Главное, Литература

«Невыносимый» автор

Леонид Вертель (в центре) с друзьями - Вадимом Горбатовым (справа) и Николаем Исаевым.  Фото из личного архива Леонида Вертеля

«В последнее время каких только книг не выносят на помойку! Даже классиков в золоченых переплетах можно встретить. Но у каждого есть «невыносимые» авторы, предать их мы не способны…»

Леонид Вертель

 

Давно идет спор между читателями, да и писателями тоже: что важнее – как написано или про что; язык или тема? При чтении рассказов Леонида Вертеля такого вопроса не возникает. Конечно же, самое важное – это душа пишущего, что светится и в строчках и между строк, с ее любовью ко всему живому и «привычкой болеть за слабейшего». Последнее в современной отечественной литературе становится все более редким явлением. Но именно писателям с такой «привычкой» и обеспечена читательская привязанность. В деревне Фоймогуба, где я провожу лето и где в здешней библиотеке много активных читателей, Вертель – самый читаемый писатель. «Потому что он пишет про все наше: про нашу жизнь, нашу рыбалку, нашу охоту, про нашу северную природу, наши потаенные избушки – для рыбаков и охотников…» – сказал мне местный житель Вячеслав Крупин.

Вертель пишет о живом, но иногда вплетается в это живое горчинка – упоминание о брошенных деревнях «с развалившимися домами, с крапивой и осотом, наконец-то безнаказанно захватившем все огороды». Когда-то, еще в молодые годы, автору хотелось проникнуть в ту жизнь, что была прежде и свидетелями которой остались «брошенные  каменные жернова», «старые хомуты», «пустые дома, дворы»… Судя по всему, он проник. Прежде чем войти в «кватеру», знает писатель, «нужно поклониться избе, иначе расшибешь лоб в низком дверном проеме».

Рассказы Вертеля почему-то хочется назвать новеллами, наверно, потому, что они сродни поэзии. Чего стоит одно название – «Застенчивое северное солнце»! А пышные мартовские сугробы, что напоминают автору «застывшее море с покатыми, сверкающими на солнце волнами»… Цитировать Вертеля можно бесконечно. И я не согласна с тем, что «природа не выбирает и не назначает себе певцов и менестрелей…» (К. Паустовский). Именно выбирает и назначает. Недаром говорят: природный дар. Да разве не о том же и сам Леонид Вертель: «Чем дольше живу, тем больше прихожу к выводу, что наш язык – инструмент божественного происхождения. С помощью слова можно дотянуться до самых потаенных уголков человеческой души и вызвать там такую симфонию чувств, что корифеям скрипичного ключа останется только завидовать…»

Для Леонида Вертеля характерен интерес не только к макрокосму (земной шар, космос, вселенная), но и микрокосму. И нередко разговор о частном, о микрокосме оборачивается встречей с макрокосмом, как в новелле «Мышка», где «мышка» – это и обыкновенная мышка, и одновременно прозвище молодой женщины.

Знаток природы, северного уклада, бывалый человек, немало побродивший по родному краю с рюкзаком, Леонид Вертель одарен тонким, тончайшим слухом как на настоящее, подлинное, так и на малейшую фальшь. Новая книга Леонида Вертеля «Занозистые мысли. Раздумья о жизни» – тому лишнее подтверждение: «Самое прекрасное на земле не поэзия, не живопись и даже не музыка, а человеческие поступки. И самые омерзительные – увы, тоже они».

За эту книгу, как и за предыдущие, хочется сказать спасибо радетелям русской литературы (например, за издание книги «Я люблю тебя жизнь…» Карельской компьютерной сети «Ситилинк» и ООО «Эковата-Карелия» в лице ее директора Андрея Хяккинена), благодаря которым такие нужные обществу книги выходят в свет.

На снимке: Леонид Вертель (в центре) с друзьями — Вадимом Горбатовым (справа) и Николаем Исаевым

Фото из личного архива Леонида Вертеля

 

 

  • Вячеслав Агапитов

    А тем временем из Заонежья, из Фоймогубы, идут сводки как из прифронтовой полосы. Жители фоймогубских деревень Кярзино и Патрово обратились с письмом в различные инстанции с просьбой о помощи, сообщая о планах лесозаготовителей рубить леса в районе Ковшозеро и Гахкозеро…Я бывал на Ковшозеро, написал там в свое время этюд. Каждому, кто видел окрестности Фоймогубы, становится понятно, что это одно из красивейших мест не только Карелии, но и всего нашего Севера. И досюда добрались…

    • Галина Скворцова

      В начале двухтысячных в Фоймогубу приехали на пленер три Бориса — Акбулатов, Поморцев, Кукшиев. Их Троеборье и положило начало деревенской картинной галерее. В пятницу один из Борисов — Борис Кукшиев ушел от нас. Это большая потеря.

