Новости, Хроника

Министру Ливанову сегодня доложат про оптимизацию коррекционного интерната в Карелии

Об этом на вчерашней встрече с общественностью в Петрозаводске сообщила Юлия Сачко, представитель федерального ведомства.

Слева направо: Ольга Явкина, представитель Рособрнадзора РФ, Юлия Сачко, представитель Минобрануки РФ, сотрудник Минобразования РК Алексей Балгачев, мама воспитанника школы-интернат № 22 Анна Евтухович и другие родители
Слева направо: Ольга Явкина, представитель Рособрнадзора РФ, Юлия Сачко, представитель Минобрнауки РФ, сотрудник Минобразования РК Алексей Балгачев, мамы воспитанникоы школы-интернат № 22 Анна Евтухович, Любовь Моругий и Ирина Коцюба

Комиссия Минобрнауки РФ, которую с конца апреля ожидали родители воспитанников ликвидированной коррекционной школы-интерната №22 для детей с тяжелой патологией речи, все-таки приехала.  Юлия Сачко, заместитель начальника отдела в департаменте государственной политики в сфере защиты прав детей МО РФ, и Ольга Явкина, заместитель начальника отдела Рособрнадзора РФ, два дня проводили в Петрозаводске мониторинг коррекционного образования. По сути,  выясняли, насколько оправдано объединение двух коррекционных интернатов в Карелии и не происходит ли при этом ухудшения прав детей.

Комиссия познакомилась с двумя интернатами, встретилась с сотрудниками Минобразования Карелии. В конце второго дня в Петрозаводске состоялась встреча с общественностью, на которую Минобразования Карелии не пригласило ни депутатов Законодательного Собрания РК, которые обращались по судьбе школы-интерната №22 к Дмитрию Ливанову, ни родителей школы-интерната №21 для детей с нарушениями опорно-двигательного аппарата, в которую переводят детей с нарушениями речи, ни СМИ. Родителей воспитанников многострадальной школы-интерната №22 оповестили о встрече только накануне вечером. Они и сообщили депутатам и журналистам о приезде московской комиссии.

— Позиция министерства образования России — коррекционное образование должно быть сохранено, — отчеканила, открывая встречу, Юлия Сачко. Но подчеркнула, что финансируют коррекционные школы на региональном уровне, потому федеральное ведомство не может отменить решение о реорганизации или ликвидации, однако имеет право отследить создание условий для детей. С этой целью комиссия хочет выслушать в первую очередь родителей.

Вопреки постоянному утверждению республиканского минобразования, что за сохранение школы-интерната № 22 борется только один родитель, на встречу пришли около десяти мам. Они рассказали московским чиновникам, что на деле условия, которые предлагаются их детям, ухудшаются. Вместо 8 классов и нескольких кабинетов для специалистов, которые были в их школе, в школе №21 предлагаются всего 4 кабинета. По федеральному четырехмиллионному (!) гранту в школе-интернате №22 были оборудованы кабинеты логопедического массажа, песочной и сенсорной терапии, дистанционного сопровождения — всего этого теперь не будет. Наконец, уходят специалисты, которые давали результат. По словам одной мамы из Пряжинского района, через полтора года обучения ее ребенку сняли инвалидность, настолько улучшилось его состояние. В петрозаводские школы воспитанников коррекционного интерната не берут: «Мы не можем работать с этими детьми». А если берут, как в 14-ю школу, где открыт логопедический класс, то, по словам еще одной мамы, санитарные нормы там явно нарушены. В районах если и удается пристроить ребенка в школу, то после вмешательства депутатов карельского парламента. Дефектологов на местах нет, логопедов не хватает…

— Нам важно, чтобы процесс реорганизации прошел в соответствии с законодательством, чтобы не были нарушены права детей, — заметила Ольга Явкина из Рособрнадзора РФ. А по словам Юлии Сачко, карельское минобразования заверило их, что весь педколлектив школы-интерната № 22 переходит в школу-интернат №21, и туда же переедет все оборудование.

— Куда будут ставить оборудование? — удивилась депутат ЗС РК Галина Васильева, которая бывала в 21-м интернате и знает, что там нет лишнего места. Однако директор школы-интерната № 21 Ирина Неровня, взяв слово, стала уверять, что места хватит на всё — и для кабинетов, и для оборудования, причем всё будет в одном корпусе, не надо на улицу выходить. А что касается удаленности школы от главных магистралей, то детей будут возить на занятия на автобусе. Однако, по словам родителей 22-го интерната, министр Морозов говорил другое — возить будут только колясочников.

Галина Васильева убеждена:

— Мы теряем уникальное учреждение!  Сейчас мы как-то утрясем ситуацию, а что дальше? В Карелии по состоянию на 1 января 2016 года 746 детей имеют тяжелую патологию речи. Нужно оставить интернат и развивать его.  Нужно немножко вперед смотреть, а не так, что после нас хоть потоп. В Министерстве образования Карелии не видят перспективы — вот в чем проблема. Всё уничтожили!

