Главное, Образование, Школа и вуз

А заложники кто?

родители

Родители учеников лицея №1 обратились через СМИ в Прокуратуру Карелии

«Нам часто говорят про триединый процесс: дети, преподаватели, родители. Родителей не слышим, дети побоку. Взрослые люди играют в детские игры, а заложники кто? Дети! А потом мы говорим, какое у нас плохое поколение. Может, с себя начать?»

Сегодня в лицее №1 учатся почти 1700 детей
Сегодня в лицее №1 учатся почти 1700 детей

В читальном зале библиотеки петрозаводского лицея №1, который в последние два месяца оказался под прессингом чиновников (см. нашу публикацию «Дети вырастут и этого не забудут»), вчера прошло родительское собрание. В общении с родителями и частью педагогического коллектива участвовали Алексей Балгачев, начальник отдела общего образования Министерства образования Карелии, Ирина Тюрлик, главный специалист управления образования Администрации Петрозаводска, Светлана Рогова, исполняющая обязанности заместителя начальника управления образования Администрации Петрозаводска, а также представители Законодательного Собрания Республики Карелия, члены Комитета по образованию, культуре, спорту и делам молодежи – Галина Васильева и Андрей Рогалевич.

Участники встречи
Участники встречи

С первых минут встречи Андрей Рогалевич приступил к обсуждению вопроса, связанного с формированием конкурсной комиссии, которая уже 15 апреля должна выбрать нового директора лицея. Конкурс объявлен, до 1 апреля принимают заявки. Пока, по словам представителей городского управления образования, не подано ни одного заявления для участия в конкурсе.

Конкурсная комиссия, правда, уже сформирована. Она состоит из девяти человек, пятеро из которых являются представителями учредителя — Администрации Петрозаводска. То есть результат конкурса становится предсказуемым.

— Считаю необходимым расширить состав комиссии за счет участия в ней родителей, — обратился к представителям управления образования Андрей Рогалевич.

Светлана Рогова и Ирина Тюрлик отнеслись к этому предложению скептически, объяснив, что состав комиссии регламентируется региональным документом.

— Но ведь не федеральным законом! — парировала Ирина Папушой, мама одиннадцатиклассницы, член Управляющего совета лицея. — Нам постоянно говорят, что родители должны вместе с детьми и педагогами участвовать в жизни учебного заведения и влиять на принимаемые решения. Мы считаем, что в конкурсную комиссию должны войти еще два родителя. Тогда мнение участников образовательного процесса будет услышано. Иначе вы назначите того, кто нужен вам.

Представители управления образования согласились, что два родителя могут стать наблюдателями в работе комиссии, однако только с правом задавать вопросы, но не голосовать.

Андрей Рогалевич усомнился в полезности такого компромисса и предложил вопрос об изменении состава комиссии обсудить с врио главы города Ириной Мирошник лично, потому как, если по совету чиновников написать обращение в администрацию города, то официальный ответ может идти месяц, а к этому времени новый директор уже будет избран без учета мнения педколлектива и родителей.

Кстати, уволенный директор Анна Малькова собственного желания покинуть пост руководителя учреждения не подтвердила. Как только представители управления образования заявили, что она уволилась по собственному желанию, Елена Изотова, учитель биологии, заместитель директора по науке, попросила Анну Малькову прокомментировать это заявление по мобильному телефону. По громкой связи все присутствующие услышали:

— Меня пригласили на встречу. Там присутствовали Ирина Владимировна Тюрлик, Светлана Владимировна Рогова и Любовь Викторовна Иконникова. Мне было сказано, что надо либо написать заявление по собственному желанию, либо я буду уволена как-то по-другому. Я так поняла, что не по собственному желанию. В разговоре с теми, кого я перечислила, я поняла это именно так.

— Последняя фраза ключевая, — парировали представители управления образования.

