Главное, Литература

Оставленная обрести счастье

Фото naldzgraphics.netАвтору этого рассказа всего 14 лет. Таня Грацианова живет в Сортавале, пишет  стихи, прозу. Увлекается фотографией и монтажом, играет на барабанах. К публикации ее рассказ рекомендовал писатель Дмитрий Новиков.

 

Рассказ

– Ты никогда не сможешь сделать это. Даже не думай.

Взгляд красивых голубых глаз, прищуренных от злости, гневно упирался в сгорбившуюся маленькую фигурку, угрюмо стоящую поодаль. Темноволосая девочка, обречённо опустив голову, тихо плакала. Взгляд упирался в пол, ссутулившиеся плечи подрагивали от неслышных всхлипов.

– Ты никогда не верила в меня…  – из груди резвым птенцом вырвался робкий тихий голос. – Ты меня не поддерживала. Я ничего не значила в твоей жизни… Никогда. Тебе плевать на меня. Тогда зачем ты делаешь ещё больнее? Зачем?!

Нерешительно повернувшись и взглянув в глаза молодой женщине, девочка до боли сжала кулаки и прошептала:

– Я всегда любила тебя и люблю, мама. Ты самый драгоценный человек в моей жизни. Прости…

Губы матери злобно сжались, изогнувшись в ухмылке, а затем раздался дикий смех:

– Ты мне не нужна.

Кинув маленькую стопку вещей ребёнку, женщина захлопнула дверь.

 

* * *

Стройная высокая девушка, гордо приподняв голову, уверенно шла вперёд. Длинные каштановые волосы развевались и опадали на покатые плечи. Чёрные глаза отражали безразличие к людям, к миру, ко всему, что творится вокруг, но при этом с губ не сходила лучистая улыбка. Пройдя мимо очередного кафе, которые заполняли улицу и пестрили яркими надписями, девушка замедлила шаг. Справа вырисовывалось большое здание с белыми колоннами. Это был детский дом. Очерствевшие родители отказывались от своих детей и привозили их в это страшное место. Они отрезали от себя часть своего сердца, души… Хотя какая может быть душа у таких сухарей…

Территория приюта была ограждена чёрным железным забором, расстилающимся чуть ли не на две улицы. Девушка несмело ступила за ограждение. Взгляд упал на маленького мальчика, весело играющего с другими детьми на площадке. Такой маленький, красивый, смеющийся. Но в глазах сухая грусть и отрешённость. «Всё-таки бросили…», –дрожащим голосом прошептала девушка. Ещё мгновение простояв на одном месте, она двинулась вперёд. Оказавшись внутри здания, молодая особа внимательно осмотрелась.

– Здравствуйте! – заметив какого-то толстого невысокого мужчину средних лет, в очках, радостно воскликнула она.

– Здравствуйте, Кристина, здравствуйте, – оживлённо протянул мужичок. – Ну что? Все документы собрали? – участливо поинтересовался он, поправив очки. –

Да, все.

– Ну что же, тогда можете идти домой. Завтра приходите и забирайте.

– А разве сегодня нельзя?

– Можно, но вам придётся подождать часа три, не меньше,  серьёзно ответил мужчина. – Можете посидеть в холле, подождать, а я пойду рассмотрю ваши, – он помахал стопкой бумаг, – документы.

Улыбнувшись, директор детдома развернулся и важно зашагал в свой кабинет. Кристина присела на мягкий диван, обтянутый искусственной кожей салатового цвета, и окунулась в воспоминания… Маленькая веснушчатая девчонка с курносым носом босиком бежала по влажной траве.

– Мама! Мама! – весело закричала малышка, смешно морща лоб. Совсем юная девушка, сидевшая неподалёку, резко повернула голову в сторону ребёнка. – Что? Набегалась? А теперь домой!

– Можно ещё?

– Я сказала домой! Глухая что ли?! – громко рявкнула молодая женщина, больно ухватив дочь за руку, и насильно потащила за собой. По лицу девочки обильно текли жгучие слёзы. Она не могла понять такого жестокого отношения к ней. За что? Она ведь такая, как и все дети. Но почему-то, оглядываясь, малютка замечала смеющихся сверстников, обнимающихся со своими родителями, а её мама не любила, не ласкала, не обнимала свою дочь…

– Мама, ты не любишь меня? – сквозь слёзы спрашивала малышка, наспех вытирая их маленькой ручонкой.

– Господи! Да как тебя такую можно любить? Думай, какую ерунду мелешь!

Слёзы новым потоком устремлялись по щекам, а душа рвалась на кусочки… В детстве Кристина никогда не знала одобрения, веры в неё, никогда не радовалась конфете, полученной от мамы. Никогда. Вот и сейчас она, так же сгорбившись, сидела на диване и плакала. Плакала от боли, от разрывающей сердце пустоты, что судьба не дала ей возможность хоть раз почувствовать нежность в голосе матери.

