Культура

Защитники Левашовского бульвара общественные слушания проиграли

На общественных слушаниях по Левашовскому бульвару. Фото Марии Голубевой

Получить разрешение на высотную застройку вблизи объекта культурного значения компании «Баренц-групп» по главе с господином Гаврюшевым помогли группы молодых людей в сотни человек. Один из них на условиях анонимности признался интернет-журналу «Черника», что за участие в голосовании получил пятьсот рублей.

Такого количества участников публичных слушаний, которое собралось днем 15 апреля для обсуждения вопроса об увеличении максимальной высоты застройки вблизи Левашовского бульвара, в администрации карельской столицы еще не было, пишет «Черника».

К началу обсуждения на участие в слушаниях зарегистрировались свыше тысячи человек, и подавляющее большинство из них составляли молодые люди, которые потоком шли в мэрию Петрозаводска, как в какое-то учебное заведение. У входа в здание городской администрации всех встречали такие же бойкие молодые люди, которые раздавали небольшие листовки с незамысловатым текстом: «Мы за развитие Левашовского бульвара! Левашовскому бульвару ничего не угрожает. Поддерживаем строительство «Баренц-групп». Для пущей убедительности молодые люди, вручая листовки, бодро чеканили выученные фразы: «Скажем «Да!» развитию города!».

Большой зал городской администрации не смог вместить всех желающих проголосовать за строительный проект «Баренц-групп», а именно эта компания стоит за инициативой увеличения максимальной высоты застройки вблизи Левашовского бульвара. Противники строительства высотных зданий в историческом центре Петрозаводска оказались в явном меньшинстве, хотя и вели себя активнее. С трибуны слушаний звучали в основном выступления тех, кто пришел в мэрию сказать «Нет!» планам застройщика.

– Компания «Баренц-групп» всегда будет ассоциироваться в истории Петрозаводска со словом «жадность», – сказала с трибуны слушаний защитница Левашовского бульвара Юлия Свинцова. – Повышение этажности у Левашовского бульвара, попытка построить небоскреб в 25 этажей на улице Балтийской в 15 метрах от уже существующих домов, высотная «Панорама» на берегу Онежского озера в зоне охраны объектов культурного наследия – все это делается не для нас и не для красоты нашего города, а как уже здесь сказали, для прибыли застройщика, но за наш с вами счет. Господин Гаврюшев относится к Левашовскому бульвару как к жалкому половичку у порога его домов. Он то клянется ему в любви, а то подает в Арбитражный суд заявление о снятии с Левашовского бульвара статуса объекта культурного наследия. И в своем иске он указал истинную причину: он написал, что просит снять статус с бульвара, потому что бульвар мешает его экономическим интересам.

Юлия Свинцова выразила удивление тем фактом, что на слушания не пришли представители министерства культуры Карелии, хотя соблюдение высотности застройки в исторических зонах и зонах охраны объектов культурного наследия является прямой должностной обязанностью министерских чиновников.

Обращаясь к сотрудникам городской администрации, которые проводили слушания, Юлия Свинцова напомнила, что жители карельской столицы доказали в суде незаконность высотной застройки у Левашовского бульвара:

– Выдача разрешения на строительство у Левашовского бульвара более чем предписано градостроительными регламентами – это уже будет ваше преступление!

На слушания пришла и депутат городского совета Ольга Залецкая, благодаря усилиям которой несколько лет назад уже было остановлено строительство высоток у Левашовского бульвара.

– Мне стыдно, что мы сегодня собрались по этому поводу, – призналась депутат. – Если бы у нас был мэр города, этих публичных слушаний просто не было бы. Этот вопрос просто не был бы вынесен на публичные слушания. Но как только у нас не стало мэра, сразу же налетели, как коршуны, и стали дербанить наш город.

Выступление Ольги Залецкой многие участники слушаний встретили аплодисментами. Однако когда началось голосование, ликование защитников Левашовского бульвара быстро угасло: противников увеличения максимальной высоты застройки оказалось всего 120 человек, а предложение «Баренц-групп» поддержали 755 человек.

Как только чиновники мэрии огласили этот результат, поток молодежи двинулся к выходу, и проигравшей стороне оставалось лишь кричать этому потоку в спину: «Позор!».

Защитники Левашовского бульвара сдаваться не намерены. Они сообщили, что продолжат усилия по его сохранению и соблюдению законности строительства рядом с объектами культурного наследия.

