Главное, Люди, Общество

«Наша страна уже не будет прежней»

Центр по приему беженцев в городе Вантаа Фото: Yle

Эту фразу мы слышали в Финляндии от разных людей, с которыми во время недавней поездки обсуждали тему беженцев

 

– У Финляндии нет проблем с ближайшими соседями – Швецией и Россией.

Услышать подобное признание от главного редактора ведущей газеты Helsingin Sanomat Антеро Мукка мы, признаться, не ожидали. Отправляясь в  соседнюю страну, готовились встретить если и не враждебный, то холодный прием.  Живем мы не в вакууме и знаем из первых рук, как недружелюбно последние два года встречают в Европе россиян, журналистов в том числе.

К счастью, опасения не оправдались: нашу группу преподавателей журналистики Северо-Запада России принимали в Хельсинки не просто вежливо, а тепло и очень доброжелательно. Практически всюду стремились приветствовать на русском языке, некоторые рассказывали о своих российских корнях, терпеливо отвечали на наши многочисленные вопросы. Даже в парламенте ничем не показали, что мы перебрали отпущенное нам время. Совершенно искренне каждую встречу мы завершали аплодисментами в адрес спикеров.

Эта поездка была посвящена острой для Финляндии, как и для и всей Европы, проблеме – ситуации с беженцами, заполонившими Старый свет осенью этого года, интеграции иммигрантов в Финляндии. Мы увидели, что в экстраординарной ситуации финны шаг за шагом выстраивают систему помощи хлынувшим в страну беженцам, ведут общественный диалог с настроенными враждебно согражданами, чтобы снизить невиданный для страны градус агрессивности.

 

«Пока невозможно понять, что будет дальше»

– Сегодня основная проблема – поток беженцев, который докатился до Финляндии, – рассказывает руководитель Центра интеграции иммигранов при Министерстве труда и предпринимательства Финляндии Анника Форсандер. – Если в прошлом году было 3100 просителей убежища, то в этом уже 32 тысячи.  В Швеции их 180 тысяч, в Германии почти миллион. Основная часть прибывает через нашу западную границу, где свободное передвижение. Через российскую границу прибыли несколько сот человек из Афганистана и Ирака, имеющих российский вид на жительство. По европейским меркам Россия считается безопасной страной, потому на днях первые сто афганцев возвращены в Россию.

Анника Форсандер (слева) и организатор поездки с финской стороны Эйлина Гусатинская
Анника Форсандер (слева): «Сегодня в 11 утра парламент Финляндии принял закон о запрете на воссоединение семей иммигрантов». Справа — организатор поездки с финской стороны Эйлина Гусатинская

 

Анника показалась нам примером чиновника, глубоко знающего тему, о которой говорит, уверенного, что даже с очень трудной ситуацией можно справиться, если выстроить систему ее решения. Ключевое слово здесь – система.

Организация приема беженцев создается буквально с листа. Как выразилась Анника Форсандер, «до недавнего времени левая рука не знала, что делала правая». Сейчас ситуация изменилась. Министерство внутренних дел проверяет легальность пересечения границы, обоснованность просьбы об убежище. Миграционная служба проверяет визы и гражданство. Министерство труда и предпринимательства после получения просителем убежища официального статуса беженца занимается их интеграцией и координирует действия различных ведомств.

На границе собираются данные о беженцах. 80 процентов – из Ирака, причем почти все они молодые люди 18-24 лет. Вторая по численности группа – из Афганистана. Беженцев из Албании сразу отправляют обратно – это европейская страна, никакой опасности для жизни людей там нет.

Около 3 тысяч прибывших беженцев – несовершеннолетние 15-17 лет, приехавшие без взрослых, в основном мальчики из Афганистана. Документов у них нет, возраст определяют с привлечением врачей.

Обстановка в стране накаляется. За последнее время произошло два изнасилования, совершенных несовершеннолетними просителями убежища. Соцсети кипят, в адрес журналистов, которые с сочувствием пишут о беженцах, сыплются угрозы. Такого всплеска агрессивности здесь не помнят.

