История

Забывали про перемену

{hsimage|Раиса Ивановна Гузенко|||}В первой половине 30-х годов прошлого века наша семья оказалась на Донбассе без жилища и средств к существованию. Один сердобольный человек сжалился над нами и уступил за небольшие деньги хибарку. Летом здесь стояла невыносимая жара, зимой нестерпимый холод.

Мать работала на коксохимическом заводе, отец на угольной шахте. Сестра и я, пока родители были на работе, оставались одни. Чтобы утолить голод, пекли на плите нарезанную кружками кормовую свеклу. Поздно вечером шли на завод и ждали мать. Она приносила немного хлеба и молоко — его на заводе выдавали ежедневно за вредность производства. По вечерам родители учились на рабфаке.
Начальная школа, куда мы пошли учиться, размещалась в одноэтажном жилом бараке, построенном из известняка еще в ХIХ веке, с удобствами во дворе и печным отоплением. Директор Николай Петрович Ващенко приезжал в школу чуть свет на служебном автомобиле и тщательно проверял готовность помещений и учителей к занятиям. От учеников все время ожидали неприятностей, особенно от тех, кто проживал в так называемой собачеевке, части шахтерского городка с жуткими антисанитарными условиями.
С первого по четвертый класс нас учила Раиса Ивановна Гузенко, миловидная молодая женщина, очень образованная, выдержанная. Она строго одевалась: носовой платок, как принято было в те годы, носила за обшлагом маркизетовой кофточки.
Раиса Ивановна никогда не повышала на своих шаловливых учеников голос, не оскорбляла, разговаривала уважительно, как с равными. Мы любили ее уроки, даже не хотелось выходить на перемену. Она основательно готовилась к урокам, используя труды ученого-педагога XIX века Василия Водовозова и выдающегося современника Антона Макаренко. Об этом мы узнали годы спустя.
Раиса Ивановна пробудила в нас интерес к газете «Пионерская правда» и опубликованной в ней повести Аркадия Гайдара «Тимур и его команда», к «Мойдодыру» и «Айболиту» Корнея Чуковского. Наша учительница постоянно интересовалась, какие книги мы читаем, как часто посещаем библиотеку, помогаем ли родителям вести домашнее хозяйство (в те годы все держали живность на подворье). Она регулярно бывала в семьях своих учеников.
С Раисой Ивановной всем классом мы совершали экскурсии на угольные шахты и комбинаты, путешествовали по лесистым глухим балкам, каких было немало на Донбассе. Изучая живую природу, обещали нашей любимой учительнице не разорять гнезда и не стрелять в пернатых из рогаток. Однажды Раиса Ивановна сводила нас на шахту Центральная-Ирмино, где в августе 1935 года молодой парень Алексей Стаханов нарубил за смену 102 тонны угля пневматическим отбойным молотком и стал зачинателем массового движения новаторов производства. В классе мы обсуждали подвиги челюскинцев, стахановцев, Чкалова и его экипажа, строителей ДнепроГЭСа и ВолховГЭСа. Все мы буквально благоговели перед Раисой Ивановной! В третьем классе нас всем классом приняли в пионеры.
Но события того времени вызывали, с одной стороны, чувство гордости, с другой – тревоги. Ночью по улицам шастали «черные воронки» НКВД и арестовывали вчерашних героев Гражданской войны и мирного труда, военных. Дети все это видели, недоумевали и, конечно, задавали вопросы. Раиса Ивановна отвечала на них неохотно, чувствовалось ее сомнение в том, что она говорила, основываясь на сообщениях газет.
Перед уходом из начальной школы она провела урок прощания. Однако мы по-прежнему к ней приходили.
Летом 1941 года грянула война. Среднюю школу № 1, куда мы перешли учиться, переоборудовали под госпиталь. Учителей-мужчин призвали в действующую армию, в том числе директора Эдуарда Максимовича Войнова. В поселке, где до войны были две средние школы, осталась одна. Однокашников разбросало по всей Украине…
После войны начальные школы ликвидировали, и Раиса Ивановна преподавала в начальных классах средней школы № 1. Эдуард Максимович Войнов вернулся с фронта в звании старшего батальонного комиссара и директорствовал в школе еще долгие годы.
Мы продолжали обучение в родных стенах. Получив аттестат зрелости, шли учиться в институты и техникумы, а затем восстанавливали разрушенную в пору великих потрясений экономику страны и создавали новую. Но некоторые мои одноклассники еще юными ушли из жизни из-за хворей и никудышного питания в годы лихолетья.
Окончив техникум железнодорожного транспорта в Ворошиловграде, я получил предложение отправиться на стройки Карелии. Тружусь здесь доныне.
«Лицей» № 10 2010 

  • Педагог

    Это ж каким надо было быть учителем, чтобы ученик 70 лет помнил!