Литература

«Нам нету места в двадцать первом веке…»

Фото из личного архива
Александр Васильев в Югославии, 1974 год

Пройдет полсотни лет и от ныне живущих в Карелии поэтов в памяти читателей останутся всего два имени. Одно из них – Александр Васильев.

 

«Я не знаю молитв. Но стихи – это та же молитва…» – написал однажды Александр Васильев. Не знаю, как для кого,  а для него-то это истинно так. Прочтите его книги (их всего две — «Восстань, душа!», «Имени твоему»!) и, думаю, согласитесь. Уроженец Петрозаводска – старой Кукковки, появившийся на свет в одном из ее долгих бараков, – но с давними и крепкими крестьянско-заонежскими корнями, он, выучившись в речном училище, успел объехать реками-озерами-морями столько мест-побережий, вплоть до дальних мест Европы! Доказательства сего – фотоснимки в его личном архиве. Но не в стихах. В них только это: «Деревня Липовицы. Дымные сугробы…», «На Яндом-озере», «Яшезерский монастырь» и т.д. Даже полушутливое «Не суйся в Суйсарь…». В общем, «Страна моя – Вологда…» И ни одного стихотворения на заморскую и даже просто морскую тему. Он и на Голгофу поднимался не библейско-заморскую, а на Соловецких островах. Так что поэтическая душа автора навсегда осталась на родине.

 

Русская судьба. Русская смута. Русское прошлое и будущее… В этом хочет разобраться поэт. Это его не оставляет никогда, тревожит ежечасно. И его на сей счет вывод:

«Нам нету места в двадцать первом веке.

Закончился двадцатый, русский век.

На карте нет Руси, а в картотеке

исчез из списков русский человек…»

 

 

Русский крах? Нет: «А Русь – конечно, возродится, вот только жаль, что – после нас». После нас. Нам же выпало видеть трагедию.

 

Давно изучая опыт и поэтическую судьбу всех, кто у нас в крае – Олонецкой губернии, Карельской Трудовой Коммуне, Карело-Финской и просто Карельской ССР – писал и пишет  стихи и публиковал их, хоть в книгах, выходивших как в Петрозаводске, так и в столицах, хоть всего лишь в районных газетах, я неожиданно сделал личный вывод. Подчеркиваю: личный. С ним любой имеет полное право не согласиться. Это суждение я однажды уже обнародовал при довольно большом стечении литераторов республики, но в отсутствии самого нашего героя. Теперь же сделаю это интернет-публично. (Интересно, через 20-30-40 лет еще будет существовать Интернет – некогда, казалось, вечные бумажные газеты сейчас заметно как уходят в никуда – или уже явится нечто более?)

 

Итак, мое сугубо личное мнение. Пройдет ну пусть полсотни лет и от ныне живущих на территории Карелии поэтов в памяти и в сердце любителей этого вида литературы останутся имена и их труд в целом – Александра Васильева и Дмитрия Вересова. Из поэтов предыдущих поколений, кого уже нет на земле, – Владимира Морозова и Виктора Сергина. От остальных: от кого – стихотворение-полтора, от кого – одна-две-три строчки, от некоторых – один удачный образ –  и все. А от этих – их поэтические миры, их боль и надежда, их прозрения. Потому что в творчестве названных людей талантливо-зримо отобразились и их личные судьбы, и судьба нашей несчастной и счастливой, но бесконечно любимой отчины-Отчизны. Отобразились так, что через их строки-образы и будущие читатели смогут увидеть, где же мы жили и как.

 