– Всё это влияет на общую атмосферу, – заметила Анника и посетовала, что преступления совершаются и против беженцев, однако вечерние газеты в основном пишут о преступлениях, совершенных ими.

По ее словам, примерно 35% просителей убежища получат статус беженцев и останутся в Финляндии. Проблема – что делать с оставшимися 65 процентами? Возвращать их некуда.

– Пока невозможно понять, что будет дальше. Скорее всего они куда-нибудь уедут, в Финляндии невозможно жить на нелегальном положении, – говорит Анника Форсандер.

Анника, как и представители общественных организаций, с которыми мы встречались потом, смотрит на проблему и с другой стороны: Финляндии беженцы нужны, это страна с демографическими проблемами, стареющая. А часть беженцев имеет неплохое образование – по преимуществу 9 классов, однако примерно у четверти есть высшее.

Ожидание разрешения остаться в Финляндии может растянуться на год – пока идет полицейское расследование, собеседование с миграционными службами и проверка сведений. Рассказ каждого беженца записывается на видео и направляются для проверки в специальный центр в Швеции, где работают профессионалы, знакомые с языком, историей и культурой страны, откуда прибыл этот человек. Как только разрешение получено, проситель убежища получает статус беженца и должен найти муниципалитет, который его примет.

Беженцев стараются не селить в умирающие городки, откуда они все равно уедут в поисках работы. В течение года после получения статуса волонтеры преподают финский язык в центрах беженцев четыре часа в  неделю, а получившие статус беженца и попавшие на курсы занимаются не менее 6 часов в день. Это бесплатно плюс выплачивается ежемесячная стипендия в 400 евро.

Проблема в том, что из-за наплыва просителей убежища многим приходится ждать курсов по несколько месяцев. В 2014 году в Финляндии были открыты 20 центров по приему беженцев, то сейчас их уже 120.  Активные молодые люди, без работы, месяцами пребывают без дела – понятно, что это бомба замедленного действия.

В конце нашей встречи Анника Форсандер сообщила, что сегодня в 11 утра парламент Финляндии принял закон о запрете на воссоединение семей иммигрантов.

– Это же недемократично! – удивились мы. Но, судя по всему, это не единственная жесткая мера, к которой готовы прибегнуть правительство и парламент. Законы принимаются в надежде, что поток беженцев схлынет: на их родине очень крепки семейные узы, потому, не имея возможности воссоединиться с близкими, просители убежища покинут Финляндию.

 

Беженцы как лакмусовая бумажка для общества

Знакомство с работой по интеграции иммигрантов мы продолжили в информационном центре Хельсинки.  Всех нас очаровала молодой представитель Иммиграционного ведомства по связям с прессой Верна Лейнонен. Живая, веселая и улыбчивая – своим оптимизмом и убежденностью она не оставляет сомнений: с любым кризисом можно справиться!

Верна Лейнонен
Верна Лейнонен покорила своим оптимизмом

 

Если бы вы встретили ее на улице или в кафе, никогда бы не догадались, что перед вами чиновница. Удивило, как эта молодая женщина, которой нет и 30-ти, прекрасно владеет ситуацией, в ладах с цифрами. На любой вопрос отвечает по сути, а если по какой-то причине не может дать точный ответ, не юлит, а признается, что на эти вопросы ответов еще нет.

В этой поездке мы еще не раз приятно удивимся тому, как много молодых и толковых специалистов работает в различных учреждениях, какое важное дело им доверяют.  Появилась уверенность, что финны обязательно справятся с нахлынувшими проблемами, в первую очередь потому, что в их решении активно участвует новое поколение.

Верна назвала нам уже другое количество центров по приему беженцев в Финляндии – не 120, а 136. Подобное расхождение в данных объяснимо: новые центры для них открываются чуть не каждый день.

