Главное, Образование, Школа и вуз

«Мы, родители, колотились во все инстанции…»

Школу-интернат №22 власти ликвидировали
Школу-интернат №22 власти ликвидировали

Анна Евтухович разочарована: «Делали всё, что могли, но школу так и не отстояли». Июльским распоряжением Главы Карелии закрыт единственный интернат для детей с тяжелыми нарушениями речи, хотя в республике на учете  таких детей более 700.

«…в форме присоединения… в соответствии с постановлением…» — читаю в распоряжении о реорганизации речевой школы-интерната №22, подписанном Александром Худилайненом 19 июля 2016 года. Месяцы родительской борьбы за школу для детей с тяжелой патологией речи результата не дали. На власть не подействовали ни письма-обращения пап и мам, ни петиция в Интернете, которая набрала 961 подпись, ни здравый смысл: по данным Центра психолого-медико-социального сопровождения, 68% детей сегодня имеют нарушения речевого развития.Петиция с просьбой сохранить школу на стол к министру образования и науки РФ Дмитрию Ливанову  не попала, но главе ведомства о ситуации в Карелии докладывали. Это сделали Ольга Явкина, представитель Рособрнадзора РФ, и Юлия Сачко, представитель Минобрнауки РФ, которые приезжали в Петрозаводск 17 июня 2016 года).

Анна Евтухович, мама воспитанника школы-интерната № 22, которая вела всю переписку с чиновниками, объединяла и во многом координировала родителей в исканиях правды, разочарована:

— Делали всё, что могли, но школу так и не отстояли. Мы, родители, колотились во все инстанции. Писем, обращений, встреч не сосчитать. Бумаг — ворох! Родителей оскорбляли, глумились над нашей болью. Невзирая на закон «О реорганизации/ликвидации», невзирая на закон «Об образовании», невзирая на то что условия для детей ухудшаются, не обращая внимания на общественное мнение, мнение родителей, учредитель продолжал процесс ликвидации школы, не обеспечив условия получения доступного образования даже для тех детей, которые обучались в №22! Родители не были включены в процесс реорганизации. Не была привлечена общественная организация инвалидов, представляющая интересы детей–инвалидов. Родителей вынудили забрать детей из школы помимо их желания и воли. Это нарушение права родителей выбирать школу и прав детей с ограниченными возможностями здоровья и инвалидностью получать образование по гарантированным стандартам!

Сейчас Анна ждет ответа от президента РФ, который декларирует доступность образования для всех. Еще чиновники всех мастей любят говорить об инклюзии и доступной среде. Всем этим словам можно было бы и поверить, если бы такие условия действительно создавались для детей на деле. Президентский ответ должен прийти Анне  до 26 августа, а уже через пять дней начнется новый учебный год. Кто-то из ребят с речевой патологией пойдет в школу-интернат №21, где сейчас учатся ребята-опорники, некоторых взяли в школу-интернат №23, другим пересмотрели диагнозы, часть младших школьников (обучение в школе велось по 4 класс включительно) останутся в районах Карелии, где не созданы специальные условия для детей с с ограниченными возможностями здоровья.

— У меня нет точной информации о том, для скольких детей обучение по спецпрограммам прекратится. По данным школы №21, они готовы принять 25-30 новых учеников, но в нашей школе стабильно училось 48-50 детей с речевой паталогией, — рассказывает Анна Евтухович. —  К тому же в школе всегда открывался подготовительный класс для будущих первоклассников. В этом году его нет. Все станет понятно 1 сентября. Ждем, готовимся…

Новость об объединении двух школ-интернатов подавалась в региональьных СМИ под разными соусами, которые как заправка к салату подсовывали чиновники от образования. Например, преподносили известие об объединении двух школ как новость о конкуренции: одна хорошая школа присоединяется к другой, и главной будет лучшая. Или чиновники вдруг рассказали о нетолерантности родителей к недугам детей другой школы-интерната. Вот, дескать, впору теперь проявлять терпимость друг к другу и шире смотреть на мир — одни учатся говорить, другие нуждаются в безбарьерной среде, поэтому и будут вместе учиться, развиваться, отдыхать.

 

Отвечая на вопрос корреспондента телекомпании «Ники-Плюс», первый заместитель министра Татьяна Васильева  сказала (запись с 1 мин. 1 сек.):

— На наш взгляд, реорганизационные мероприятия будут иметь положительные последствия, когда ребята с различного вида нарушениями будут жить единым коллективом. Это больше будет способствовать процессу их социализации.

