Главное, Общество, Семья и дети

Семь раз отмерь

Фото www.ecoterica.com

С каждым годом увеличивается количество неврозов, депрессивных состояний и тревожности у детей от 6 до 17 лет, бьют тревогу специалисты

В Республиканском Центре диагностики и консультирования прошла двухчасовая встреча, на которой речь шла об освещении масс-медиа ситуаций, связанных с критическими моментами жизни детей.

Специалисты, среди которых были психологи, врач-психиатр, старший помощник прокурора, рассказали о своем видении проблемы. Суть ее в том, что при освещении проблем детства в критической ситуации взрослым, и журналистам в особенности, стоит быть максимально корректными в подаче материала, выборе фотографий и интенсивности обновления контента на сайте.

— Понимаете, когда новость о гибели подростка обновляется каждые три часа, обстановка нагнетается, — уверена Людмила Сулима, психолог центра. — По сути, никакой новой информации ресурс не дает. Она сводится к тому, что кто-то пошел туда, кто-то сказал то-то. Существенно это ситуацию не меняет, но при этом идет агрессивное обновление, в нарушение всех этических норм: дают фотографию этого ребенка, к тому же к новости открыты комментарии, в которых чего только не напишут! Всё это создает нервозность и нездоровое отношение к проблеме. Есть люди, которые не могут не читать такие заметки. Они травмируются еще и еще раз.

По мнению Марии Морозовой, редактора сайта «Республика», новости такого рода привлекают читателей:

— Мы вступили в век информации. Какое-то время мы будем жить в формате таблоидов. Новости такого рода привлекают читателей. Иногда легче дать текст с небольшими изменениями еще раз, чем редактировать его на сайте повторно. Мы ограничены временем, у каждого журналиста есть задание, его необходимо выполнить. Не всегда получается взять комментарий у тех, кто его мог бы дать. 90 процентов структур в первые сутки после случившихся трагических событий молчат. Если есть возможность, мы не даем информацию, если молчать больше нельзя, то она появляется в сети.

Иная позиция у Ирины Макаровой, заведующая детским амбулаторным отделением, врача-психиатра Республиканского психоневрологического диспансера:

— Сегодня утром я, пока собиралась на работу, смотрела новости. Телевизор работал фоном. Я обратила внимание, что в выпуске новостей не было ни одной позитивной информации. Все пять сюжетов были о чем-то невеселом. Поэтому я не удивляюсь, что нашим детям сейчас тяжело. С каждым годом мы фиксируем увеличение случаев неврозов, депрессивных состояний и тревожности у детей от 6 до 17 лет. Считаю, что СМИ должны выверенно давать информацию о том, что иногда случаются самовольные уходы детей из жизни. Любой материал с упоминанием этой проблемы даже в ключе того, как не допустить подобное, находит отклик в подростковой среде: специалисты фиксируют, что количество подобных поступков увеличивается.

Накипело по поводу поведения журналистов у Елены Красиной, старшего психолога Главного управления МЧС России по Республике Карелия:

— Журналисты часто мешают работе специалистов МЧС, когда приезжают на место трагедий. Иногда они сводят на нет работу, которую провели психологи в момент, например, потери близких. Так было во время катастрофы под Бесовцом. Нам приходилось в гостинице, где разместили родственников погибших, вылавливать журналистов и выдворять вон. У меня вопрос к коллегам из городских СМИ: проходите ли вы курсы повышения квалификации, получаете ли вы достаточные знания по психологии, проводят ли тренинги для вас?

Елена Красина готова помочь в организации семинара для журналистов Петрозаводска по проблемам безопасного освещения событий, связанных с чрезвычайными ситуациями.

— Понятно, что СМИ — это всегда погоня за новостями, за эмоциями, — отреагировал Василий Костин, старший помощник прокурора  Республики Карелия по надзору за исполнением законов о несовершеннолетних. — Но мне непонятно, когда эмоциям и оценкам поддаются депутаты и чиновники. Мне кажется это недопустимым! Государственные люди должны помогать другим и защищать их, а не панику разводить и эмоции. Мы живем в небольшом городе, многие друг друга знают, иногда так и хочется сказать человеку от власти, что нельзя так работать.