Инна Ланкинен: "Приходит время перемен, и мы должны их принимать"
Инна Ланкинен: «Приходит время перемен, и мы должны их принимать»

Сотрудник информационного центра Хельсинки Инна Ланкинен – кстати, двоюродная сестра известного карельского скульптора Лео Ланкинена, – рассказала нам, что здесь работают с людьми, которые уже получили вид на жительство. Несмотря на долгий стаж проживания в Финляндии Инна без акцента говорит на русском, охотно и обстоятельно отвечает на все наши вопросы.

– Город Хельсинки уже несколько лет не принимает беженцев, они и так здесь оказываются после того, как поживут на севере, – рассказывает Инна Ланкинен.

В 70-е-80-е годы иммигрантов в Финляндии было немного. В 90-е пришла волна с востока, когда появилась возможность репатриации для людей с финскими корнями. Тогда же стали прибывать беженцы из Сомали по квоте Евросоюза.

О нынешних просителей убежища Инна Ланкинен убежденно говорит:

– Это молодые люди, они, несомненно, хотят делать что-то полезное. Я в этом не сомневаюсь.

На вопрос, что же станет с традициями и ментальностью финнов, она спокойно отвечает:

– Приходит время перемен, и мы должны их принимать. Мы постараемся адаптировать этих людей в нашу культуру, но, конечно, Финляндия уже не будет прежней.

В Финляндии у многих замечаешь гуманное отношение к беженцам с Востока. По мнению Эйлины Гусатинской, главного редактора русскоязычной газеты «Спектр», беженцы – лакмусовая бумажка, на которой проявляются все проблемы общества:

– Когда финские чиновники решали вопрос, все ли права предоставить беженцам или в чем-то их ограничить, то пришли к выводу: беженцы должны стать равноправными гражданами страны. Сегодня ограничат в правах этих людей, а значит завтра можно ограничить кого-то еще лишь за то, что он не такой как все, к примеру, кривой или глухой? Если ты снижаешь порог отношения к кому-то, то будь готов, что это коснется и тебя.

Эйлина живет в Финляндии более 20 лет. Переселилась сюда из Москвы, у нее этнические финские корни. Прекрасное владение финским языком, понимание интереса российских журналистов к сегодняшней теме позволило ей составить насыщенную программу нашего визита и сопровождать на встречах в качестве переводчика. Ее длинный красный шарф стал еще одним ярким и позитивным пятном на фоне кабинетов стиля хай-тек и серой зимней погоды: в Хельсинки шли дожди, а свинцовое небо почти опустилось на наши плечи.

Эйлина Гусатинская: "Если ты снижаешь порог отношения к кому-то, то будь готов, что это коснется и тебя"
Эйлина Гусатинская: «Если ты снижаешь порог отношения к кому-то, то будь готов, что это коснется и тебя»

 

Тысяча волонтёров

Велика роль в решении кризиса с  беженцами у общественных организаций. В Центре поддержки беженцев в Вантаа мы встретились с пресс-секретарем одной из них – Анной-Марией Пасанен.

Организация Pakolaisapu создана 50 лет  назад. Отделения, кроме Хельсинки, есть в Тампере, Йоэнсуу, Турку. Организация следит за соблюдением прав беженцев – как в Финляндии, так и за ее пределами, собирает средства для лагерей. Сейчас деятельность Pakolaisapu расширилась: здесь занимаются и обучением беженцев, в том числе основам предпринимательства.

– Идея наша в том, что вернутся ли беженцы домой или отправятся дальше, профессия и образование помогут им выжить, прокормить семью, состояться  в жизни, – рассказывала нам хрупкая,  обаятельная Анна-Мария.

В развивающихся странах организация делает акцент на обучении матерей. В результате они начинают серьезно относиться к образованию своих детей, следят за тем, чтобы те обязательно его получили.

Беженцам, находящимся в Финляндии, организация стремится помочь так, чтобы они меньше зависели от местного населения, сами взяли контроль над своей жизнью. Для создания групп поддержки привлекают бывших беженцев, особенно тех,  у кого успешно сложилась жизнь в Финляндии: я это смог, и ты сможешь тоже.