И уточнила она же в интервью ГТРК «Карелия» (запись с 1 мин. 49 сек.):

— Понятно, что родители очень обеспокоены, как будет продолжена организация обучения. Может быть, недопонимания на первом этапе реорганизации были у родителей: где будет продолжено обучение. Очень многие переживали, что не будут созданы соответствующие условия для обучения. Сейчас, на наш взгляд, все условия созданы.

 

«Лицей» попросил прокомментировать объединение двух школ-интернатов карельских парламентариев, которые с самого начала выступали категорически против него.

 

Андрей Рогалевич
Андрей Рогалевич

Андрей Рогалевич, председатель Комитета по образованию, культуре, спорту и делам молодежи ЗС РК: «Отсутствует какое-либо желание слушать родителей»

— Лично для меня показательно решение господина Худилайнена и его «участие» в судьбе детей инвалидов и 22-й школы интерната, как и с другими образовательными организациями Карелии, которые подвергались оптимизации или ликвидации. Первое — отсутствие какого-либо желания слушать родителей. В большинстве случаев они были исключены из процесса обсуждения и принятия решения. И только когда ситуация доходила до социального несогласия, чиновники пытались, причём неуклюже, доказать свою правоту, ссылаясь на отсутствие денег и на не очень понятные открывающиеся возможности для детей. Второе —  отношение чиновников к детям. Вместо того чтобы, как закреплено в федеральном законе, развивать систему образования,  чиновники предпринимают всё для того, чтобы это не происходило. Когда родители или представители общественных организаций пытаются противостоять этому, действия чиновников принимают озлобленный характер, напоминая вцепившегося в горло своей жертвы бульдога.

Мне очень жаль, что глава республики не смог или не захотел услышать родителей, депутатов Законодательного Собрания Карелия, журналистов и принял решение без учёта их мнения.

 

 

Лариса Степанова
Лариса Степанова

Лариса Степанова, член Комитета по образованию, культуре, спорту и делам молодежи ЗС РК: «Можно поставить крест на развитии нашего образования»

— Печально осознавать, что все усилия борцов за сохранение интерната №22 оказались напрасными. Министерство образования Карелии с самого начала давало понять, что интернат будет закрыт. Как бы мы ни пытались достучаться до правительства РК, Минобра РФ, при решении данного вопроса во главу угла поставили деньги, а не интересы детей. Все эти оптимизационные процессы, к сожалению, наносят огромный вред системе образования. Если мы будем подходить к решению подобных вопросов с позиции финансовой выгоды, а не с позиции обеспечения доступного качественного образования, то можно поставить крест на развитии нашего образования.

 

Галина Васильева
Галина Васильева

Галина Васильева, директор лицея №13, член Комитета по образованию, культуре, спорту и делам молодежи ЗС РК: «Детей с тяжелыми нарушениями речи на учете в республике более 700!»

— Произошел очередной беспрецедентный факт ликвидации востребованного учреждения в республике. Региональная исполнительная власть не услышала представительную власть республики в лице депутатов ЗС, родительскую общественность, педагогическое сообщество. Погоня за мнимой экономией разрушает всё на своём пути. До 2015 года специализированная школа-интернат № 22 была укомплектовано на 100 процентов, а в 2016 году министерство образования Карелии начинает сводить до минимума количество мест для детей с тяжелыми нарушениями речи, хотя на учете таких детей в республике более 700! Всё это напоминает ситуацию с детьми-инвалидами, когда однажды по отчетности вместо пяти медицинских групп детей их стало четыре, да и детских домов скоро на бумаге, кажется, совсем не будет. Проблемы будут, а по отчетам их уже вроде бы не останется. Современные менеджеры иногда просто удивляют своей управленческой слабостью. Деньги сэкономят на детях, и жизнь в Карелии “будет налаживаться”. Потом удивляются чиновники, а может быть, уже и не удивляются, почему им народ не верит, недолюбливает! При реорганизации учреждения Александр Петрович Худилайнен, а вместе с ним Валентина Васильевна  Улич и  Александр Николаевич Морозов совершили большую ошибку.

