Учитель

Спасти учителя

Кадр из фильма

Профессия учителя становится все менее престижной не только в России, но и в других странах. В Чили сумели переломить ситуацию всего за три года.

Об этом «Газете.Ru» рассказал руководитель Центра государственной политики Католического университета Чили Франциско Кларо – основатель проекта по повышению статуса педагогической профессии Elige Educar, ставшего финалистом премии Международного инновационного саммита в сфере образования WISE Awards 2013.

В столице Катара Дохе завершился пятый Всемирный инновационный саммит в сфере образования (WISE 2013). Среди его главных тем обсуждались недооцененность учительского труда и, как результат, катастрофическое падение престижа педагогической профессии. Переломить эту ситуацию пытаются во многих странах, но на сегодняшний день лучшим из предлагаемых решений проблемы жюри саммита признало чилийский проект Elige Educar, сумевший доказать свою эффективность всего за три года существования.

Об этом проекте «Газете.Ru» рассказал его основатель — руководитель Центра государственной политики Католического университета Чили Франциско Кларо.

— Никто не ставит под сомнение ту огромную роль, которую играет учитель в развитии общества. При этом во многих странах статус учителя сегодня настолько занижен, что в педагогические вузы идут лишь те выпускники, которым не нашлось места на более престижных специальностях. В Чили мало профессионалов в государственном секторе. И это не может не сказываться на уровне образования в стране – наши дети, участвующие в международных тестированиях, показывают очень низкие результаты.

Цель нашего проекта – привлечь талантливых студентов в педагогические вузы, создав им соответствующие условия и, главное, изменив отношение государства и общества к профессии учителя.

— Что следует сделать в первую очередь?

— Первое, что нужно сделать, чтобы изменить отношение к профессии, – поменять условия, в которых работают учителя. К сожалению, в Чили, как и в России, учителя очень загружены работой. Нагрузка учителя в нашей стране составляет в среднем 33 академических часа в неделю. В идеале должно быть в полтора раза меньше. Я всегда стараюсь опираться на факты.

И таким фактом является доклад фонда Маккинзи, исследовавшего страны, образование в которых признано лучшим в мире, – Финляндию, Гонконг, Японию, Сингапур, Южную Корею. Так вот, в Финляндии нагрузка учителя не может превышать 20 часов в неделю (в России ставка составляет 18–20 часов, однако в реальности учителя работают на 1,5–2,5 ставки, отсюда и относительно высокие зарплаты, фигурирующие в официальных отчетах. – «Газета.Ru»). Еще два часа в неделю отводится на профессиональное совершенствование.

Вторая причина падения статуса учителя – низкая заработная плата. У начинающего педагога она почти в четыре раза меньше средней по стране.

У учителей со стажем зарплата выше, но все равно вдвое меньше, чем у людей с таким же опытом работы в других профессиях. Сейчас мы пытаемся лоббировать закон, ограничивающий число учебных часов, которые ведет учитель, а также предусматривающий повышение зарплаты в зависимости от профессионализма и успехов учителя. Этот документ уже принят в нижней палате парламента.

 

— Кто и как будет оценивать эти успехи и профессионализм? В России мы это уже проходили и имеем отрицательный опыт, когда стимулирующие надбавки «за качество» работы распределяются на основании субъективного мнения директора школы.

— В нашем законе прописаны совершенно объективные критерии. Прежде всего, выпускники педагогических вузов должны будут проходить тестирование, оценивающее их умения и знания по нескольким параметрам. Те, кто успешно справится с этим тестом, сразу получают зарплату на 50% больше базовой.

Это первое тестирование является обязательным. А дальше учитель может тестироваться уже добровольно. И не только по своей специальности, но и по различным дополнительным компетенциям. У тех, кто сможет продемонстрировать хорошие результаты, зарплата будет повышаться.

 

— Какие условия новый закон предложит студентам педвузов?

— Такой закон уже работает – благодаря нашей инициативе три года назад обучение для студентов педагогических университетов, успешно окончивших школу и прошедших вступительные испытания, стало бесплатным. Сейчас в Чили это единственная специальность, обучение по которой оплачивается государством.

Кроме того, 20% лучших студентов педагогических университетов получают стипендию. Но в том же законе прописана и обязанность выпускников после окончания обучения отработать два года в школах для непривилегированных детей. В школы, расположенные в бедных районах, где много неблагополучных семей и трудных подростков, привлекать учителей гораздо сложнее.

 

— А ваши выпускники справятся с работой в таких школах?

— Сразу – нет. Ни в коем случае нельзя сразу бросать вчерашних студентов в школу, даже в самую лучшую. Хотя бы год после выпуска они должны потренироваться в преподавании, с ними должны работать психологи. Кроме того, у нас есть отдельные стипендии, предполагающие бесплатное переобучение для людей с высшим образованием, желающих работать учителями. Например, инженер, поработав год с наставником, может стать учителем математики.

Будет меняться и сама программа обучения. Мы сейчас проводим исследования подготовки старшеклассников, которые собираются в университеты. Причем речь идет не только об их знаниях, но также и о том, насколько они приспособлены к жизни, готовы работать в команде. На основе этого исследования будут выработаны рекомендации для вузов, готовящих учителей.

 

— Ваш эксперимент продолжается уже четыре года. Есть ли уже результаты?

— Для того чтобы понять это и оценить, стоит ли продолжать проект, мы наняли лучшую консалтинговую компанию. Проводящиеся два-три раза в год опросы населения показывают, что на сегодняшний день отношение в обществе к учителю изменилось в лучшую сторону на 10%. Конечно, это небольшая цифра. Но на фоне общего негатива в стране (всевозможных протестных акций, в том числе студенческих против платного образования) она выглядит очень позитивно.