– В Финляндии система гражданской активизации выстроена так, чтобы человек встраивался в нее с рождения, – поясняет Анна-Мария.

Последние месяцы возникла новая проблема – иммигрантов вселяют в муниципальные квартиры, где возникают конфликты. Для их разрешения в Pakolaisapu создана группа быстрого реагирования.

41 процент от всех средств организации уходит на поддержание лагерей беженцев, 32 процента – на работу с беженцами внутри страны, 9 процентов – на администрирование.  Добровольцев, желающих помогать в решении проблем, много, а осенний наплыв беженцев привлек еще больше.

Анна-Мария Пасанен:  "Профессия и образование помогут беженцам выжить, прокормить семью, состояться  в жизни"
Анна-Мария Пасанен: «Профессия и образование помогут беженцам выжить, прокормить семью, состояться в жизни»

 

Потрясли данные по волонтерам, которые привела Анна-Мария Пасанен. Если обычно у организации их двести-триста, то во время кризиса с беженцами  стало около тысячи! В основном это молодые женщины 25-30 лет из столичного региона. С грустью вспомнилось, как год назад трудно было найти молодых волонтеров в Петрозаводске, чтобы они уделили хотя бы час своего времени в неделю беженцам с юго-востока Украины.

– Мы занимаемся и такими странами, где тяжелая для жителей ситуация сохраняется достаточно долго: Уганда, Либерия, Бирма… – поясняет Анна-Мария.

Откуда у организации на это деньги? МИД  выделяет средства  для помощи беженцам, находящимся за пределами Финляндии. А вот внутри страны придуман иной способ привлечения денег: здесь существует госмонополия на игровые автоматы, и вырученные средства распределяются между общественными организациями, направляются на социальные нужды. Не устаешь поражаться мудрости и прагматизму финнов.

Удалось нам познакомиться и с общественной организацией Moniheli – так называемой зонтичной или сетевой: она объединяет 81 организацию иммигрантов, представляющую 50 национальностей, проживающих в Финляндии. Ее принцип – иммигранты сами должны помогать своим соотечественникам.

Риитта Салин принимала нас вечером, но ее рабочий день на этом не заканчивался
Риитта Салин (справа) принимала нас вечером, но ее рабочий день на этом не заканчивался

 

Единственная финка в Moniheli – Риитта Салин. А ее сотрудники и волонтеры самых разных национальностей – те, кто успешно адаптировался в Финляндии, нашел работу и готов помочь только что приехавшим. В соседнем кабинете работали две девушки с африканского континента – видеть их теперь столь же привычно, как и европейцев.

В Moniheli поддержат не только материально, но и помогут написать грант. Могут быть и общие проекты: сейчас такой готовится от четырех общественных организаций – камерунцев, индийцев, пакистанев и курдов. В Moniheli беженцы могут получить и полную правовую консультацию.

 

«Мы вынуждены ужесточить законодательство»

В комитет по административным вопросам парламента Финляндии приветствовать группу преподавателей из России пришел вице-спикер Маури Пеккаринен. Мы были приятно удивлены, когда вошли в небольшой конференц-зал, где, выстроившись в ряд, стояли члены комитета – представители разных партий – во главе со своим председателем Пирккой Маттила. Несмотря на то что нас было 16 человек, с каждым они поздоровались за руку, называя свое имя, – так принято в Финляндии. И только потом, когда мы все уселись за стол, рассказали, кто какую партию представляет. Были среди них и члены партии «Истинные финны», однако разговор затрагивал только тему интеграции беженцев.