 

Эмилия Слабунова
Эмилия Слабунова

Эмилия Слабунова, член Комитета по образованию, культуре, спорту и делам молодежи ЗС РК: «Возмущение вызывает заключение комиссии по реорганизации»

— Ситуация со специальной коррекционной общеобразовательной школой-интернатом №22 является ярким примером того, как власть закрывает бюджетные прорехи за счет экономии на детях. И дети становятся жертвами нашей неэффективной власти. В своих объяснениях чиновники всех уровней отправной точкой аргументации предлагают считать заключение «Об оценке последствий принятия решения о реорганизации школы-интерната», которое сделала специальная комиссия. Сам состав комиссии вызывает большие вопросы. Похоже, что создавалась она для реорганизации другого учреждения республики – специализированной школы искусств, потому что в ее состав входят специалисты Министерства культуры, специалисты в области культуры, и нет дефектолога, логопеда, психолога, участие которых было бы чрезвычайно важно для решения судьбы интерната. Не говоря уже о том, что представители родителей в оценке не участвовали.

Возмущение вызывает и заключение этой комиссии. Оно делалось по четырем позициям: обеспечение государственной гарантии реализации прав на получение общедоступного и бесплатного образования обучающихся с ограниченными возможностями здоровья; обеспечение продолжения освоения обучающимися образовательных программ; обеспечение территориальной доступности образования и минимизация возможностей социальных рисков в отношении работников реорганизуемой организации.
По всем этим четырем позициям в заключении присутствует только одно слово — «обеспечено». Никаких подтверждений, аргументации нет. Давайте представим ситуацию, когда, например, на государственной итоговой аттестации в школе в контрольно-измерительных материалах выпускник напротив каждого из этих заданий напишет: «знаю», «читал», «решил», «выучил», «ознакомился». И на основании этих ответов ему должны поставить 100 баллов и выдать аттестат. С заключением комиссии примерно такая же ситуация.
Как, ознакомившись с ним, родители, специалисты-профессионалы смогут понять, сделано ли всё необходимое для обучения детей интерната в других образовательных учреждениях? А родители уже бьют тревогу и говорят о том, что условий для достойного обучения в других учреждениях не будет: ни нужных специалистов, ни корректирующих образовательных сред там нет.

Это формальное бездушное отношение к детям. В ответ на обращения родителей Министерство образования России пишет, что нарушения законодательства в результате проверок не выявлено. Формально законодательство действительно соблюдено: назначена комиссия, есть заключение. Только с ничего не значащими словами. И по существу и дети, и родители – пострадавшая сторона, к сожалению.
Для решения проблемы создана «детальная дорожная карта». Однако в ней говорится вообще обо всем, о формальных вещах вроде регистрации изменений в уставе и заканчивая инвентаризацией имущества. Непосредственно детей касаются всего две позиции: до 5 сентября проверят, обучаются ли дети в других образовательных учреждениях или нет. И в течение сентября-октября этого года пройдут родительские собрания, на которых обсудят качество образовательных услуг в учреждениях, заменивших собой школу-интернат №22. Вот так мониторинг ситуации обрывается октябрем, когда учебный процесс только начнется и у детей будет проходить сложный процесс адаптации к новым учебным условиям. Из этой дорожной карты видно только одно – большое желание реорганизовать школу-интернат №22, а после процедуры реорганизации забыть и про детей, и про родителей.

Понятно, что раз на реорганизацию дано добро, то в интересах детей не будет принято уже никаких решений. Федеральная власть отдала все на откуп региональным властям, оставив за собой чисто формальные функции. И всё это в условиях нищих региональных бюджетов и ситуации, когда в интересах человека не работает ни один институт власти, человек, к сожалению, находится за пределами сферы интересов власти.

 

Родители воспитанников школы-интерната № 22 и № 21 не понимают, зачем разрушать то, что давало результат, и зачем приезжала московская комиссия?

Анна Евтухович
Анна Евтухович

Анна Евтухович: «Только и могут ликвидировать! «

— Понимающих эту ситуацию родителей я не встречала. Через несколько лет коррекционное образование в республике будет разрушено. Нужно будет восстанавливать, строить, создавать, искать, обучать, просить деньги… Зачем рушить то, что реально существует и даёт результат? В этой школе нуждаются дети со всей республики… Её надо расширять! Худилайнен проигнорировал интересы особых детей, он проигнорировал мнение родителей этих детей, которые не раз обращались к нему с просьбой встретиться с ними. Это лишний раз доказывает отношение власти к детям, детям — инвалидам… Насколько успешной будет работа новых педагогов, не вызовет ли регресса в процессе социальной адаптации, неизвестно. Как дети смогут влиться в новые коллективы, неизвестно. Объединение школ приведет к стрессу у детей, переживанию родителей. Зачем нужно подобное издевательство — нам непонятно. Губернатор Карелии расписался в некомпетентности своих министров, которые только и могут ликвидировать!

