Главное, Общество

«Вопросы письменно, чтобы снять напряжение»

9Формат сегодняшней встречи с общественностью  кандидатов на пост уполномоченного по правам ребенка в Карелии был продуман до мелочей.

Исполнительная власть, в первую очередь Министерство образования Карелии, учла свои же ошибки, которые привели  к провалу первой попытки выдвинуть нового уполномоченного и никому не нужному накалу страстей.  На сей раз заранее оповестили общественные организации о возможности выдвинуть своего кандидата и через СМИ сообщили о возможности встретиться с ними сегодня в зале Совета республики. Сюда мог прийти любой желающий, узнать, как претенденты представляют себе работу детского омбудсмена, и задать вопросы. Правда,  только письменно.

1

Модератор встречи, психолог Елена Руденкова объяснила в самом начале: «Вопросы письменно, чтобы снять напряжение».  Это в общем-то разумно, учитывая, как много и часто не по делу у нас любят поговорить.  Так же оправдан и контроль за регламентом при выступлении кандидатов — каждому дали по 5 минут, затем ответы на вопросы. Но непонятно, почему после них не дали слова представителям общественности, которые внимательно выслушали всех, тем более что уложились за час вместо запланированных полутора. Побоялись, что не то скажут?

Общественники выдвинули шесть кандидатов. Не смог быть на сегодняшней встрече один из них — Андрей Рогалевич, свою мотивацию он вчера публично изложил.

Порядок выступления кандидатов вопросов  не вызывал — по алфавиту.

 

6Первым вышел руководитель некоммерческой организации по оказанию юридических услуг Сергей Воронцов, начавший со слов: «Я, конечно, недостаточно известен…»  Так оно и есть.  Честно сказать, жаль было человека, явно не публичного, не владеющего ни темой, ни родным  языком: «…реализовала положительные тенденции…». Как мантру он повторял  «партнерство во имя ребенка…», «реализация права жить в семье…», «сбережение здоровья…» и т.п. Слова правильные, но явно Воронцов не понимал, что за ними стоит. Он не смог назвать ни одной некоммерческой организации по защите детства,уйдя опять в словесные дебри. Только после наводящего вопроса сказал, что сотрудничает с благотворительным фондом С. Пирожникова (депутат ЗС РК. — Н.М.) , вместе с которым они «добились дополнительного питания в школе в Заозерье».

 

 

5Выступление Геннадия Сараева, исполнительного директора Фонда развития образования Республики Карелия, руководителя исполкома Карельского регионального отделения Партии «Единая Россия», напротив, отличалось знанием проблем с защитой прав детей. Он поделился не очень успешным опытом по внедрению в школы института уполномоченных  по правам детей, на которых учителя поспешили сбросить решение всех конфликтов, даже переложить функции классных руководителей. Спорной показалась его идея воссоздать комитет по делам молодежи, семьи и детства, который уже был в Карелии в начале 90-х годов.

 

 

4Аплодисментами проводили собравшиеся Татьяну Сеппянен, заместителя главы администрации Пряжинского района.  Уполномоченный, считает она, не надзиратель, не инспектор, а в первую очередь — филантроп. Он стремится к максимальному исключению ситуаций, способствующих нарушению их прав, к созданию особой гуманитарной среды во благо ребенка. Для этого необходима гармонизация отношений всех, кто связан  с детьми, — школы, учреждений здравоохранения, бизнеса, религиозных конфессий: «Никто из них не может претендовать на роль благодетеля». Должность уполномоченного, продолжила Сеппянен, должна быть основана на абсолютном доверии со стороны Главы РК, ЗС РК, общественных организаций: «Уполномоченный — это голос ребенка». В нем отпадет необходимость, если каждый взрослый — будь то представитель законодательной или исполнительной власти, органов местного самоуправления, учитель или врач — будет на своем месте дорабатывать до конца, помня о ребенке. А пока в России нет даже базового закона о защите прав детей.

Татьяна Сеппянен не ушла от ответа на коварный вопрос об отношении к Павлу Астахову: «Он заставил уважать эту должность. Хотя  не всегда разделяю его методы, но всё это делается во благо ребенка».

3Евгений Сильченко, заслуженный юрист Карелии, говорил о том, что уполномоченный должен заниматься вопросами всех детей, но особое внимание уделить незащищенным категориям — сиротам, детям, оставшимся без попечения родителей, инвалидам. При этом работать с привлечением общественных организаций.

 

 

 

2Оксана Старшова, бывший директор Дворца творчества детей и юношества, удивила тем, что в отличие от всех предыдущих кандидатов три четверти времени, отведенного на выступление, рассказывала о себе и своем педагогическом пути. Про дворец сказала: «Здесь ковался характер».  Когда перешла к задачам детского омбудсмена, сделала акцент на вреде для детского здоровья мороженого и майонеза. Ее, как и Татьяну Сеппянен, проводили аплодисментами — бывшие ученики, которые пришли ее поддеражть.

 

В начале встречи Валентина Улич, заместитель Главы РК, подчеркнула, что рейтингового голосования на этот раз не будет. Видимо, так решили после встречи с кандидатами в Заксобрании 22 октября, где оно было. Тогда его выиграла Татьяна Сеппянен. Сегодня после встречи я обменялась с коллегами мнениями: в нашем рейтинге безоговорочную победу одержала она же. Для тех, кто не знает, напомню, что Татьяна Сеппянен чиновником  не всю жизнь работает: она блистательный учитель, лауреат российского конкурса «Учитель года», на котором покорила жюри и публику своим интеллектом, остроумием и высочайшим профессионализмом.

Сегодня с кандидатами встретится Глава РК Александр Худилайнен. Затем он обменяется мнениями с общественниками. 14 ноября мы узнаем,  кого именно он вносит в Заксобрание на утверждение в должности уполномоченного по правам ребенка в Карелии.

Фото автора 

 

 

 

 

  • сантери

    Объяснение Рогалевича — «отмазка». Встреча с общественниками закончилась в 13.09. Комитет по образованию ЗС, за кворум на котором он так волновался, начался в 14.30.

  • гость

    Разочарована: от «Лицея» ожидала большей объективности

  • Наталья Ермолина

    Я познакомилась с Татьяной Сеппянен в поездке по проекту Mining Road. В гостевом доме «Пажала» она подошла к распорядителю обеда, который оказался хозяином, и представилась: «Я из Пряжинской администрации, нам пришло от вас письмо. Раз уж я здесь, давайте сразу обсудим, в чем ваш вопрос, что ж вам ждать официального ответа». Я тогда приятно удивилась. Надо же, метод работы совсем не наш, не высокомерно-властный, а демократичный, человечный. Оказывается, вот какой человек-то, с бэк-граундом…

  • Сергей

    Что можно было ожидать от Старшовой?! Общественники не глупые люди, разберутся наверняка, что за этой личиной ничего не стоит.