Андрей Рогалевич спросил у них:

— Сейчас вы сказали, что при выборе нового директора необходимо выбрать человека, который вернет лидирующие позиции лицею. Вы можете сказать, насколько в процентном отношении ухудшились, рухнули показатели лицея?

— Сейчас мы такой информацией не располагаем, поскольку темой этой встречи была заявлена конкурсная комиссия при выборе нового директора, — сказала Светлана Рогова.

— Мне кажется, вы всё о школе должны знать. Вы же понимаете, что спада не было! — высказала свое мнение Галина Васильева, директор лицея №13.

Она отдельно остановилась на результатах тестирования по истории, которые и стали формальным поводом к увольнению, поскольку за два года работы директором у Анны Мальковой не было ни выговоров, ни иных взысканий по работе:

— С тестированием по предмету «История» не справились или написали с низкими результатами практически все школы города, тем не менее ни одной из них не была приостановлена аккредитация и никому из руководителей не было предложено уволиться! Я об этом знаю от директоров других школ, мы это обсудили перед совещанием. А здесь человека сразу уволили!

Возмущены и родители, дети которых не справились с тестом:

— Апелляцию можно подать даже на ЕГЭ, можно увидеть работу, а здесь обстановка полной секретности. Мы не верим! Тем более что дети после написания тестов говорили, что с работой справились. Считаем, необходимо обратиться в прокуратуру Карелии с просьбой проверить процедуру организации тестирования и оценивания.

Услышав об этой просьбе, Алексей Балгачев пообещал, что сообщит о желании родителей ознакомиться с работами лицеистов в Министерстве образования Карелии — именно его управление госконтроля в сфере образования и проводило тестирование. Это была единственная фраза, которую услышали участники встречи от начальника отдела общего образования МО РК.

Спустя час на встречу пришла бывший директор лицея, ныне преподаватель информатики Анна Малькова. Она сказала, что вновь готова возглавить лицей и еще раз подтвердила, что заявление об увольнении было написано ею под давлением.

Комментируя ситуацию для интернет-журнала «Лицей», Анна Малькова пояснила:

— Для себя я поняла, чтобы разговор пошел честно, я должна присутствовать на этой встрече. Сейчас я по-прежнему работаю учителем информатики в лицее, преподаю, у меня выпускные классы. До конца учебного года я планировала учить детей и по возможности участвовать в жизни лицея, в котором я тружусь с 1998 года. Все годы, почти 20 лет, я живу лицеем и активно участвую в образовательном процессе.

— С чем вы связываете приостановку аккредитации лицею и собственное увольнение?

— У меня нет доказательств, но я считаю, что это сделали специально. Лишение такого статусного учреждения аккредитации стало веским основанием, чтобы убрать меня с должности. Усматриваю в этом политический контекст, но самое сложное в этой ситуации — дети, которые читали о себе в СМИ, что они плохо обучены и ничего не знают. Переживали школьники, их родители и, конечно, мы, учителя. Может быть, поэтому я так поступила (написала заявление об увольнении. — Ред.), чтобы лицей оставили в покое, и дети могли нормально учиться. К сожалению, когда дело касается политики, святого ничего нет.

Родители, члены Управляющего совета школы, считают, что необходимо дать возможность ознакомиться с работами учеников, которые участвовали в тестировании, результаты которого повлияли на отзыв аккредитации на основном уровне образования, проверить законность увольнения директора лицея №1 Анны Мальковой, а также возможность восстановления ее в должности. К присутствующим журналистам они обратились с просьбой написать об этом в своих изданиях и считать это обращением в Прокуратуру Карелии, сделанным через СМИ.

Во время всё накаляющегося обсуждения Ирина Владимировна Папушой, член Управляющего совета лицея, задала вопрос чиновникам от образования:

— Нам часто говорят про триединый процесс: дети, преподаватели, родители. Родителей не слышим, дети побоку. Взрослые люди играют в детские игры, а заложники кто? Дети! А потом мы говорим, какое у нас плохое поколение. Может быть, надо с себя начать?

