Литература

От Beatles к Бёрнсу и Кольриджу

Антонина КОНДРАТЬЕВА – преподаватель английского языка петрозаводского железнодорожного колледжа. Английским увлекалась с детства, мечтала о языковой школе, но родители отдали в обычную. Это не помешало ей заниматься языком самостоятельно. Помогали песни любимых Beatles, пластинки которых в те времена достать было невероятно трудно, а когда удавалось, это становилось настоящим событием. После школы поступила в ПетрГУ на отделение истории с английском языком.
 
 
kondratieva.jpg После университета по распределению попала в сельскую школу и три года преподавала историю и английский язык. Вернулась в Петрозаводск с твердым убеждением: в школу ни ногой. Но оказалась в железнодорожном колледже, сначала в качестве преподавателя истории, а потом и английского языка – воистину от судьбы не уйдешь. Увлечена своим делом, не согласна с утверждением, что, мол, современные дети – неправильные, не читающие. Говорит, что они разные и с ними интересно.
Переводами занимается для себя. Говорит, что английский язык удивительно поэтичный и музыкальный. Очень любит поэзию Бернса. Перевод именно его стихотворения стал ее «пробой пера».
Предлагаем нашим читателям небольшую подборку переводов Антонины Кондратьевой стихов Бернса и Кольриджа. Публикуются впервые.
 
 
 
Роберт Бёрнс


Мое сердце – в горах, оно там,  в вышине,
За оленем вослед мчит по горной стране.
То не скачет олень, не косуля летит.
Это в горной стране мое сердце стучит.

До свидания, Север, и ты, страна скал,
Где честь и отвагу шотландец познал.
Где б я ни скитался, где б я ни бродил,
Эти горы и долы я в сердце носил.

До свидания, горы, покрытые снегом,
До свидания, лес меж землею и небом,
До свидания, кручи, долины и реки
И ручьи средь камней, вы со мною навеки.

Мое сердце – в горах, оно там, в вышине,
За оленем вослед мчит по горной стране.
То не скачет олень, не косуля летит.
Это в горной стране мое сердце стучит.

Переводы С.Т. Кольриджа

Безнадёжные усилия
Природа занята: червяк покинул  нору,
Жужжит пчела, в гнезде хлопочет птица,
И на лице зимы, уснувшей в эту пору,
Улыбка слабая – весна ей, видно, снится.
И только я, слоняясь безучастно,
Ни песен не пою, ни вью гнезда напрасно.

Все, что мне мило: берег над рекою,
Где ароматом напоен, ищу себе покоя.
Цвети, о амарант, во влажной тишине,
Твой сладостный нектар вкушать, увы, не мне!

Заклятья моего кто тайну разгадает?
Бесчувственно чело, бледны мои уста…
Целительный нектар сквозь пальцы утекает,
На смерть обречена бесцельная мечта.

Природа


Природа-мать, в фантазиях моих
Творенье Божие объявши оком,
Так искренне, так радостно, глубоко
Я напишу строками злаков полевых,
Цветов, стеблей, травинок луговых
Слова любви и святости высокой.
Смеется свет, но и тогда
Без страха, без смущенья, без стыда,
Насмешки мира целого поправ,
Тебе в лугах алтарь сложу из трав,
И в купол неба синего дрожащий
Да вознесется фимиам цветов,
А ты, мой Бог, в руках весь мир держащий,
Не откажись от скромных сих даров.

Песня
(импровизация на «Песнь о прекрасной даме»)

Я не сравню подруги лоб с лилией,
А щеки с розами, что бархатно алеют.

О лилиях и розах умолчу,
Я чудо из чудес воспеть хочу:
Тот взгляд, что милая украдкою дарит,
Он слов красноречивей говорит!

Ответ на детский вопрос
Что слышно в птичьей трели раннею весной?
О чем она поет, забыв о зимней вьюге?
Чему бросает вызов, рушит чей покой?
Ее простая песнь – о солнце, о любви, о друге.

Что слышно в вое ветра лютою зимой?
Хоть громок этот звук, его невнятно пенье.
А пташка малая, поющая весной,
Поет свою любовь, поет лугов цветенье.

И песнь ее – природе вечный гимн,
И в сердце птицы, полном трепетанья,
Одно лишь слышу, сам наполнен лишь одним:
Любовью, солнцем, жизни ликованьем!


Фото Ирины Ларионовой
 
"Лицей" № 5 2008