 

На общественных слушаниях по Левашовскому бульвару. Фото Михаила Мешкова

На общественных слушаниях по Левашовскому бульвару. Фото Михаила Мешкова

На общественных слушаниях по Левашовскому бульвару. Фото Михаила Мешкова

На общественных слушаниях по Левашовскому бульвару. Фото Михаила Мешкова

На общественных слушаниях по Левашовскому бульвару. Фото Михаила Мешкова

Защитники бульвара - архитекторы Ирина Гришина и академик Вячеслав Орфинский
Защитники бульвара — архитекторы Ирина Гришина и академик Вячеслав Орфинский

На общественных слушаниях по Левашовскому бульвару. Фото Марии Голубевой

На общественных слушаниях по Левашовскому бульвару. Фото Марии Голубевой

Депутат ЗС РК Лариса Степанова. На общественных слушаниях по Левашовскому бульвару. Фото Марии Голубевой
Депутат парламента Карелии Лариса Степанова: «Чем больше этажей, тем больше получит прибыль застройщик!»

На общественных слушаниях по Левашовскому бульвару. Фото Марии Голубевой

 

На общественных слушаниях по Левашовскому бульвару. Фото Марии Голубевой
Юлия Свинцова: «Господин Гаврюшев относится к Левашовскому бульвару как к жалкому половичку у порога его домов»

На общественных слушаниях по Левашовскому бульвару. Фото Марии Голубевой

На общественных слушаниях по Левашовскому бульвару. Фото Марии Голубевой
Ольга Залецкая: ««Мне стыдно, что мы сегодня собрались по этому поводу…»
На общественных слушаниях по Левашовскому бульвару. Фото Марии Голубевой
Архитектор Алексей Скрипицын, работающий по заказу «Баренц-групп»

На общественных слушаниях по Левашовскому бульвару. Фото Марии Голубевой

На общественных слушаниях по Левашовскому бульвару. Фото Марии Голубевой

На общественных слушаниях по Левашовскому бульвару. Фото Натальи Тодуа

Господин Гаврюшев, руководитель компании "Баренц-групп", ликует. Фото Марии Голубевой
Господин Гаврюшев, руководитель компании «Баренц-групп», ликует

Текст: Валерий Поташов, интернет-журнал «Черника», соб. инф.

Фото Марии Голубевой и Михаила Мешкова (интернет-журнал «Лицей») и Натальи Тодуа

  • Иван

    Рано радуетесь, граждане застройщики и чиновники! Сегодня эти студенты продали свой родной город за 300-500 рублей компании «Баренц Групп», а завтра они будут готовы продать всю страну за 10 долларов американским спецслужбам или вербовщикам из ИГИЛ…
    Опираться можно только на то, что сопротивляется. (Блез Паскаль)

    • Алексей Конкка

      На самом деле она давно продана, как свой город, именно гаврюшевыми. Студенты (половина из которых, подозреваю, из развалившихся лесных поселков) прилагаются)

  • ИЛ

    Только что вернулась из Москвы.Жила в центре.. всюду скверы, парки, в каждом дворе старые тополя, зеленая трава… Как можно так не любить свой город?

  • Мария

    Всё на продажу понеслось? После слушаний, поздним вечером, выйдя на прогулку с собакой, я иду по Левашовскому бульвару. Освещение только по одной стороне, тишина и… запустение. Мечтаю — поставить заборчик невысокий, чтобы не было тропинок-переходов там, где им быть не дОлжно — вредит это вековым деревьям и земле, которой как мне, неспециалисту, кажется, немного осталось. Подсыпать бы, подкормить бы плодородный этот слой и засеять травой две не слишком широкие полосы с деревьями, а еще сделать асфальт новый — тот, что в середине. Я мечтаю, а из глаз катятся слезы, потому что в ближайшее время рядом с бульваром начнется строительство. Переживет он, мой давний и любимый знакомый, это все, не станет ли хуже, как помочь и сохранить то, что сегодня продали мои горожане?

