подходы, системы, технологии

Нужна ли нам память о Великой Отечественной войне?

Школьный учитель по-прежнему будет рядовым в вечной войне за души детей
«Война» и «Победа» – вобрали в себя все 1418 дней и ночей между 22 июня 1941-го и 9 мая 1945-го, 27  миллионов унесённых жизней, все страдания и надежды, ненависть и героизм, страх и горе, равно как и радость, торжество, гордость и счастье со слезами на глазах.

Известно, что человек  одновременно живет в прошлом, настоящем и будущем. Осмысление человеком трех этих составляющих оказывает значительное влияние на формирование сознания, мировоззрения. Исследователь Л.Н. Коган определил память как фиксацию прошлого, сочетающуюся с его оценкой[1]. Следует согласиться с мнением некоторых исследователей, совершенно справедливо отмечающих, что историческое сознание ассоциируется прежде всего с позитивом. Оно (сознание) фиксирует в памяти народа не все события, а только действия государства, различных политических сил, исторических лиц, которые отвечают справедливости, устойчивости этнонациональных образований, культурно-исторической традиции[2].

В Советском Союзе память о войне была сильно мифологизирована. В течение полувека созданная государством память о войне была одной из серьезнейших сил, объединяющих и цементирующих советское общество. Она не была направлена ни на формирование концепции событий прошлого для потомков, ни на увековечивание памяти павших.

Пересмотр итогов Великой Отечественной войны в исторической науке, начавшийся в СССР в годы перестройки, практически не затронул широкие народные массы. Открытие историками «белых пятен», «закрытых зон» оказало слабое влияние на историческую память, которая у абсолютного большинства ассоциировалась с Великой Победой.

После распада СССР были сделаны попытки разрушить историческую память народа о войне. Уже с 1992 года в книгах «Ледокол», «День «М» В. Суворов попытался «скорректировать» историческую память россиян о Великой Отечественной войне, заложив в неё чувство вины за деятельность советского руководства, которое, «спланировав и развязав вместе с Германией Вторую мировую войну, готовило почву для достижения мирового господства путем превращения второй мировой в войну революционную».[3].

Книги В. Суворова не только дали толчок для появления в отечественной историографии феномена «сувориады», которая стала частью более широкого направления, получившего название «фолк-хистори», но и считались ценным пособием для исследователей либерального толка, пытавшихся переосмыслить историю Великой Отечественной войны.

Не случайно именно в 1990-е годы, книги В. Суворова публиковались массовыми тиражами. Дело в том, что в переходную кризисную эпоху важное место приобретает процесс самоидентификации общества, причастности этноса к историческим судьбам страны. Известно, что жизненность общества определяется тем, насколько государственно-образующий народ идентифицирует себя с базовыми ценностями и принципамижизнестроения, чувствует кровную связь с традициями, обычаями, историческим и духовным наследием предшествующих поколений.

В 1990-х годах начался и зашел достаточно далеко процесс переоценки истории СССР, но основной тезис об оборонительном характере подготовкик неизбежной советско-германской войне устоял и не подвергался сомнению[4]. Военно-политические вопросы кануна Великой Отечественной войны оказались в центре дискуссии, начавшейся с публикацией книг В. Суворова, вызвавшей в среде отечественных историков эффект разорвавшейся бомбы.

Однако, домыслы Суворова о том, что советское  руководство намеревалось опередить вермахт в его стратегическом развертывании вдоль советской границы и нанести по нему сокрушительный  превентивный удар летом 1941 года, не нашли документального подтверждения.  Критиками Суворова была показана ущербность его аргументации, основанной на подлогах, нарушении логики и банальном невежестве[5]. Соответственно, изложенная в «Ледоколе» и «Дне М» альтернативная традиционной версия отвергнута как несостоятельная.[6].

«Приведенные факты позволяют сделать еще один вывод о научной неубедительности и политической ангажированности версии В. Суворова (Резуна) о СССР как главном виновнике войны, изложенной в книгах «Ледокол» и «День-М». В них Суворов пытается доказать, что И. Сталин назначил нападение на Германию 6 июля 1941 года и А. Гитлер начал превентивную войну против СССР». Далее автор учебника ставит вопрос: «Существует мнение, что И.В. Сталин сам готовился нанести по Германии превентивный удар. Насколько, по вашему мнению, это было целесообразным и реальным для СССР начала 40-х годов?».[7]