По словам мамы воспитанника школы-интерната №21, председателя КРОО «Поможем нашим детям» Татьяны Васильевой, ухудшаются условия и в этом интернате. Уже год назад туда отказывались брать четырех детей со сложной структурой нарушений из-за отсутствия условий, а приняли лишь после вмешательства депутатов ЗС РК. А в этом году не взят ни один ребенок с тяжелой патологией!

— Отправляют в обычную школу или на домашнее обучение — это у нас в Карелии называется инклюзией! — констатирует Татьяна Васильева.

Она рассказала, что условий для воспитанников в 21-м интернате нет: здание старое, нет закрытого перехода между корпусами. Подъемник поднимает одного ребенка семь минут, потому сотрудницы на себе таскают детей на второй этаж.

— Нет, чтобы развивать интернат, так еще берем дополнительных детей! — поражается она.

Депутат ЗС РК Лариса Степанова говорила о том, что в Минобразования Карелии ничего не просчитано, министр не может назвать количество детей с тяжелыми нарушениями, каждый раз приводит разные причины реорганизации.

— Родители стучатся  в закрытые двери, их никто не слышит, — переживает депутат. — Даже не рассматривались способы сохранить 22-й интернат. Позиция министерства: «Закрываем — и всё!» Бейтесь, бейтесь, хоть убейтесь…

В лукавстве обвинила Минобразования Карелии депутат ЗС РК Эмилия Слабунова. Родители не были ознакомлены с выводами комиссии по реорганизации, в составе комиссии не было ни дефектологов, ни логопедов, ни психологов.

— Мы понимаем, после этой оптимизации последует следующая — начнут сливать 21-й интернат с 23-м и так далее, — сказала Эмилия Слабунова и подвергла сомнению экономический эффект оптимизации в Карелии. По ее словам, не просчитаны и косвенные последствия, в результате больные дети в районах остаются без помощи специалистов. Депутат напомнила, что группа депутатов карельского парламента направила письмо министру Ливанову об отзыве доверия министру образования Карелии Морозову.

Председатель профильного коммитета ЗС РК Андрей Рогалевич поблагодарил москвичей за отклик на письмо родителей.

— Республиканское министерство образования должно было разговаривать с родителями, —  сказал он. — Но мнение родителей было полностью проигнорировано. Мы не доверяем нашему министерству.

Сотрудник Минобразования Карелии Татьяна Пушкина опровергла все претензии в адрес ведомства, начав с долгого зачитывания названия постановления правительства Карелии о создании комиссии по реорганизации. Как она сообщила, решение комиссии по 22-му интернату уже размещено на сайте министерства. (Правда, заинтересованным лицам и сторонам сообщить об этом забыли.) По ее словам, коррекционная система выстраивается в Карелии с 2011 года, а управления образования держат на контроле создание специальных условий для детей. Как следовало из ее выступления, такие условия предоставлены и детям из оптимизированного 22-го интерната. Но присутствующие родители с этим не согласились.

На вопрос моей коллеги, есть ли у родителей надежда быть услышанными, Юлия Сачко ответила:

— Я направлена министерством, чтобы собрать информацию, на одних документах основываться невозможно. Завтра я иду к руководству докладывать о результатах нашей поездки.

На вопрос Анны Евтухович, что делать родителям, если 22-й интернат не будет сохранен, Юлия Сачко посоветовала обращаться в прокуратуру и суд, которые обязаны решить, созданы ли детям спецусловия.

Представитель Рособрнадзора Ольга Явкина резюмировала:

— Благодарю вас за тактичный диалог. Мы понимаем, что здесь системная проблема. Будем докладывать руководству.

Фото Натальи Мешковой

 

  • К слову

    Правильный диагноз — системная проблема. Пожалуйста, полечите господина Морозова!

  • Анастасия Лебедева

    Да, наконец-то, хоть какой-то проблеск надежды. Дай бог, чтобы он стал ярче и привёл к разумному решению, совсем не к тому, что принимает министерство образования Карелии((((

  • Георгий Покровский

    Подобные интернаты нуждаются не только в госфинансировании, но и о том, чтобы их вспоминали чаще. Как видим, ситуация сложилась тяжёлая, по-сути, за права борются родители и активисты, когда должна работать госпрограмма. Ну, благо, что представитель министерства приехал с визитом.

    • Наталья Мешкова

      Как сообщила вчера представитель Минобра РФ, если коррекционное учреждение попадает в федеральный реестр подобных учреждений,оно получает дополнительное финансирование.То есть возможность госфинансирования есть, надо только иметь желание не сворачивать, а развивать коррекционную систему.