    Я по-другому это не назову. Мне довелось считать тех, кто одобрил предложение застройщика увеличить предельно допустимую высоту здания, и выступления слушать, и самой голосовать. Из наблюдений — невероятное скопление людей. В зале публика поинтеллигентней, а вот в фойе — не слишком. В темных тонах одежда, разные лица, много студентов, много тех, кто одет неряшливо и у кого в глазах пустота… Смотрела в эти лица. 300 человек, спускавшихся с лестницы. Кто-то улыбался, кто-то торопился, иные стеснялись, а многим было все равно. Я подходила к людям в попытке узнать, почему они пришли сюда, в мэрию, в рабочее время. Никто не ответил четко. Многие не знали, где бульвар находится. Еще часть и сути вопроса не понимала. Про деньги мне разузнать не удалось ничего, но это сделали другие коллеги. И теперь я знаю сумму, за которую можно продать то, что не продается в принципе.

    Что еще? В фойе во время слушаний я встретила двух приятнейших женщин. С грустными лицами они одевались. На вопрос, почему уходят, ответили, что неважно себя чувствуют и душно очень.

    — Немолодые мы уже. Но мы против застройки! По этому бульвару учились ходить наши дети, здесь они играли, когда подросли. И свидания мы здесь назначали. Я у одной девушки спросила сегодня, назначают ли они встречи здесь. Она застеснялась и ничего не ответила. Отвернулась потом… — рассказала мне Алевтина Иванова. Они с приятельницей Светланой Лободой ушли домой, взяв с меня обещание написать, что они против застройки. Пишу, хоть и знаю, что бульвар мы не отстояли.

    На снимке Алевтина Иванова и Светлана Лобода (слева)

  • Юлия

    На Перевалке одни дома. Нет ни парка, ни сквера, ни какого-то культурного центра с залом, ни стадиона, кроме школьных, порой разрушенных, как у 20й школы.
    Но зато застройщик, архитектор Скрипицын-многоликий и главный архитектор Фролов просят — хотим ещё плотнее, хотим ещё выше, выше, выше, 30 этажей.

    И знаете, сколько присутствовало жителей Перевалки? 15 человек…А остальные спят. Моя коллега, которой за 50, на Чапаева живущая, спокойно ответствовала:»Так это на другой стороне».

    Спасибо неравнодушному и активному жителю Перевалки Эгипти, он многое сумел объяснить аудитории, и в итоге участники слушателей не согласились с уплотнением и повышением без улучшения среды существования жителей Перевалки.

  • Леонид Вертель

    Горько не от того, что бульвар сдаем, а от того, что готовы продавать уже абсолютно всё!

    • Анастасия Лебедева

      Должно быть сладко и празднично — горожане ведь дома отсиделись, им всё равно.
      Потому подкуп процветает и выигрывает.

      • Леонид Вертель

        «Подкуп процветает и выигрывает» совсем по другой причине. Она глубже. За четверть века молодежь общими усилиями лишили морали. Тезис «Всё продается», кажется победил окончательно. Если публично можно продавать девственность, то почему не «заработать» полтысячи на мелкой подлости…?

        • Анастасия Лебедева

          Причину возможности подкупа указали Вы. А причину его победы я((((

          Многие люди старшего возраста стыдили и увещевали этих ребят, несколько десятков ушли, поняв, куда их втянули, некоторые голосовали как воздержавшиеся.

          Но всё-таки так и остаётся вопрос, почему не пришли горожане?

      • Иван

        Анастасия, Вы правы — равнодушие горожан развязывает руки недобросовестным застройщикам и чиновникам…

  • а можно отменить это решение,

    а можно отменить это решение, если доказать, что голосование было «куплено»?

    • Анна

      Наверное, можно, если доказать.

  • Елена Ициксон

    придерусь к названию материала «Защитники проиграли…»
    Защитники НЕ играли и НЕ играют с г. Гаврюшевым, тем более, в такие игры, где ставка идет на толщину кошелька.
    Гаврюшев ликует, потому что получил ВЛАСТЬ над семью сотнями человек — наших горожан, продавшихся на одну минуточку за полтыщи… а потом они опять будут хорошими и славными ребятами, не правда ли?.. только страшно с ними будет жить в одном городе — сдадут в любой момент, за любые деньги, ЛЮБОМУ…

  • Тамара Присяжная

    Значит, что-то не так с самим механизмом общественных слушаний, если можно вот так, практически не скрываясь, приходить и голосовать за деньги. О моральной стороне я не говорю, это за гранью моего понимания — продавать свой город, не думать о собственных детях, которые здесь будут жить.