Во-первых, «сувориада» неоднозначно оценена в исторической науке. Во-вторых, предлагая такой подход, необходимо дать рубрику «Переосмысление итогов Второй мировой войны». В-третьих, текст выделен курсивом, что с точки зрения подачи материала сразу же фиксирует внимание обучающегося на данном подходе. В-четвертых, необходимо к этому тексту давать пояснения, а именно что такое  «научная неубедительность и политическая ангажированность», «версия истории», «превентивная война». В-пятых, необходим дискуссионный минимум по обозначенной проблеме. В-шестых, обязательно наличие документальных источников по указанному вопросу. В-седьмых, необходимо предусмотреть возможность переформулирования вопроса. Например,  «Мифологизация Великой Отечественной войны или Пересмотр итогов войны?». В-восьмых, необходимо применение «задачной технологии» (серии задач к данному фрагменту) в трактовке истории Второй мировой войны. В-девятых, закономерна постановка вопроса о количестве жертв «агрессивной политики СССР по отношению к Германии».

Новая мифологизация войны была бы невозможна, если бы в России и за её рубежами не существовали силы, заинтересованные в искажении памяти о Великой Отечественной войне. В обработке исторического сознания российских обывателей были заинтересованы некоторые политические элиты. Кроме того, появилось большое количество «ниспровергателей мифов» (ярким примером тому служат произведения В. Суворова), своеобразных иконоборцев, которые путем вскрытия белых пятен в истории войны, дегероизации бывших героев и постановки на пьедестал новых, пытались не только переписать историю Великой Отечественной войны, но и сформировать новую систему представлений о войне, навязав её новому поколению россиян.

С началом перестройки и рыночных преобразований дегероизаторы, поправ все нравственные нормы и принципы, усилили атаки на ратный и трудовой героизм военных лет. Дегероизация стала одним из направлений фальсификации Великой Отечественной войны. Говорилось о том, что героические поступки на фронте совершали от отчаяния темные неграмотные люди, оболваненные большевистской пропагандой. Главный тезис дегероизаторов «Кровь и пот войны начисто смывает героизм. Героизм на фронте был чаще принудительным».[8].

«Молодогвардейцы оказались мелкими жуликами, воровавшими продукты из немецких магазинов. Зоя Космодемьянская оказалась фанатичкой, поджигавшей дома колхозников по одной версии, и вовсе другой девушкой, которую не признала мать, — по другой. Матросов оказался уголовником, по пьянке упавшим на амбразуру. Панфиловцев то ли совсем не было, то ли было во много раз больше. Гастелло никуда не падал, а если и падал, то другой летчик и в другое место. Не было ни Дома Павлова, ни поднятия флага над рейхстагом…». Что из приведенных «новых фактов» соответствовало истине? Нашлись несколько неизвестных панфиловцев; обнаружилось, что флаг над рейхстагом поднимался несколькими группами. В целом же стратегия дегероизации зародила сомнения в сердцах многих молодых людей. То ли были героями их отцы, то ли лучше бы нам пить баварское пиво?».[9]

Война против нацизма — самая тяжелая из войн в истории нашей Родины. Она стала суровым испытанием жизнеспособности Советского Союза, Великой Отечественной войной народов СССР за свою свободу и независимость. Именно – Великой Отечественной.

Такую оценку войны подчеркиваем особо, поскольку в последнее время в некоторых кругах прилагались усилия, чтобы доказать обратное. Крушение коммунистической идеологии и идеалов отразилось и на изучении истории Великой Отечественной войны, отношении к ее героям.

О героях Великой Отечественной войны изданы сотни статей, очерков, книг. Обращение к их подвигам – продолжение многовековой традиции российской исторической мысли, берущей свое начало в сказаниях, былинах и летописях народов СССР. Одно из ее примечательных достижений — фундаментальный труд в двух томах «Герои Советского Союза», в котором собраны краткие биографии, основанные на документальных источниках.

В развернувшейся фальсификации Великой Отечественной войны наиболее уязвимым оказалось старшее поколение: ветераны войны-фронтовики, труженики тыла, дети военных и довоенных лет, ровесники Победы, которые переживают вторую за свою жизнь (первой была травма, нанесенная войной) психологическую травму. С одной стороны, остается гордость за подвиг всемирно-исторического значения – за победу в великой войне, а с другой – униженное положение двоякого рода: борьба за выживание (материальная депривация)[10] и моральное унижение, откровенное очернение истории войны, ее результатов.