Просвещать журналистов предложил и Геннадий Сараев, исполнительный директор Карельского фонда развития образования:

— Не раз мы выезжали в районы и города республики, в которых ситуация накалялась в том числе из-за непрофессиональной работы журналистов. Например, случается неуместная детализация произошедшего или сами управленцы ведут себя непрофессионально — дают журналистам неверную, искаженную информацию, вводят в заблуждение. С этой точки зрения мне кажется важно довести до директоров школ информацию, как нужно реагировать и чего нельзя говорить ни прессе, ни кому-то еще. На моей памяти есть случай, когда источником информации для прессы стал кто-то из сотрудников МВД. Работать в условиях правовой неграмотности сложно. Поэтому считаем важным обучение начать с журналистов. Мы с медиаюристом Еленой Пальцевой подготовили новый правовой проект. Надеемся, что сотрудничество со средствами массовой информации у нас сложится.

Мария Морозова пообещала поделиться информацией о встрече с коллегами-журналистами:

— Мне кажется, что в блокнотах у журналистов должны появиться телефоны специалистов, которые готовы давать комментарии и консультировать в случаях, когда это необходимо изданию. Конечно, надо понимать, что комментарий иногда требуется срочно, времени на согласование мало, но это необходимо делать, если мы качественно хотим изменить ситуацию.

Елена Руденкова, директор Центра диагностики и консультирования, с сожалением отметила, что на встречу пришло не так много журналистов:

— Нам бы хотелось наладить партнерские отношения с сайтами других читаемых изданий Карелии, обсудить материалы, которые не всегда вызывают наше понимание и одобрение. Будем считать, что первый шаг мы сделали. Надеемся на продолжение разговора в расширенном составе уже в новом году.

По итогам встречи специалисты центра обещали подготовить обращение в Союз журналистов Карелии о возможности продолжения диалога и о сотрудничестве. Все сошлись во мнении, что этот непростой разговор нужно продолжить. Ведь и журналисты на самом деле не хотят, чтобы их публикации и сюжеты стали для кого-то последней каплей, и ребенок совершил непоправимый шаг. Как говорится, семь раз отмерь…

Слева направо  - Людмила Сулима, Геннадий Сараев и Мария Морозова
Слева направо — Людмила Сулима, Геннадий Сараев и Мария Морозова
Елена Красина
Елена Красина
Во время обсуждения
Во время обсуждения

участники_круглого_стола

Василий Костин
Василий Костин
Елена Руденкова
Елена Руденкова

Фото Марии Голубевой

  • Елизавета

    Безусловно, журналист не должен забывать о своем первичном назначении — максимально оперативно сообщать новости, однако это ни в коем случае не должно сводиться к бездушному и даже преступно циничному освещению таких непростых тем, как смерть, катастрофы, острые проблемы общества. Журналист должен быть немного психологом, и даже не в том смысле, чтобы чисто номинально быть знакомым с правилами подачи непростого с эмоциональной точки зрения материала, но всегда делать свою работу, советуясь с собственной совестью. Нужно задаваться вопросом: «Будь я на месте родителя этого погибшего ребенка, что бы я почувствовал(а), прочитав этот текст?».
    Насчет обилия «пессимизма» в новостной ленте, вопрос спорный. Не следует нагнетать обстановку, тем более из корыстных целей привлечь аудиторию, но и игнорировать существующие проблемы общества в угоду эмоциональной стабильности нельзя. Журналист говорить о том, что важно, давать людям правдивую информацию о том, что происходит вокруг, даже если это тяжело. Прятать голову в песок и писать о природе-о-погоде, когда рядом творится кошмар — еще хуже.
    Причины же возрастающей нервозности среди детей и населения в целом следует искать в другом (хотя СМИ, безусловно, оказывает влияние). Например, современные школьники жутко перегружены. Это уже совершенно другая проблема, но все же. Когда человек с детства вынужден постоянно находиться под ливнем информации, ему нужно уметь ее дозировать. Этому нужно учиться и взрослым.

  • Татьяна Казакова

    Хорошо, что не все, кто отвечают за здоровье и благополучие человека, работают в структурах, которые могут, как-то серьезно повлиять и навредить. Хорошо, что кто-то ушел (или его «ушли») по каким-то причинам, в частный бизнес, где он не может глобально влиять на важные аспекты жизни. А выбрать частного пустоболтливого доктора (равно — журналиста, сантехника и прочего) или молчаливого и бесплатного — выбор каждого и, как говорится «…… каждому по уму»