Приветствие вице-спикера Маури Пеккаринена
Приветствие вице-спикера Маури Пеккаринена
Члены комитета – представители разных партий. Возглавляет его Пиркка Маттила из партии "Истинные финны"
Члены комитета – представители разных партий. Возглавляет его Пиркка Маттила из партии «Истинные финны»
В парламенте Финляндии
Мы задавали столько вопросов, что вышли за рамки отведенного нам времени. Однако парламентарии ничем не дали этого понять

 

Маури Пеккаринен бывалый политик. Он избирался в парламент много раз, занимал посты министров в пяти правительствах. Будучи депутатом, он зачастую высказывался очень остро.. Подчеркнув открытость парламента, коалиционный характер правительства, он сделал акцент на том, что обсуждение законопроектов, внесенных правительством, проходит долго – вот, например, сегодня закончили в четыре часа утра. Кстати, голосовать за отсутствующего парламентария невозможно.

Член социал-демократической партии Сирпа Паатеро привела такие данные: в августе было 9 тысяч просителей убежища, сейчас уже более 30 тысяч.

–   Финляндия исходит из того, что миграционные процессы должны быть управляемыми, –  сказала парламентарий. По ее словам, идет разработка законодательства, в том числе относительно депортации просителей убежища. Сирпа Паатеро не скрывает: –  Мы вынуждены ужесточить законодательство.

Большие усилия предпринимаются также для предотвращения бизнеса на нелегальном трафике беженцев.

Кроме тех 30 с лишним тысяч просителей убежища, которые сейчас самостоятельно прибыли в Финляндию, Евросоюзом этой стране определена квота в 20 400 беженцев  –  это те, кто уже прошел проверку в центрах в Европе и получил официальный статус. Для сравнения: годом раньше квота составляла 750-1050 человек в год.

Один из членов комитета, представитель партии «Центр» Тимо Корхонен подчеркнул, что в Финляндии благополучная ситуация, поскольку в отличие от других европейских стран четко работает система регистрации всех прибывающих в страну просителей убежища.

 

Общественный диалог становится поляризованным

Публичная дискуссия «Чего боятся журналисты?», посвященная иммигрантам, проходила в самом центре Хельсинки и транслировалась в Интернете.

Публичная дискуссия
Прийти на публичную дискуссию может любой желающий

 

Прямо в вестибюле современного семиэтажного здания из стекла, где находится редакция крупнейшей газеты Helsingin Sanomat, находятся трибуны для зрителей. По нашим меркам народу совсем немного –  человек пятьдесят, а по финским более чем достаточно.

Подобные дискуссии на острые темы проходят периодически, на них свободно может прийти любой человек. Некоторых из нас это напрягло: недалеко от нашей группы на трибуне для зрителей сидел явно неадекватный мужчина  восточной внешности с большой дорожной сумкой. Он заметно беспокоился, то выходил, то снова входил… Секьюрити за ним наблюдали, но никакого досмотра не произвели, не остановили его, когда он возвратился на свое место.

Потом в редакции телерадиокомпании Yle коллега поинтересовалась, почему при таких открытых дискуссиях не принимаются меры безопасности. Программный директор Тимо Хуовинен ответил:

–  Может быть, с вашей точки зрения это наивно. Но для меня очень важно, что можно доверять людям. Хотя ситуация может измениться.

Ответ нам действительно показался наивным, ведь даже в ходе публичной дискуссии финская журналистка рассказывала об угрозах, которые поступали в ее адрес после репортажа из центра для беженцев. А представитель полиции давал журналистам рекомендации, в каких случаях к угрозам в соцсетях надо относиться со всей серьезностью: когда называются имена ваших близких, адреса, где проживаете вы или ваши родные. Немыслимая еще недавно ситуация для финских журналистов!

Наша встреча в крупнейшей в Финляндии телерадиовещательной компании Yle, существующей на средства граждан, которые выплачивают ежегодно специальный налог, была также посвящена теме беженцев. Тимо Хуовинен заверил:

– Подход к теме беженцев у нас какой же, как и к другим темам. Главный принцип подачи информации – объективность, баланс разных точек зрения. Показываем как тех, кто критикует ситуацию с беженцами, так и тех, кто приветствует их, и тех, кто действует.