В общественное сознание активно внедрялись тезисы по существу провокационного характера: «о выигравших и проигравших в войне»; «нужна ли была Победа такой ценой»; «Россия – нация исторических неудачников» и т.п.

На вопрос федерального мониторинга «Как вы оцениваете поколение людей, победивших в Великой Отечественной войне?» 68% респондентов ответили: «Они совершили великий исторический подвиг, плодами которого пользуются наши современники». Вместе с тем, более четверти (27%) опрошенных считают, что это «Поколение победителей, которые не сумели воспользоваться плодами Победы». В целом же отношение большинства респондентов к ветеранам войны – и фронтовикам, и героям тыла – позитивное.

Главное — не забыть смысл Великой Победы

Что знают нынешние школьники о Великой Отечественной войне, как сегодня преподавать в школе историю войны и Победы, как оценивают подвиг ветеранов современники? Всякий раз, когда приходит новое поколение, возникает риск разрыва духовного единства и преемственности с теми, кто жил раньше.

Главная опасность состоит в том, что мы, неся детям правду о войне, сообщая какие-то новые нюансы, забудем о смысле этой войны, о ее цене и результате. Это может нанести гораздо больший ущерб, нежели незнание отдельных фактов, событий и имен.

Сегодня, увы, ситуация такова, что представление о нашей Победе и о самой истории Великой Отечественной войны изменилось именно через школьные учебники. И изменили его во многом исследователи из стран СНГ и Балтии. Их можно отчасти понять и как-то объяснить их действия тем, что последние 20 лет были годами формирования национальной государственности в бывших республиках СССР. Но нельзя добиваться позитивных целей, политических в том числе, путем сознательного искажения истории.

Разрыв поколений, который наметился еще в конце 80-х годов прошлого века, был связан с отвержением всего советского периода истории, развенчанием одних мифов и появлением других. Героизация сменилась дегероизацией и со школьных страниц ушел дух патриотизма. Дело доходило до того, что в учебниках истории начала 90-х годов появлялись материалы, представляющие одну, весьма субъективную точку зрения конкретного автора в рамках отдельной концепции или даже идеологической схемы. В одном из учебников, например, из всех документов по военному периоду помещен лишь один – воззвание генерала Власова. Это выдает позицию составителя учебника, но история войны это не только и не столько воззвание Власова. Нельзя воспитывать только на победах, закрывая глаза на все остальное. Точно так же нельзя рассказывать лишь о недостатках и проблемах, отчего человек начинает воспринимать историю своей страны исключительно как череду ошибок и неудач.

В последние 20 лет образовался крен, о котором нельзя было помыслить в советское время, – уклон в сторону показа негативных сторон, предательства, коллаборационизма, мотивов людей, сотрудничающих с оккупационной властью. В этом смысле весьма любопытен фильм «Поп» Хотиненко.

На мой взгляд, в современном искусстве не хватает размышления о том, как современный человек повел бы себя в тех условиях? Как сохранить в себе человека в нечеловеческих условиях войны? Одним из приятных откровений стал фильм «Мы из будущего». Режиссер позволил нашим современникам, людям во многом аморальным, которые ведут нелегальные раскопки и способны стрелять по черепам погибших, спроецировать на себя конкретную ситуацию Великой Отечественной, прочувствовать ее на себе и сделать свой выбор. Идея правильная и красивая. Это обычные ребята, далеко не лучшие, но они зашорены идеологией, а к выводам и поступкам приходят ровно к тем же, что и их предки.

Очень сильное впечатление производит  фильм Анджея Вайды «Катынь», который шел по телевидению в трагические дни гибели польского самолета. Есть выражение, старое, но верное: трагедия – это смерть одного человека, а гибель миллионов – уже статистика. Все сильное, что есть в кинематографе на тему войны, на мой взгляд, связано с переживаниями и личной судьбой конкретных людей. Это действительно дает нам возможность увидеть войну глазами тех, кто ее пережил.

Одна из самых слабых сторон современных учебников состоит в том, что происходит даже не дегероизация, а пересмотр подвига и того, в чем он состоял. Из учебников по таинственным причинам исчезают характеристики конкретных людей, в лучшем случае, там остаются имена полководцев. А где же люди? Мы же говорим, что воевал народ и победил народ! Более того, в учебниках и на уроках даются порой удивительные сопоставления героев и участников войны из разных стран. Например, соседствуют такие оценки: «блестящий флотоводец» немецкий адмирал Дениц, «лев пустыни» английский фельдмаршал Монтгомери и «мясник» Жуков. Почему мы так себя не уважаем? Зачем обязательно уподобляться той самой унтер-офицерской вдове, которая все время себя сечет нещадно?