Резюмируя итоги встречи, Андрей Рогалевич предложил представителям Управляющего совета школы записаться на прием к врио главы города, чтобы обсудить создавшуюся ситуацию и сделать все возможное для ее разрешения. Галина Васильева тоже выразила уверенность в том, что жизнь лицея должна стабилизироваться как можно скорее, поскольку впереди экзамены и вручение аттестатов, пора ответственная и хлопотливая:

— Детям нужна стабильность. Нельзя затягивать с решением.

 

Статфакт

* По результатам ЕГЭ лицей №1 занимает первое место в рейтинге муниципальной и региональной систем образования: на протяжении последних лет средний тестовый балл по лицею выше, чем по Республике Карелия и Российской Федерации.

* Ежегодно большое количество выпускников получают на ЕГЭ от 90 до 100 баллов: в 2013 — 2014 гг. – 27%, в 2014 — 2015 гг. – 43%. В 2015 году выпускники лицея получили 13 золотых и 7 серебряных медалей «За особые заслуги в учении».

* Лицей №1 третий год подряд входит в «ТОП-500 лучших школ России». Этот факт подтвержден результатами независимой экспертизы, проведенной Московским центром непрерывного математического образования при содействии Министерства образования и науки РФ и при информационной поддержке МИА «Россия сегодня» и «Учительской газеты».

Выступает бывший директор лицея №1 Анна Малькова
Выступает уволенный директор лицея №1 Анна Малькова
Председатель профильного комитета Заксобрания Карелии Андрей Рогалевич
Председатель профильного комитета Заксобрания Карелии Андрей Рогалевич
Начальник отдела Минобразования Карелии Алексей Балгачев
Начальник отдела Минобразования Карелии Алексей Балгачев
Представители городского управления образования Светлана Рогова (слева) и Ирина Тюрлик
Представители городского управления образования Светлана Рогова (слева) и Ирина Тюрлик
Парламентарий, директор лицея №13 Галина Васильева призывает стабилизировать ситуацию в лицее №1
Парламентарий, директор лицея №13 Галина Васильева (справа) призывает стабилизировать ситуацию в лицее №1 — впереди экзамены и вручение аттестатов
Ирина Папушой, член Управляющего совета лицея №1, мама одиннадцатиклассницы
Ирина Папушой, член Управляющего совета лицея №1, мама одиннадцатиклассницы

Фото Марии Голубевой

 

  • реалист

    «часть коллектива» или не компетентна, или не в курсе событий, или искренне заблуждается, или НАМЕРЕННО заблуждается. «ПОДМЕТНЫЕ» ПИСЬМА от родителей были открыто предствалены на родительских собраниях, про сборы подписей по подъездам — это граничит с вопиющей, наглой ложью, которую «оппозиция» распространяет на самом высоком городском уровне (а город у нас маленький!!!). «Лицею необходим сильный руководитель со свежим взглядом» — это о ком? О человеке, который за два года отсутствия в лицее сменил несколько кресел, так нигде себя и не зарекомендовав. Да и на предыдущем месте работы … Насколько нам известно, административной команде лицея нет причин опасаться за свои места, так как им уже предлагают работу.

    • Внимательный читатель

      Реалист, ни слова о ходьбе по подъездам в комментарии «части коллектива» нет. Как и не сформулировано то, что под «сильным руководителем» имеется в виду конкретный человек. Самое интересное, что и про потерю мест ни слова. Читаете между строк?