 

Любовь Моругий
Любовь Моругий

Любовь Моругий: «Как бельмо на глазу»

— Безразличие и равнодушие к проблемам детей, а особенно детей-инвалидов, иначе как бездушием не назовешь! Дети с ограниченными возможностями для людей из высоких кабинетов как бельмо на глазу, от которого надо избавиться. Пока отправить в глушь, подальше от обычных людей , а там и вовсе ликвидировать коррекционное образование, загнав детей с ОВЗ на индивидуальное обучение.

 

 

Татьяна Васильева,  председатель КРОО «Поможем нашим детям», мама ученицы школы-интерната №21: «Встреча была только для галочки»

— Конечно же, я очень огорчена окончательно принятым решением о реорганизации школы-интернат № 21 в форме присоединения к ней школы-интерната № 22, что означает ликвидацию школы для детей с тяжёлой патологией речи. Жаль, что никто из тех, кто принимал данное решение, не руководствовался интересами детей и их родителей. А во главу угла ставились лишь экономические интересы.

На мой взгляд, на встрече московской комиссии с родителями и общественностью, депутатами ЗС РК  прозвучало достаточно аргументов о необходимости сохранить 22-ю школу-интернат, об ухудшении положения детей и 21-й и 22-й школ в случае реорганизации, о негативных последствиях такого решения в дальнейшем. Но оказалось, что эта встреча была только для галочки, и комиссия руководствовалась только заключениями Министерства образования Карелии. А в отписках министерства для детей якобы созданы все условия  и даже «предусматривается проведение лечебно-оздоровительных мероприятий с учетом медицинских показаний и противопоказаний, диспансеризация специалистами республиканских и городских учреждений системы здравоохранения» (цитата из письма администрации президента), которого реально год как  уже не проводится.

Что делать дальше? Все будет зависеть от родителей. От их сил и терпения отстаивать в дальнейшем интересы своих детей, если ситуация с их дальнейшим обучением будет ухудшена или еще хуже детям будет отказано в обучении в коррекционной школе. В свою очередь всегда готова помочь, тел. 634350 или 89114004350, электронная почта dcp@mail.ru

 

Послесловие

Дети из школы-интерната №22 из центра города переехали на Старую Кукковку. Изменилась транспортная доступность. Родителям городских учеников пообещали, что за школьниками каждый день будет приезжать школьный автобус. Конечно, это существенно облегчит ситуацию, но обещания даны только в устной форме.

У воспитанников школы-интерната №22 забрали целое здание школы в центре города (ул. Крупской, 12), а взамен выделили четыре класса в спальном корпусе школы-интерната №21 на Старой Кукковке (ул. Щербакова, 21А).

В школе №22 училось 48-50 учеников. На данный момент есть информация, что в школу-интернат №21 подано лишь 20 заявлений.

«Лицей» продолжит следить за ситуацией с реорганизацией двух коррекционных школ-интернатов.

Школа_интернат №22 находилась в самом центре Петрозаводска...
Школа_интернат №22 находилась в самом центре Петрозаводска…

Фото Марии Голубевой

 

  • Андрей Оборин

    Феноменальное СКОТСТВО!

  • Любовь

    Все говорят об экономии….И как обычно сэкономили на детях… А здание технологического лицея на Невского, в котором будет находиться Мин.образ теперь? Там сделан ремонт. Здание не чета 22 и 21 школе-интернату. И по площади и по местоположению в городе. Центр, три этажа, здание буквой П. Бедный господин Морозов, ему так сложно ходить по архивам мин.образа , которые находятся в разных частях города, а теперь будут находить в одном месте.

  • Наталья Мешкова

    Такого отсутствия реакции властей на мнение родителей и общественности не было ни в советское время, ни в 90-х и начале двухтысячных. Восхищаюсь родителями, которые несмотря на все оскорбления и унижения со стороны чиновников — чему я была свидетелем — не прекращают борьбу за своих детей.