Она вспомнила ту ночь, когда мама выгнала девчурку из дома, буквально выплюнув слова о том, что дочь ей не нужна и лучше бы её вообще не было! Да и сейчас девушка не смогла бы уже ни увидеть, ни услышать свою мать – год назад ей сообщили, что та погибла в автокатастрофе. Кристина тогда не могла найти себе места. Она плакала днём и ночью, потому что действительно любила мать. Недавно ездила к ней на могилу, проведать, и чуть ли не убила себя, сильно отчаявшись. Но мысль, которая с детства терзала её об усыновлении ребёнка, не дала девушке покончить с собой, и она твёрдо решила – стоит жить!

Вдруг чей-то тонкий голосок прервал горькие воспоминания юной девушки.

– Мама! – не вопросительно, а утвердительно и жизнерадостно прокричал мальчик, сидящий рядом. – Пошли домой? – карие глазки жадно впились в глаза девушки. Видимо, малыш не хотел отпускать своё счастье.

– Как? Уже? – взволнованно и восторженно изумилась Кристина.

– Уже, уже, – тихонько посмеиваясь, ответил директор. – Спасибо вам за ваше доброе сердце!

– Это вам спасибо! – расплываясь в улыбке и смахивая нахлынувшие слёзы, произнесла молодая мама.

 

* * *

Две фигуры, большая и маленькая, удалялись всё дальше и дальше. Это были счастливые сердца, навсегда соединённые ниточкой любви. Маленькое чудо, мальчик лет пяти, задорно смеялся и ел мороженое, впервые купленное Мамой, таким родным, святым человеком! Рядом бегущая девушка держала своего сына за руку и тоже заливалась смехом, беззаботно поедая пломбир. Теперь серый город окрасился в радужные цвета, в самые различные оттенки добра, любви, счастья и надежды! Он полыхал яркими огнями веры, даря каждому прохожему грустную улыбку на лице.

 

Любовь, навсегда оставшаяся в сердце, не покинувшая его даже в отчаянные моменты жизни, растопляющая лёд в душе, дающая опору и надежду, вселяет в человека веру, благодаря которой возможно всё.

  • Александр Грацианов

    Танюшка, искренне рад за тебя!

  • Мария Цветкова

    Автору 14 лет? )) … Молодец! Чувствуется понимание темы, возможно, личный опыт или тонкие наблюдения и чуткое сердце. Есть глубина проникновения, содержание, а это главное. Форма со временем отполируется, крылья расправятся. Главное, что они (крылья) есть!)))

    • Таня Грацианова

      Спасибо ^___^
      Слава Богу, не личный опыт))

  • Яна Жемойтелите

    Ребята, не перехвалите. У меня к рассказу очень много замечаний. К примеру. Тираду «Ты меня не поддерживала. Я ничего не значила в твоей жизни… Никогда. Тебе плевать на меня. Тогда зачем ты делаешь ещё больнее? Зачем?!» — может выдать только взрослая, вполне осмысленная девочка. Возможно ли такое, что мать отдаст в детдом девочку-подростка и обрубит все концы? Если она не алкоголичка, потерявшая человеческий облик и последнее соображение — вряд ли. Если у нее к тому «красивые голубые глаза» — что это за монстр такой? Танечка, сказать «красивые голубые глаза» — это ничего не сказать. Это не образ, а штамп с рекламы контактных линз. Мамины глаза, даже если мама злая, — все же индивидуальны. Дальше по тексту тоже много огрехов…

    • Игорь Пузырев

      Яна, да хвалить только принялись.) Огрехи. Но как должно быть в 14 лет? Прекрасно само по себе наличие молодого автора. При определённом старании, возможно, получим вид из другого окна. А про умершую, болевшую годами соседку, буду я писать. Вперёд уже всё хуже видно с годами.

    • Таня Грацианова

      Спасибо за конструктивную критику) Это самый первый рассказ, а так у меня не идёт проза)
      И спасибо за замечания, я учту :)

    • Таня Грацианова

      Кстати, этот рассказ я написала где-то за полчаса, на одном дыхании. Просто что-то так резко нашло..))

  • Игорь Пузырев

    Здесь всем хорошо. Автор молод, ему не на что смотреть назад. Значит только будущее, а не перебирание бабушкиных клубков. Светлое будущее, согласно выбранной теме. Приятно видеть ныне еще живых молодых людей, готовых выразить забытые многими чувства. Не психоделические бредни. Земля не останется без добра и жизни. Спасибо — Девочка Таня!

    • Таня Грацианова

      Спасибо большое, очень приятно)