Тимо Хуовинен показывает сайт Yle
Тимо Хуовинен показывает сайт Yle
В телерадиовещательной компании Yle работают более трех тысяч журналистов
В телерадиовещательной компании Yle работают более трех тысяч журналистов

 

Тимо Хуовинен признал, что при публикации материалов о просителях  убежища нужно еще тщательнее подходить к проверке информации. По его словам, большая активность наблюдается в соцсетях, созданы специальные сайты, которые распространяют огромное количество слухов, недостоверной информации. Красная линия для редакции состоит в том, чтобы придерживаться фактов. На сайте компании сейчас были закрыты комментарии, даже с предварительным модерированием.

Самое сложное – освещение преступлений,  в совершении которых подозреваются просители убежища. Называть или нет национальность подозреваемого? Это вообще одна из самых сложных этических коллизий в журналистике, а в нынешней ситуации в особенности. Как рассказала Тимо Хуовинен, как только Yle стала пропускать упоминание о национальности подозреваемых, на редакцию посыпались нападки в том, что она утаивает информацию. Поскольку полиция не называла национальность подозреваемых, редакция стала искать свидетелей преступления, и только найдя их, сообщала, что подозреваемые – просители убежища.

Одна из нас спросила Тимо Хуовинена, принципиально ли было в публикациях Yle о недавнем изнасиловании 14-летней девочки называть не просто статус подозреваемого – проситель убежища, но и его национальность – афганец?

– Таким образом было решено вывести из-под удара остальных беженцев, – объяснил Тимо. – Но каждый раз для нас это ужасная проблема – называть или не называть национальность…

Сейчас Yle старается больше освещать тему интеграции беженцев. В тот день, когда мы были в редакции, вышло 10 материалов на эту тему. Обсуждается эта тема и на ток-шоу. По замерам общественного мнения, Yle имеет в Финляндии самую высокую степень доверия.

В конце нашего диалога Тимо Хуовинен поделился своей тревогой:

– Общественный диалог в Финляндии перестает быть консенсусным, становится поляризованным. Ситуация «или – или» не очень типична для Финляндии.

Русская редакция YLЕ оказалась совсем маленькой – всего пять человек, несколько столов и компьютеров посреди зала, в котором работают и другие редакции.  На работе во время нашего посещения находились трое сотрудников, среди них Леван, в прошлом москвич, живущий в Финляндии около 20 лет, журналистка Люба, бывшая жительница Санкт-Петербурга, и молодая финка, достаточно свободно говорящая по-русски. Все журналисты записывают и снимают сюжеты для радио и ТВ в основном сами, готовят публикации для сайта.  Монтаж делается за соседними столами. Иногда приходится выдавать в эфир материалы прямо «с поля».

На доске для оперативной информации в русскоязычной  редакции Yle девиз: «Пишите новости проще, и люди к вам потянутся».  Журналисты здесь явно с чувством юмора!
На доске для оперативной информации в русскоязычной редакции Yle девиз: «Пишите новости проще, и люди к вам потянутся».  Журналисты здесь явно с чувством юмора!

Русскоязычное население, которое не очень хорошо владеет финским языком, информацию на русском получает именно на русской версии сайта Yle. А потому сегодня огромная ответственность у журналистов: как объективно преподнести тему беженцев, как объяснить законы, которыми руководствуется финский парламент и какова  политика государства относительно прибывающих.

Кстати, на Yle сторонней рекламы нет, только собственная, например, про сбор денег в помощь беженцам.

 

Готовых решений нет

Главный редактор Helsingin Sanomat Антеро Мукка встретил нас у входа и приветствовал по-русски. Это не только крупнейшая финская газета, Helsingin Sanomat – самый большой медиадом в Северной Европе. Эту ежедневную газету  читают 94 процента всех финнов. История созданной в 1889 годы газеты – история Финляндии, заметил Антеро Мукка. Он подчеркнул: Helsingin Sanomat – газета всех жителей Финляндии, она посередине между правыми и левыми.