  • Часть коллектива

    Все очень неоднозначно и грустно! С одной стороны, нельзя отрицать политические веяния нападок на Лицей, с другой стороны, как ни печально, проверяющие, действительно, ударили в слабое место, в слабого учителя. Снятие директора в данной ситуации выглядит вполне естественно!!! Кроме того, Анна Александровна сама села в это кресло с помощью подметных писем, поэтому часть коллег воспринимает все это как бумеранг. И Эмилия Эдгардовна Слабунова, не разобравшись в ситуации и позволив письму подействовать, дала повод думать,ч то так можно! Поэтому ситуация повторяется! Определенная группа людей собирается по вечерам за закрытыми дверями: пишут письма, просят родителей подписать! Лицею необходим сильный руководитель со свежим взглядом, но административная команда боится нового человека (видимо, есть что терять)! В коллективе все больше инертных урокодателей, закрыта система распределения стимулирующего фонда. Но люди заинтересованные и дающие результат не способны на подлые подметные письма и сбор предвыборных подписей! Настроение в коллективе упадническое!

    • Участник

      Что касается событий двухлетней давности, то я была членом комиссии. Все кандидаты на должность директора представляли свои программы и сразу было ви
      дно, кто писал сам, а кто читал чужие слова, не понимая про что они… Никаких писем, в том числе подметных, не было. Мы принимали решение, оценивая программы. Анна Александровна участвовала в честной борьбе. У нынешней оппозиции в лицее есть возможность поддержать своего кандидата, если такой есть, не рассуждая о том чего не знают.

      • мрачно

        Уважаемый участник! Письма были до конкурса, на уровне Лицея. Состав комиссии за 2 с небольшим года не изменился(не имею в виду фамилии, имею в виду должности). Почему же столько вопросов к членам комиссии? почему 2 года назад коллектив устраивала комиссия, а сейчас паника на всех уровнях? Или Вы, как член комиссии, к себе эти вопросы не относите?

  • свидетель

    Ну «активные» понятно — чего хотят, и молодцы… А «оппозиционные» чего хотят и чем возмущаются? Пока не ясно из этого комментария… В любом случае, главным должны быть интересы учреждения, в котором работаешь…

  • Учитель первого лицея

    О встрече с Андреем Рогалевичем и представителями Управления образования города я узнала из интернета. Очевидно, что планировалась она в связи с бурными событиями, захлестнувшими лицей. Коллектив нашего учебного заведения — 240 человек и около 1700 учащихся, а, значит, и родителей, но на встрече присутствовало меньше 20 человек! Когда я захотела выяснить, что же происходило на встрече, мне сказали, что это было заседание Управляющего совета. Если посмотреть списки Управляющего совета и присутствующих на встрече, выяснится, что совпадут четыре фамилии. Как в любой критической ситуации, в лицее три группы людей: активная, оппозиционная и безразличная. Активная группа действует активно, но до недавнего времени, очень закрыто. Она в полном составе присутствовала на встрече. Их позиция понятна: сохранить лучшие традиции лицея, удержать его лидирующие позиции, поставить во главу человека из существующего сейчас коллектива лицея. По моему скромному мнению, в лицее сейчас нет человека, способного в полной мере соответствовать амбициям этой группы людей. Оппозиционная группа сопротивляется натиску активистов, возмущается их действиями, но сама, к сожалению, никаких действий кроме разговоров не предпринимает. Понятно, что быть оппозиционером всегда нелегко: можно и врагов нажить, и работу потерять, и детей придётся в другую школу переводить. Ну и, естественно, безразличная группа плывёт по течению, стараясь не нырять и никого не задеть. Что касается лично меня, то эта встреча стала неким индикатором.

  • Светлана Станиславовна

    Директор — фигура политическая. Была статья с таким названием. Прочитала в интернет — журнале «Лицей» о ситуации вокруг лицея№1. Чувство, возникшее после прочтения, попробую выразить словами.

    За 20 лет работы 45 школа столько пережила проверок, сколько, может быть, ни одной древлянской школе пережить не пришлось к тому времени.

    Почему?

    Как директор выступала с критическими замечаниями, много вопросов задавала начальникам на городских планерках директоров, беспартийной была, к бизнесменам, «оккупировавшим» (образное выражение) древлянские школы, на поклон не шла. Мне один такой бизнесмен так и сказал: «Против нас шла, раз за помощью к нам не обращалась».