Это была война всего народа, даже если и не весь народ был на фронте. Война, которую прочувствовал каждый живущий в стране человек. Эта память генетическая, она сохранится и дальше. Накануне великого праздника мы должны поблагодарить всех сражавшихся за Родину, склонить головы перед памятью тех, кого уже нет, и пожелать нашим ветеранам, чтобы они провели последние и, надеюсь, долгие годы своей жизни людьми здоровыми, находящимися в центре внимания нашей общественности и так же активно, как это было на фронте, участвующими в современной жизни России.

На плечах учительства огромная ответственность перед теми, кто имеет полное право с нас спрашивать, — перед ветеранами, спасшими мир для нынешних поколений. История — это коллективная память народа, основа его самосознания и культуры. Смысл существования народа, по словам академика Дмитрия Лихачева, состоит именно в создании его собственной уникальной и самобытной культуры, ее сохранении и передаче наиболее значимых ценностей новым поколениям.

Один из соавторов Победы, английский премьер-министр Уинстон Черчилль однажды заметил: «Школьные учителя обладают властью, о которой премьер-министрам приходится только мечтать». Речь, очевидно, шла о том, что именно учителя истории одни из немногих решают задачу формирования национального самосознания, чувства гражданственности и патриотизма у новых поколений. В этой связи трудно переоценить значение изучения Великой Отечественной войны в школе.

Учителям истории нельзя ни в коей мере поступиться принципами и устраниться от битвы за память, в которой и сегодня продолжает определяться исход войны. Не Великой Отечественной войны, которую героически выиграли поколения наших отцов, дедов и прадедов, а войны за патриотические и гражданские чувства, самосознание юных россиян, где линия фронта проходит через душу каждого нашего ученика.

А ведь современные дети, к сожалению, вынуждены черпать знания о Великой Отечественной войне из крайне сомнительных источников. Компьютерные игры, где ребенок на свое усмотрение выбирает, командовать ли ему советскими войсками, военными формированиями союзников или же стать на время нацистским полководцем.

«Война» и «Победа» – вобрали в себя все 1418 дней и ночей между 22 июня 1941-го и 9 мая 1945-го, 27  миллионов унесённых жизней, все страдания и надежды, ненависть и героизм, страх и неизбывное горе, равно как и неистовую радость, торжество, гордость, счастье со слезами на глазах…

Эти два слова стали великими символами, вернее, магическими именами, обозначающими самые важные, самые значимые в истории народа и государства события, по сравнению с которыми всё остальное меркнет и тускнеет. Пройдя через такие события, народ обретает меру самого себя, меру своей силы, своей воли к жизни, вполне осознаёт свою роль в своей собственной и в мировой истории.

Самый простой способ закончить войну — это ее проиграть, писал английский писатель-гуманист Дж. Оруэлл. Мы не можем позволить себе такого исхода борьбы, так как ставка в ней не просто репутация Советского государства и его руководства военных лет, а будущее российского народа и его место в ряду других великих наций. А значит, школьный учитель по-прежнему будет рядовым на вечной войне за души детей.

Валерий Иванов,

преподаватель истории, методист

Фото с сайта startnewgame.ru


[1] См.: Л.Н. Коган. Преходящее и непреходящее в жизни человека. Екатеринбург,1994 С.143.

[2] См.: А.А. Королев. Историческое сознание.//Российская цивилизация: этнокультурные и духовные аспекты: энциклопедический словарь. М.,2001.С.101.

[3] См.: В.Д. Камынин. Историческая память о Великой войне//Проблемы образования, науки и культуры-№1,2011.

[4] м.: С.М. Бычок Генезис концепции советско-германских отношений в предвоенный период. //21 век: актуальные проблемы исторической науки. Минск,2004

[5] См.: А.Помагайло. Псевдоисторик Суворов и загадки Второй мировой войны. М.,2002; В.Веселов. Новый Антисуворов. М.,2009.

[6] Ю.А.Никифоров Фальсификация второй мировой войны: к постановке проблемы. http://www.google.ru/1 nikiforovfalsifЭлектронный ресурс.

[7] Цит. по кн.: А.А.Левандовский, Ю.А.Щетинов. Россия в 20 веке: Учеб. Для 10-11 кл. общеобразовательных учреждений.-4-е изд.-М.,2000 С.235-236.