Хельсингин_Саномат. Антеро Мукка2
Главный редактор Helsingin Sanomat Антеро Мукка знакомит с работой редакции

 

– Линия газеты толерантная, интернациональная, – касаясь темы беженцев, сказал Антеро Мукка. – Финляндия не должна быть единственной в Евросоюзе страной с закрытыми границами. Наша страна уже изменилась, здесь много некоренных финнов. Мы подчеркиваем: нет людей хуже и лучше. К просителям убежища нужно относиться как к равным, по справедливости. Мы не должны давать волю нашим предрассудкам, должны помнить, что этим людям грозит опасность в их странах. У многих финнов предубеждение к беженцам, поскольку в нашей стране тяжелая финансовая ситуация, и за прошедшие несколько месяцев произошли сексуальные преступления со стороны приезжих. Последнее время мы даже стали наблюдать проявления расизма в финском обществе. Ситуация кошмарная: я не узнаю свою страну! Мы пытаемся сказать обществу: давайте успокоимся, пусть невинные люди не будут этим затронуты. Власти сегодня в тяжелой ситуации – нет готовых решений. Среди просителей убежища есть охотники за удачей, но тысячи здесь точно останутся. Мы пытаемся строить мосты между людьми с разными мнениями. Нужно понимать: Финляндия этнических финнов осталась в прошлом. Мы были закрытой страной, стали частью Европы. У нас нет сложностей с нашими ближайшими соседями – Швецией и Россией. Но у многих финнов негативное отношение к людям из исламских государств. Нужно дать им понять, что они должны соответствовать финским моральным принципам, в том числе по отношению к женщине.

Антеро Мукка, знакомя нас с редакцией газеты, обратил внимание на монитор с полосой завтрашнего номера: главная новость – среди просителей убежища обнаружен организатор терактов.

 

«Ситуация  с беженцами застала страну и журналистику врасплох»

В Союзе журналистов Финляндии, объединяющем 95 процентов журналистов страны, включая пенсионеров и фрилансеров, мы общались с Юха Рекола, отвечающим за международные связи союза, председателем правления Фонда поддержки свободы слова и журналистики в развивающихся странах.

Конференц-зал был по-рождественски украшен, однако разговор вышел далеким от праздничных тем: безработица среди журналистов составляет 7,4% (» у нас вся страна полна кассиров с журналистским образованием»), непростые отношения с работодателями и, конечно, ситуация с освещением темы беженцев в медиа.

Союз журналистов Финляндии стал одним из инициаторов создания органа саморегулирования — Совета публичного слова. Пока жалоб в него на публикации относительно беженцев не поступало.

– Ситуация  с беженцами застала страну и журналистику врасплох, – признает Юха Рекола. – Запугивание, которое идёт через СМИ, создаёт определённую атмосферу в обществе. При такой ситуации в Финляндии тоже могут появиться свои Трампы. Журналистам приходится задумываться о той ответственности, которую они несут за атмосферу в обществе, за ожесточение людей. Появляются статьи о возгораниях центров по приёму беженцев, и таких случаев уже десять, из них девять — злоумышленные поджоги. Это уже не какие-то безобидные вещи.

В Союзе журналистов Финляндии с Юха Рекола
В Союзе журналистов Финляндии с Юха Рекола

За ту неделю, что прошла после нашего возвращения из Финляндии, если судить по сообщениям финских СМИ, спокойнее ситуация с беженцами  не стала. Вот сообщения с русскоязычного сайта Yle последних дней:

Премьер-министр Финляндии Сипиля «довольно положительно» относится к широким полномочиям создаваемых общеевропейских погранвойск.

Дания пригласила Финляндию в выступающую за упрощение процедуры депортации группу стран ЕС.

Сипиля: из Турции будут принимать беженцев только после того, как их поток в Европу будет полностью остановлен.