  • Андрей Павлович

    Ну, во-первых, нельзя так, уважаемая Марина Галаничева, говорить о всех журналистах.
    Во-вторых, конечно, рук и ручек не хватит, чтобы каждый час обновлять новости: в нашем маленьком городе, да и во всей Карелии столько событий не происходит. Мария, но почему надо гнаться за сумасшедшим количеством новостей и все время обновлять и обновлять именно негативные?! Это же информационный терроризм! Невозможно жить в постоянном стрессе! Вы стремитесь привлечь читателя, а на самом деле он скоро сбежит от вас окончательно! Нам нужны оригинальные новости и не только криминального характера, а не поданный с дополнением в одну-две фразы тот же самый негатив. Подобные «Республике» сайты посещает молодежь. И вы, Мария, должны думать о том, как влияют такие новости на нее. Полностью согласна с психологами: прежде, чем собираешься писать, подумай, не навредишь ли ты. В неумелых руках перо может стать скальпелем, а то и ножом.

    • Марина Галаничева

      доброго дня, Андрей Павлович.
      а и не говорила я обо всех журналистах, что Вы.
      я говорю- поражает некорректность.но не про всех говорю.
      разговор завела по поводу очень важных информаций в республике, особенно на сайтах, посещаемых часто. названия мы все знаем, их тут не так уж и много у нас.
      мне нравитесь Вы, Андрей Павлович))))) особенно когда » полностью согласна»
      ))))))
      доброго всем утра
      без насилия))))
      ещё я поняла, что очень уважаема))))))
      это радует)))))
      и Андреей уважаема, и людмилой))))))

  • Марина Галаничева

    ох ох ох
    поражает полное отсутствие корректности журналистов при освещении той или иной трагедии в жизни людей. » выбешивают» ( вы уж простите за слово такое) и комментарии , которые напоминаю мух на навозной куче, с, мягко скажу, обсуждением, читай- осуждением, горя человеческого, выдачей советов на блюдечке с голубой каёмочкой,напоминающее мне,как врачу- опорожнение кишечника. категорически против таких ходов как местных, так и федеральных масштабов ( не будем далеко ходить, правда ведь?- выложенные ВСЕ фотографии погибших на египетском рейсе людей, вытянутые из контакта личные жизни их.какое вы имеете право?хочется закричать прямо в ухо, может, так что то дойдёт до ума горе- журналиста?
    корректность, сострадание в тексте ( даже не проговоренное напрямую, между строк, знаете ведь такое- сострадание между строк?)- вот что отличает специалиста своего дела.
    » новости такого рода привлекают читателей»
    Маша Морозова. я знаю Вас.
    можно Вам вопрос.
    какого рода читателей привлекают новости Вашего » века информации»?
    информации о чем?
    отвратительное чувство разочарования в редакторе сайта «Республика».
    извините.
    как есть.
    с психологами- согласна полностью.
    к сожалению «так называемый» рейтинг сайтов, посещение их ,напрямую связан с жареными фактами и погоней за «лайками»подробностями приводит в отвратительное состояние психического здоровья даже взрослого человека.

    • людмила Никифорова

      Уважаемая Марина! Вырванные из контекста слова Марии Морозовой привели Вас в разочарование в журналисте и человеке? Жаль.
      Я присутствовала на встрече. Эти слова Мария говорила как о большой беде сегодняшних интернет-сайтов. Ее мнение и ее позиция остались «за кадром», не хочется думать, что намеренно.

      • Полина

        По-моему, в статье это мнение Мари Морозовой донесено — в её словах о необходимости качественно изменить ситуацию.

      • Марина Галаничева

        дискуссии не получится у нас с Вами,людмила. мы- прям на разных сторонах баррикады))))
        Вы там- присутствовали, я- читатель журнала, уважаемого мной, как женщиной и матерью.
        да, не журналист, но ежели была бы приглашена на встречу, то и не пришлось бы » вырывать из контекста»( экая модная фраза сейчас), своё мнение проговорила бы ещё и там, чтоб уж- объективно.
        а город у нас и правда- маленький, большую половину людей на фотографиях- я знаю лично.
        напрягает Ваша последняя. ( простите, крайняя фраза ) в этой переписке со мной …»её мнение и позиция остались за кадром, не хочется думать, что намеренно»
        а Вы не думайте, Вы же были на встрече, все слышали.)))))
        что означает эта Ваша фраза?
        ещё раз повторюсь, нам с Вами сложно понять друг друга, но здесь я чувствую пятой точкой ещё и какую то тему кухни, кухни не деревенской, а местечковой)))))именно в общении с Вами.
        ибо текст статьи достаточно объективно и многогранно донесён до читателя.
        ИМХО
        но из разговора с Вами все ж таки ушла.