Кроме того, после принятия закона о полной оплате обучения государством люди пошли в профессию: приток студентов в педвузы и конкурс в них увеличились на 50%.

Нам очень помогает пресса, и это ключевой момент. Только госаппарат и сами университеты не смогли бы достичь такого результата, если бы не была организована широкая кампания в СМИ, подробно освещающая наши инициативы. Мы запустили программы про образование на самых популярных радио- и телеканалах, постоянно проводятся интервью с учителями и старшеклассниками, выбравшими для себя профессию педагога. Нашу яркую контрастную рекламу также можно увидеть повсюду – в СМИ, на улице, в метро.

 

— Все ли из ваших инициатив удастся осуществить?

— Сложнее всего поменять условия, в которых работает учитель. Так, мы не можем сразу сократить нагрузку до 20 часов. У нас просто нет столько учителей, их еще надо подготовить. Кроме того, учитель не должен замыкаться на том, что он получил в университете, надо менять обстановку – изучать новые стратегии, новую методологию. Пока же, приходя в школу после вуза, он всю дальнейшую жизнь делает одно и то же, без изменений. Такого нет ни в одной профессии. В идеале было бы хорошо, чтобы каждые пять-шесть лет учитель имел возможность взять длительный отпуск и поехать в другую страну, поучиться там. Но это, конечно, дело далекого будущего.

 

«Несправедливая оплата труда демотивирует учителя»

Ситуацию со статусом и оплатой педагогического труда в России «Газете.Ru» прокомментировала представитель российской делегации на Саммите WISE 2013, заместитель заведующего лаборатории сравнительных социальных исследований НИУ ВШЭ Татьяна Карабчук:

Наша страна унаследовала хорошие традиции: еще в дореволюционной России, а затем в Советском Союзе профессия педагога была очень престижной. Декларируется это и сегодня. Однако учительский труд стал меньше вознаграждаться, и люди перестали ощущать свою значимость. Потому что именно через финансирование из бюджета люди в первую очередь получают сигнал о том, что данная профессия востребована, и государство заботится о хорошем уровне образования. Если же учитель получает не сопоставимую с рынком труда мизерную зарплату, значит, его труд никому не нужен. Именно из-за этого происходит деградация, сокращение уважения к профессии. Проходящая сейчас в стране реформа направлена на объединение образовательных учреждений, что, как задумывалось, позволит учителям больше зарабатывать. Но на самом деле их доходы сильно упали: за три года зарплата учителя в Москве сократилась почти в три раза. Возможно, тут не было умысла, и хотели сделать как лучше, но не просчитали всех последствий. Если раньше зарплата складывалась из многих конкретных и понятных вещей (классное руководство, проверка тетрадей, внеурочные занятия), то сейчас сократили и сами эти позиции, и оплату за оставшиеся. Сама же система начисления зарплаты стала крайне непрозрачной. Деньги выделяются на школу и распределяются на уровне директоров. И в результате мы получили большую дифференциацию в зарплате, как по разным школам, так и внутри самой школы. В одной школе директор умудряется доплачивать учителям, в другой не может, или ему это не надо. А сами учителя не понимают, почему несмотря на высокий разряд и большой стаж работы они получают так мало, и даже не могут сказать, сколько точно. Так называемая стимулирующая система оплаты труда дала обратный результат – происходит демотивация педагогов. Когда начисления зарплаты прозрачны (существует штатное расписание, против которого стоит зарплата, и конкретные критерии для доплат), у человека есть определенность, и он знает, за что работает. Кроме того, существует классическая теория достойного труда и его справедливой оплаты. Если человек считает, что его труд не получает справедливого вознаграждения, у него нет стимула выкладываться – он либо ищет возможность реализоваться на стороне, либо работает в пол силы, либо уходит из профессии.

 

Источник

 

 

 

 

 

  • Валерий Алексеевич Савельев

    После одной из побед германского оружия Бисмарк заявил, что эта победа принадлежит Немецкому учителю. Мудрые слова канцлера можно интерпретировать так: Победа СССР во второй мировой войне принадлежит Советским учителям Сталинской школы, воспитавшим конструкторов оружия, руководителей их производств, солдат, освоивших и применивших его, офицеров, руководивших солдатами. Создание советскими специалистами превосходных военных самолётов, ракет, подводных лодок и танков заставили недругов социализма перейти к новым методам защиты авторитета своей идеологии. Сегодня агенты влияния уверяют наших властителей в необходимости реформирования школьной системы воспитания. ЕГЭ скоро превратит нашу страну в «страну дураков». Удивительно, что властители не понимают, что когда они окажутся в «стране дураков», они погибнут первыми и первыми будут разорены их семейные гнёзда. Если уж реформировать школу, то в первую очередь надо разделить учащихся по половому признаку потому, что у юношей в обществе будем своя функция, а у девушек своя. И готовить их к жизни и деятельности надо по разному. А сегодня мы имеем омужичившихся девушек и обабившихся юношей, которые именно из-за неправильного воспитания не могут создавать семьи, рождающие и воспитывающие детей. Ведь и до революции, и при Сталине с 1943 по 1955 год в России юношей и девушек учили в городах раздельно. От недооценки роли учителя в перспективности страны или по злому умыслу учителя сегодня в униженном положении и это очень скоро скажется в качестве кадрового корпуса руководителей во всех областях жизни. Печально всё