    Помню, как одна из опытнейших директоров однажды сказала: «Света, у нас тут Антошко все выступала – в зам. министры перевели, Петеляева выступала — в Законодательное пригласили. Все, кто выступает, давно на повышение пошли. Что же ты все выступаешь, выступаешь, мирный порядок нарушаешь, а тебя все не повысят».

    Почему соседние школы меньше проверяли?

    На протяжении многих лет некоторые директора древлянских школ (и не только) были (в большей или меньшей степени), образно говоря, в списке «неприкасаемых» по причине своей работы в общественных структурах управленческих звеньев – Совете директоров, коллегий, а также по причине своей партийной принадлежности.

    Разве это не так? Разве у нас не так назначают и увольняют директоров школ?

    Управлению образования рекомендовалось поддерживать таких директоров — деньги большие на ремонт школ выделялись, материалами школы снабжались, проекты предлагались и о результатах проверок знали те, кому положено.

    Особо хочу сказать о республиканских проверках.

    Если возникали претензии и недоразумения, и мы могли доказать несправедливость замечания, его из итоговой справки в черновом варианте исключали. Если не могли доказать несправедливость замечания, оно входило в основную справку, и мы работали над устранением до повторной проверки данного вопроса. Что касается проверки содержания, которая проводилась на уровне Республики Карелия — все было честно.

    45 школе в ходе проверок высказывались замечания, коллектив их устранял, заново отчитывался. Так было всегда и во всех школах. Думаете, в других школах, кроме первого лицея нет проблем с качеством обучения? Или в школах города других районов? Ведь это жизнь, процесс.

    Проверили лицей №1. После второй проверки второго предупреждения не последовало — лишили временно аккредитации. Правильно? Это можно сказать, если знаешь точно содержание тестов, заданий, шкалы оценок, предыдущих замечаний и море всего еще, что надо бы знать. Не берусь судить о том, чего не знаю.

    Дети лицея не получили бы аттестат? Получили бы. Устраняются замечания раньше отведенного срока на исправление, раньше возвращают аккредитацию. И все. Так оно и было бы сейчас.

    Почему проверили в этом году? Ответ тоже ясен. Лицей№1 вышел из статуса «неприкасаемых» (образное сравнение и личное мнение).

    Ведь пока в городской власти были свои люди, пока были в одной связке с госпожой Слабуновой депутататы от Древлянки, никто и не помышлял проверять лицей№1, как он, например, защищает права «присоединенной»(читай уничтоженной) 45 школы.

    То, что обещали детям 45 – ой лицейский рай, на деле оказалось – лишь бы выпустить «этих» из 9 класса. А там — куда хотят — не обязаны их учить дальше. То, что лицеистов пугали: «Если будете плохо учиться, пойдете в классы к этим (шк№45)»,- это правда, сами лицеисты мне рассказывали. То, что по 50 детей за борт из 9 класса и ни одного в 10 класс. Примеров много, разных.

    Те же господа из ЗС, которые сейчас очень озаботились ситуацией в лицее, почему не интересовались ситуацией с обучением детей из 45 школы в лицее №1? Почему никто не возражал против отсеивания из лицея слабых учеников. Им ставили тройки вместо двоек, если они уходили в 45 школу. Таких за годы работы 45 школы было человек 80. И все они были когда-то приняты в 1 класс лицея.

    Как сказала госпожа Подсадник: «Не надо было принимать» Но это были дети и их плачущие родители….

    Почему не интересовались? Не потому ли, что это стало нормой во многих школах «повышенного уровня»?

    Ведутся разговоры, что 45 школа удружила лицею. Хочу напомнить, что если и есть в среднем звене человек 15 из 45 школы, то это ребята 2-3 классов, которые начинали обучение в 45-ой и за качество их обучения ответственен давно уже лицей№1- 6 лет в лицее учатся.

    Лишение аккредитации учреждения – это серьезно, виноват ли директор? Ну, это, как всегда, — первая шапка летит с головы директора. Можно ли было подождать до лета и по итогам исправления ситуации оценить степень вины? Да. Тогда и принимать решение о наказании руководителя.

