по первой же просьбе.

Я очень рад, что наш общий труд привлек внимание читателей, с некоторыми откликами которых меня познакомил А.Г. Островский. Если «Лицей» выразит готовность удовлетворить желание некоторых земляков более широко ознакомиться с дополнительно накопившимися материалами подобного свойства, то редколлегии есть что еще предложить.

Особенную благодарность хотелось бы выразить нашей коллеге и литератору Юлии Германовне Свинцовой, которая, даже в условиях неожиданно возникшего цейтнота, написала такую адекватную и доброжелательную вступительную статью. Спасибо ей за понимание психологии Сталкеров, что, впрочем, неудивительно: она ведь наша, медфаковка.

Низкий поклон всем, кто помогал, наставлял и придерживал нас по ходу работы. Не горюйте, если к вам в дом наша медфаковская книжка еще не пришла: руководство приняло решение о дополнительном тираже. Аллилуйя и аминь.

От имени редколлегии Рудольф Мельцер.

 

P.S. Небольшой врачебный совет на закуску:

Порою слезы льются,

Но хвост держи трубой:

Уж лучше пусть смеются,

Чем плачут над тобой.

Р.М.

 

  • Rabbit

    «При этом значительная часть креатива располагается в оптимистической его зоне, используя иронию, самоиронию и юмор для защиты и демпферирования при стрессовых нагрузках».

    Кто-нить расшифруйте хотя бы это???!!!

  • Rabbit

    «Низкий поклон всем, кто помогал, наставлял и придерживал нас по ходу работы. Не горюйте, если к вам в дом наша медфаковская книжка еще не пришла: руководство приняло решение о дополнительном тираже. Аллилуйя и аминь».
    И еще — Аллах акбар)))

  • Марина Белозерова

    А где купить эту книгу?

  • Лиля

    А я бы не сказала, что стиль лёгкий. Он летящий, умный, блистательный, с необходимостью для меня остановиться и внимательно обдумать кое-что. Я поражена.

  • Марина Галаничева

    какой лёгкий стиль написания….)))
    очень понравилось.
    дистих- вне всяких похвал))))
    да и вообще- спасибо Вам!)))

    • Бозон Хиггса

      Ничего себе «легкий», продираешься через текст как сквозь ельник после бури. «Подозреваю, что именно с его подачи, а мы, мягко выражаясь, хорошо знакомы, и передо мной была поставлена совсем другая задача, причем снаряд попал прямо в цель» — над этим перлом можно просто плакать!

    • Rabbit

      Ваша мама случайно не в НБРК работает? Если да, то передайте ей, пожалуйста, что надо уметь ЗДОРОВАТЬСЯ, а не просто проходить мимо, тряся седой гривой. Если Вы не ее родственница — тогда прошу прощения.