  • Леонид Вертель

    Юлия, спасибо сразу за всё. Я ведь тоже пытался гуглить по той концовке, не получилось. Стихотворение это. И стихотворени жительницы деревни понравилось. Не в бровь, а в глаз. По книгам созвонимся.

  • Юлия

    Согласна с Вашим предложением о памятнике,
    а вот какие стихи написала Антонина Митрофановна Голосная из Воронежской области
    https://youtu.be/pKtvZzcdT98

  • Леонид Вертель

    Уважаемая Юлия! Для меня жители деревень — святые люди. Они лучше нас, жувущих на асфальте. Сообщите, сколько надо «Занозистых» книжек»? Кстати, среди «заноз» есть там и такая:

    «До сих пор себя виню за то, что не запомнил ни названия стихотворения, ни фамилию автора: молодой был, глупый. Память сохранила только концовку стихотворения о похоронах деревенского мужика.

    ………………………………
    В темной курной избе.
    Где радовались за покойника
    И плакали по себе»

    Эти пронзительные строки вспоминаю всякий раз, когда слышу очередные обещания велеречивых чиновников «помочь селу», сделать жизнь крестьянина почти такой же, как у них самих.
    Увы, город во все времена обкрадывал деревню. Ничего не изменилось и в наши дни. Не зря ведь о переезде горожанина жить в сельскую местность сообщается, как о событии из ряда вон выходящем.
    И вот ещё какая мысль не дает мне покоя. Каких только памятников в нашей стране нет: и футболистам, и собакам, и чижикам-пыжикам, а вечному труженику крестьянину с мозолистыми руками памятника нет. Колхозница Мухиной не в счет. Согласитесь, а ведь мог бы быть. Монументальный, общегосударственный, всеми почитаемый, к которому власти несли бы венки, как к могиле Неизвестного Солдата».

    • Юлия Свинцова

      Уважаемый Леонид Вячеславович, люблю интернет — он всегда помогает.
      Гугл и Яндекс выдают всего по одной ссылке на разные сайты, но там одно и то же стихотворение, правда, год не очень давний. Не то?

      ИЗ ДЕТСТВА

      «Что тебе в жизни и помнилось —

      Голод да вечный труд!

      Боль твоя успокоилась.

      Руки твои отдохнут!»

      Помню: у гроба, меж койками,

      В полукурной избе —

      Радовались за покойника,

      Плакали по себе…

      Александр Шиненков, Н.Новгород

    • Юлия Свинцова

      Примем с благодарностью столько, сколько сможете подарить))
      В середине января туда состоится интересная поездка и тоже с книжными подарками, будет возможность передать прямо в руки. Спасибо!

  • Юлия Свинцова

    Из архивов группы помощи картинной галерее в Фоймогубе

    Спасём картинную галерею в деревне Фоймогуба!

    Сегодня мы сделали Леониду Вячеславовичу Вертелю
    «ПРЕДЛОЖЕНИЕ, от которого невозможно отказаться»
    (Отказаться
    невозможно, потому что предложение доброе, полезное для Фоймогубы и
    безусловно совпадает с желанием того, к кому мы обращаемся)- предложили
    ПОДАРИТЬ свою КНИГУ Фоймогубской библиотеке.

    Вот что он ответил —
    «Ваше
    зернышко-письмо упало на благодатную почву. И я люблю Заонежье и людей
    там живущих. Им подарю книг столько, сколько захотят»

    ПРЕДЛОЖЕНИЕ ПРИНЯТО!
    2 декабря 2014 в 10:00

    Леонид Вячеславович действительно подарил столько книг, что хватило и на соседние деревни не по одной, спасибо!

    (Добавлю, свои книги Фоймогубе по нашему предложению подарили Дмитрий Москин, Борис Гущин, Владимир Фомин, Людмила Баранова, Дмитрий Новиков, а братья Савельевы — картину.
    Всегда рады таким подаркам, предлагаем всем желающим присоединиться)