[8] А.И. Афанасьева и  В.И.Меркушин. Историческая память россиян о Великой Отечественной войне.//Современное российское студенчество: историческая память о войне и формирования патриотизма и гражданственности.- Екатеренбург, 2011.

[9] В.Г. Бондаренко. Нужен ли оппозиции герой?//Дуэль №36, 2000. www.duel.ru/200036/?36_5_1Электронный ресурс.

[10] Депривация-это психическое состояние, при котором люди испытывают недостаточное удовлетворение своих потребностей.

  • Галина

    присоединяйтесь к группе в одноклассниках в память о ветеранах! если вы не равнодушно относитесь к ним!
    http://www.odnoklassniki.ru/group51601742299283

  • Данил Тимохович

    Безусловно, одна из самых актуальных тем в наши дни — тема Великой Отечественной Войны. Каждый человек по-своему воспринимает данный вопрос, но как студент, я могу сказать, что лично для меня это одна из самых интересных и достаточно доступных тем. Бесспорно, как всегда и везде, будут некие, кто захочет найти выгоду. Почти всегда выгода достигается путем обмана, уловок, хитрых действий, искажающими или полностью изменяющими реальность и подлинность событий. Но люди понимают, что это обман и ложь. У русского народа одна история и нельзя ее изменить! Люди прекрасно понимают, что есть выдумка, а что истина. И истина никогда не останется в тени, пока есть люди, которым небезразлична настоящая история, которые чтут наших подлинных героев, которые принесли нам всем победу и подарившим будущим поколениям самое главное — жизнь. Мы обязаны всегда помнить и хранить память о войне, излагая и передавая истину и правду нашим детям, внукам!

  • Елена Ициксон

    Дети вообще редко плачут по таким поводам, переживают как-то по-другому. Вспомним себя в их возрасте — разве мы плакали? Но видели, что плачут родители, прошедшие войну, и это «аукнулось» спустя годы… Разве не так?

  • Людмила

    После школьного мероприятия, посвященного празднованию 9 Мая, мой ребенок сказал, что учительница плакала, когда дети пели военные песни, видимо (анализирует ребенок) для нее этот день (цитирую) «что-то личное». Я была поражена этими словами. Ответила только, что для всех этот день — «что-то личное», что один прадед её погиб где-то на Балтике в 1943, что другой сгинул без вести. Но поняла, что для поколения нынешних школьников, которые не знали уже своих прадедов лично, а дедушки их родились и выросли после войны, личного в этом дне с каждым годом становится все меньше…

  • Ольга

    Спасибо огромное! Я считаю «произведения» Суворова аморальными и безнравственными (пришлось подержать их в руках в свое время). Мы с сыном (ему было тогда всего лишь 6 лет), оказавшись в Москве проездом, специально пошли на Поклонную гору. Безусловно, ему понравился музей боевой техники под открытым небом, макеты окопов и блиндажей, но главное не это — мы побывали в музее истории Великой Отечественной войны и мемориале памяти жертв холокоста (может, название указала неточно). То, что увидели там — документы, воспоминания участников войны, фильмы, фотографии — вызвало потрясение… Эти факты обязательно должны знать наши дети, а выводы они сделают самостоятельно. Огромная ответственность сегодня лежит не только на плечах учителей, но и родителей: в первую очередь в семье надо передавать из поколения в поколение память о героях и жертвах войны. Тогда, наверное, никому не удастся переубедить наших детей в том, что эта война и эта победа были и остаются великими для всего народа нашей страны.

  • Н.П.

    Мы учились в годы СССР и, может быть, нас слишком много пичкали подробностями, мы излишне подробно изучали ход военных операций. В памяти мало что оставалось, зато рассказы родных не забыть никогда. Моей тетки Ирины, например, пережившей блокаду — то, о чем она рассказывала, в учебниках не писали. Колоссальное воздействие на наши умы и души производили фильмы. Кадры из «Судьбы человека», когда немцы травят собаками бежавшего из концлагеря Соколова, когда Ванька кричит ему: Папка!» вижу и сейчас. Помню 9 мая 1975 года в Ленинграде, когда по Невскому шествовали еще бодрые ветераны войны, а молодежь скандировала «Мо-лод-цы!» Это было искренне, это наше. И никакой власти, которая сейчас так ловко примазалась к Победе, у нас этого чувства не отнять.
    Важную тему поднял Валерий Иванов — об ответственности учителя истории перед новым поколением, а на самом деле, об ответственности всех нас, взрослых.