    Ну, у нас, как всегда — все и сразу! Мотивов может быть много.

    Вспомнилось, как я после сообщения госпожи Мирошник о том, что я им больше не нужна, пыталась сказать, что наша школа…Меня тут же оборвали: «Какая это ваша? Вашей школы нет, есть школа городского округа. Вы — нанятый работник. Все»

    Этим я хочу сказать, что начальники (не все) так поступали и поступают, и госпожа Малькова не исключение.

    Правда, в один ряд с уволенными моими коллегами я все же ее бы не поставила.

    Почему?

    О госпоже Мальковой. В апреле Верховный суд РК меня восстанавливает на работе, спустя некоторое время госпожа Мирошник вызывает меня и в присутствии госпожи Слабуновой говорит: «Ничего, Эмилия Эдгардовна, Вам немного потерпеть осталось, скоро суд и Президиум примет правильное решение» Президиум принял «правильное решение», и меня уволили накануне праздника «Последнего звонка». Назначили директором 45 школы госпожу Малькову, пришел работник из управления с госпожой Мальковой на праздник. Хотел ее представить в качестве директора.

    Вопрос: зачем выпускникам 45 школы представлять нового директора?

    Зал не дал этого сделать…

    Вот я и думаю — если бы меня назначили так вот директором, согласилась бы я? Пошла бы я к выпускникам портить их праздник, не считаться с их чувствами?

    Похожие ситуации были и у меня. В 1986 году форпост хотел работать в одной школе, школу нам не дали, спустя время меня вызвали в Ленинский РК КПСС и предложили возглавить школу №3, на мой вопрос ответили: «Там директором коллектив хочет выбрать учителя домоводства, представляете? А мы не хотим!» Я отказалась.

    Когда учителя из 13го лицея пришли в 34 школу с предложением дать согласие на мое директорство в 13 лицее, я узнала, что они просто хотят выразить недоверие Васильевой Г.В., я отказалась.

    Выбор есть всегда.

    Директору 45 школы не дали доработать до конца учебного года 3 недели (включая экзамены), можно было на мое место назначить завуча 45 школы. Почему госпожа Малькова, представлявшая тогда лицей№1 согласилась? Вот ведь как. Закон Бумеранга никто не отменял.

    Кстати, кроме меня, тогда за небольшой промежуток времени уволили добрый десяток директоров школ. Кто-то встал на их защиту? Где были депутаты?

    Не было бы так смешно, как грустно от того, что узнала я о том, что лицей №1 лишили аккредитации от четвероклассника другой школы, им об этом сказали в классе.(?!) «И что? — спросила я. – Мы за свою школу порадовались, у нас все хорошо!» Ни убавить, ни прибавить.

    Коллективу лицея №1, где теперь работает часть педагогов из 45 школы, родителям и ученикам я желаю хороших каникул, спокойствия и мудрости.

    • Наталья Мешкова

      Светлана Станиславовна, я все последнее время тоже думаю о законе бумеранга. Нельзя оправдать то, что сделали с 45-й школой, как громко — с унижением директора, педколлектива и учеников — ее «оптимизировали», сливая с лицеем №1. Получается, тогда не отстояли 45-ю школу — сегодня это аукается детям других школ, в том числе лицея №1. Кстати, депутаты вспоминают о 45-й школе: например, на последнем заседании профильного комитета ЗС Ирина Петеляева (есть на видеозаписи), раньше — Лариса Степанова. Почему эти и другие депутаты раньше молчали? Этот вопрос я тоже все время себе задаю…

  • Вера

    Очень хочется узнать истинные результаты тестирования учеников Лицея №1.
    Смотрите только внимательно, чтобы тесты не переписали так, как кому-то нужно.
    И главное хочется получить результаты тестирования по всем школам, ведь Минобразу РК нечего скрывать.
    Или есть?