Главное, Люди, Общество

«Хочу, чтобы в России больше улыбались»

Джулия Андреоцци
Джулия Андреоцци

Джулия Андреоцци – волонтёр из Италии. В Петрозаводске она преподает английский детям в языковой школе «Инициатива». Джулия поделилась своими впечатлениями о России и рассказала, кто в ее стране занимается волонтёрстовом, почему итальянцы поздно вступают в брак и в какое время дня не пьют капучино.

 

– В Карелию я приехала по программе European Voluntary Service (Европейская Волонтёрская Служба). EVS – это часть программы Erasmus+, основанной Европейским союзом организации, которая предоставляет средства молодёжным объединениям и создает проекты. Многие участники занимаются волонтёрством за рубежом. В университете я изучала русский язык, мне понравилась идея побывать на практике в России и подучить язык.

 

Первые дни в России 

Когда я прилетела, с собой у меня были два огромных, тяжелых чемодана. Я приехала из аэропорта на вокзал, и мне нужно было тащить свой багаж по лестницам: подъёмы, спуски… Я думала, что умру от усталости! Но я, наверное, ни разу не поднимала свои сумки: всегда находился какой-нибудь парень, который предлагал мне помощь. Даже в поезде помогли с чемоданами! Все были очень вежливыми. Было приятно, ведь я была абсолютно одна, немного грустная и жутко уставшая.

Слышала, что в России не говорят на английском. Я хотела купить сим-карту в Санкт-Петербурге. Продавец вообще не понимал по-английски, я знала русский язык, но не могла на нем говорить. Мы с продавцом общались через Google-переводчик. Было невероятно сложно! Когда уже собиралась подписать бумаги, он узнал, что я уезжаю в Петрозаводск, и начал объяснять, что с питерской сим-картой буду платить за звонки больше. Я его не понимала, поэтому потратила ещё полчаса на то, чтобы разобраться, о чём он говорит!

 

Джулия Андреоцци в Петергофе
Джулия Андреоцци в Петергофе

 

Русский язык                                         

В моём университете занятия по русскому языку проходили два раза в неделю. Преподаватель объясняла всё довольно хорошо, и я подумала: «Да это же так просто! Что может быть сложного в русском языке?» Я была полна оптимизма. Когда курс закончился, решила, что хочу продолжать учить язык. Это же просто!..

Год я разбиралась с падежами. Я почти никогда не говорю по-русски. С грамматикой у меня проблем нет. Если нужно выполнить несложное задание письменно, я сделаю это. А вот лексики не хватает: я забываю многие слова и не понимаю людей, когда они говорят на русском.

Я бы не сказала, что у меня есть любимые слова… Разве что мама, папа…. А вот нелюбимые есть. «Ффтречаться»? «Встр-речаться»! Слишком много букв! И ещё «с удовольствием».

 

Про еду, поздний брак и политику в Италии 

Люди говорят, что в Италии мы пьём много кофе и много едим, – это правда. Гостеприимство и дружелюбие зависят от расположения регионов на севере или на юге. Более открытые южане. Есть стереотип, что итальянцы не говорят по-английски, – тоже правда.

Считается, итальянские мужчины неохотно женятся и живут с родителями до 40 лет. Некоторые так поступают из экономических соображений. Они не могут найти работу, остаются дома у родителей, чтобы не платить за аренду. Поздно находят свою любовь. Тратят попусту время. А ещё из-за образовательной системы: чтобы получить докторскую степень, необходимо долго учиться. Человек учится, учится, и вот ему тридцать, а он ещё получает степень. Но так происходит не у всех.

Что касается кухни: иностранцы не знают, что в Италии не пьют капучино после обеда. Конечно, не пьют! И в пасту мы никогда не добавляем кетчуп.

Джулия Андреоцци
Джулия Андреоцци

 

Волонтёрство в Италии

Участвовать в официальной национальной программе волонтёрства может кто угодно, нужно лишь пройти отборочный тест. И есть возрастное ограничение – с 18 до 29 лет. По программе ты можешь работать в школе, с людьми с ограниченными возможностями здоровья, в сфере туризма. Можно волонтёрить за границей, государство выделяет деньги на затраты: сюда входят свободное время, транспорт, обеды. Так работает национальная итальянская организация.

В Италии люди почти не знают, что есть волонтёры. У нас это не развито, не популяризируется. Если говорю, что я волонтёр официальной гражданской организации, меня спрашивают: «А что это такое?».

Молодёжь идёт волонтёрить, потому что не может найти работу. Так они хотя бы получают €400 в месяц. Знаю много людей, которые рассматривают такую деятельность как способ подзаработать.

 

Неулыбчивые люди и общественный транспорт

Мне нравится, как у вас в России организован общественный транспорт и как в нём работает платёжная система. Можно оплачивать проезд сразу в автобусе. В Риме же, если у тебя нет годового абонемента, нужно бежать в киоск или в бар, чтобы купить билет. В автобусе, например, купить билет можно, но стоить он будет дороже.  Некоторые пассажиры у нас часто ездят зайцами, потому что водители не проверяют билеты: этим занимаются контролёры, но они зачастую не приходят.

Ещё мне нравится, что в России можно оплачивать счёт в кафе раздельно, если вы, например, с другом — у нас всегда счёт один на всех, и что пиво здесь недорогое. 

Хочется, чтобы в России люди больше улыбались. Например, у нас официанты всегда улыбаются. Если нет, это означает, что им не нравится здесь работать. Это создаёт плохое впечатление. Поэтому они  всегда улыбчивы и расположены к клиенту. В России же у людей настолько серьёзные лица, что мне начинает казаться, будто они злятся на меня из-за того, что я не говорю по-русски. Я понимаю, что часто это не так, но всё же возникает такое ощущение. Так что да, я бы хотела, чтобы люди у вас чаще улыбались.

 

Фото автора и из личного архива Джулии Андреоцци

  • qwerty

    Интересно, а что она думает о Карелии.
    Так у нас так и есть — люди не улыбаются не только из-за характера или карельского менталитета (на юге России другие люди), а из-за жизни такой.