Начальник канцелярии МВД Финляндии обсудит с российскими коллегами ситуацию с миграцией в Финляндии и России, обстановку с просителями убежища в Европе, а также вопросы борьбы с нелегальной миграцией. В частности, темой переговоров станет вопрос о депортации просителей убежища.

Финляндия хочет быстро обеспечить беженцев работой.

Финляндия никогда уже не будет прежней. Эту мысль повторяли почти все, с кем мы встречались. В этих словах звучала как констатация самого факта перемен, так и опасения за радикализацию страны.  Будущее покажет, верны ли эти опасения. Во всяком случае мы вернулись домой с ощущением, что активное гражданское общество Финляндии этого не допустит.

Поездка группы преподавателей новых школ журналистики Северо-Запада России была организована Институтом региональной прессы при поддержке Nordic Journalist Centre – NJC (Дания)

Фото Виктории Пьянковой и Натальи Мешковой

  • Мимоходом

    >Анника Форсандер (слева): «Сегодня в 11 утра парламент Финляндии принял закон о запрете на воссоединение семей иммигрантов».<
    ———————-

    Как и думал, речь не идет о запрете на воссоединение семей.

    22.12.2015
    Правительство Финляндии ужесточило политику по предоставлению убежища

    Финляндия ужесточает критерии по воссоединению семей.

    http://www.finland.org.ru/public/default.aspx?contentid=339512&nodeid=36881&culture=ru-RU

    2.12.2015
    Финляндия ужесточает правила воссоединения семьи из-за беженцев
    http://fontanka.fi/articles/24590/

    24.9.2015
    Perheenyhdistämisen kriteerejä tiukennetaan EU-direktiivin mukaisesti
    http://valtioneuvosto.fi/artikkeli/-/asset_publisher/perheenyhdistamisen-kriteereja-tiukennetaan-eu-direktiivin-mukaisesti

  • Мимоходом

    Конечно, Финляндия «уже не будет прежней». Облик ее начал меняться четверть века назад. Если в
    1990 году в Финляндии насчитывалось всего 26 255 иностранных граждан (из которых более 10 тыс. – граждане Швеции, Германии, США и Великобритании), то в конце 2014 года в стране постоянно проживало свыше 219 675 иностранцев. И лидировали уже по их числу другие страны – Эстония (48 354 чел.) и Россия (30 619 чел.). Кроме того, надо иметь в виду, что за прошедшие 25 лет многие новые жители страны получили финляндское гражданство.

    Говоря о русскоязычном населении Финляндии (оно включает постоянно проживающих в стране иностранных граждан и лиц с финляндским гражданством), следует отметить, что его численность
    неуклонно растет и в настоящее превышает 66 тыс. человек. Для сравнения: согласно официальной статистике, в 1970 году русский назвали своим родным языком 1 680 граждан Финляндии.

    >80 процентов – из Ирака, причем почти все они молодые люди 18-24 лет.В конце нашей встречи Анника Форсандер сообщила, что сегодня в 11 утра парламент Финляндии принял закон о запрете на воссоединение семей иммигрантов.<
    ————————

    Может, я пропустил в финских СМИ сообщение на эту тему. Мне казалось, что лидер «Истинных финнов» выступил 14 декабря только с предложением взять пример с Дании, урезавшей пособия для беженцев.

    В статье хорошо представлена позиция официальной Финляндии, т.е. ее политиков и чиновников. Они
    из тех финнов, кто не часто сталкиваются в повседневной жизни с недавно прибывшими в страну иммигрантами из стран третьего мира, поскольку проживают, как правила, в других районах и домах, чем новые жители страны. Последние в силу понятных причин населяют, во всяком случае в первые годы, те районы и муниципальные дома, в которых сконцентрировано в немалой части то финское население, что отнесено статистикой страны к категории бедной. Нетрудно догадаться, что они иначе, чем политики и чиновники, могут воспринимать новых соседей, их традиции и образ жизни.

  • Валентина Акуленко

    Толковый, интересный, информационно насыщенный отчет о поездке. И актуальный, конечно. Спасибо добросовестным авторам.