Возвращаясь к нашему автору,  о котором писали: «Поскольку, по меткому выражению А. Васильева…»; «Если Клюев верует в возвращение Георгия Победоносца на Русскую Землю, то лирический герой Васильева…» (Е.И.Маркова, История литературы Карелии, Т.3., Петрозаводск, 2000); «В литературу вошел поздно, но стремительно и мощно: книга его стихов «Восстань, душа!», увидевшая свет в 1998 году в составе альманаха «Волны трав» –  стала событием в поэзии Карелии. Стихи этой книги высоко оценил известный русский поэт Виктор Боков» (А.И. Валентик, «ТВР-Панорама», 2009) и т.д. Да чего там критики и коллеги-поэты! Его стихи уже сейчас – во времена, очень и очень далекие от поэзии (из школьных программ исключается «Евгений Онегин» Пушкина, чего уж мы-то!..) –  начинают цитировать подростки. В ходе Всероссийского конкурса детского и юношеского литературно-художественного творчества (республиканский этап, март-2013)  одна из его участниц, 9-классница-беломорчапнка Валерия Ахмадеева из Кривопорожской школы в своем исследовании «О, Север, Север-чародей…», где анализировала творчество географически близких ей поэтов Юрия Казакова, Натальи Волковой, Николая Гребенщикова, Виктора Аксенова и Бориса Ильютика, эмоционально процитировала в том числе и стихи А. Васильева (единственного для нее, поморки, «иноземца»):

 

«Кренясь, летела лодка и с волны

 Срывала пену парусом зеленым,

Я, мальчик лет восьми, смотрел влюбленно

На родину отца со стороны…»  

 

Это из стихотворения «На Яндом-озере», что очень далеко от малой родины Валерии, но ведь нашла же! Оценила! Приняла этот географический адресат за свой!

 

Кстати, Саша-Александр! Александр Петрович, когда же мы, наконец, соберемся заглянуть на твое Яндомозеро в теперь глухой глубине нашего общеродового,  если смотреть по родословным наших крестьянских предков, Заонежья? И, может, в мое отцовско-материнское с. Песчаное заглянем?  «Деревня Липовицы…» Снег уже растаял.

 

Автор однажды подчеркнул: «Я – Рожденный под знаком Тельца, накануне Святого Георгия». А ныне его юбилей: 5 мая – аккурат в Пасху!..

 

 В Марселе, 1973 год

На борту теплохода «Сормовский-4», 1974 год

Среди друзей (выше всех) по литобъединению при Союзе писателей и редакции газеты «Комсомолец». Литобъединением руководил Валентин Устинов. 1970-е годы

В перерыве творческой конференции молодых литераторов Карельской АССР (пятый справа)

 

Фото из личного архива Александра Васильева

 

 

 

  • ded pavlo

    Сразу откликнуться не получилось. Зато сегодня как-то само собой сложилось очередное дружеское посвящение.

    [i]Александру Васильеву[/i]
    Гербы тускнеют и иконы,
    мелеют наши рубиконы,
    проходит вечность, друг Гораций…
    Уж наши внуки матерятся
    своим анапестом-хореем…
    А мы себе живём… Стареем…

    Льстим женщинам, клянём погоду,
    глазеем в «ящик», и в угоду
    торговым нынешним скотинам
    коптим природу никотином…

    Внимаем в организме резям,
    в политику давно не лезем…
    Век XXI-ый, век кошмаров –
    настало время мемуаров?!

    Будь здрав и боеспособен, Александр Петрович!

  • Аркадий Реутов

    А. Васильев — дай Бог тебе здоровья, Александр! — поэт, что называется, от бога. И книжка «Имени твоему…» тому подтверждение куда как убедительное. Помнится, в стихотворении «Страна моя, Вологда.Чудо!…» ( это и моя отчина)меня поразили своей образностью, точностью,лаконичностью и смыслом строчки: «Кому вологодское масло,/ Кому вологодский конвой…» Какой социальный, современный на столетия смысл заложен в двух строчках всего! А их, таких строк-образов, — россыпи алмазные в книжке! Или — «…Плывет куда-то в сером море/ Сорокатрубный наш барак». Или — «Ах, какая метель» Ах, какая / Невозможная злая метель. /В завыванье ее не вникая,/Вдруг услышу лесную свирель».Или — «…А ночью черной, черной, словно /Бессонницею изувеченной, / Я считаю себя виновным /
    Пред всеми плачущими женщинами».
    Жаль только, что книжка вышла столь малым тиражом; кончатся же когда-нибудь эти времена — «накопления бабла» и появится снова тяга к Слову поэтическому — высокому, искреннему, сердца память и боль передающему — чистому и светлому роднику. Хочется в это верить.

  • Олег Мошников

    Да, прекрасный честный поэт — Александр Васильев. Как говорится, родина — через сердце.Присоединяюсь к поздравлениям с юбилеем! Дай ему Бог здоровья.