Главное, Культура, Литература

«В омут с головой – в стихотворенье!»

Александр Валентик. Фото Ирины Ларионовой
Александр Валентик

Боль, свобода, сопереживание и правда – вот путь строфы Александра Валентика

Восемьдесят лет исполняется 4 июня Александру Ивановичу Валентику, известному культурной общественности Карелии человеку. Писателю. Журналисту. Подвижнику русской Поэзии. Наставнику литературно одаренной молодежи. Кладезю культурных знаний  в области литературы Карелии и России. Душевному собеседнику. И искреннему и скромному другу, которым меня наградила судьба в середине 90-х годов.

Восемьдесят лет – это не итог. Это итожище! Хочется вспомнить многое: родной Петрозаводск, эвакуацию в Киргизию во время войны, учебу на историко-филологическом факультете Петрозаводского госуниверситета, создание семьи, службу на журналистском поприще в газетах «Комсомолец», «Ленинская правда», в государственной телерадиокомпании «Карелия»…

На Радио Карелии мы с ним и познакомились, когда готовилась к записи моя первая стихотворная подборка. Потом были  встречи в эфире на передачах «Минуты поэзии» и «Поэтические голоса Карелии» – авторских передачах Валентика. Такого всплеска интереса к произведениям русских и карельских поэтов, как в те годы, не будет никогда! Помню знакомства на страничках его передач с новыми именами и подзабытыми произведениями классиков. Помню слова горячей благодарности Юнны Мориц, когда я, будучи проездом в Москве, передал ей аудиокассету с передачей Александра Валентика, посвященной ее творчеству.

В еженедельнике «ТВР-Панорама» много лет периодически выходила литературная страничка, подготовленная  Валентиком. Изредка и я, пользуясь тамошним гостеприимством, спрашивал мнение составителя странички о присланном стихотворении или заметке. Был рад, когда слышал в ответ: «Шикарно!»

Детищем Валентика является и конкурсы юных поэтов –  вначале «Северная лира», а теперь «Надежда», где и мне доводилось быть членом жюри. Впоследствии к своему удовольствию я видел итоги этой деятельности: книги и публикации юных конкурсантов в журнале «Север» и «Лицей».

Но самое главное достояние поэта и гражданина Александра Валентика – это книги. Книги для детей и взрослых. Поэзия. Документалистика. Авторские и коллективные сборники. За одну только антологию поэзии Карелии «Дерево песен» Валентик может заслуженно почивать на лаврах в истории карельской литературы! Кто как не он, знаток и умница, мог собрать под одну обложку около сотни достойнейших карельских поэтов, объединив поколения минувшего века и первого десятилетия двухтысячных годов.

Лично мне близки стихи из его авторских сборников «Вся отойдет суета», «Век кончился!..», «Болью память жива», «Страна как струна» и «Навечерие». Нет-нет, да и повторяю про себя строки о кошечке Сере, лейтенантах запаса, штурмующих учебную высоту, о душе, рвущейся в детство, картошке, ставшей виновницей стихов о Шагале. Проходят сквозь сердца строки, положенные на музыку бардом из поселка Марциальные воды Федором Кузьминым, «белым бы по белому, чтоб белым-бело…». Стучатся в висок: «строчка – маленькая дочка», звон «орденов на Арбате», выставленных на продажу в смутное время начала 90-х, и щемящее «нам бы так научиться любить, как научены мы ненавидеть».

Александр Валентик – один из немногих карельских поэтов с сильной гражданской позицией и сердечной интонацией, стихи которого хочется перечитывать, находя в них созвучие своей душе и пищу мыслям. Неслучайно строфы поэта пестрят излюбленными мною отточиями, как бы приглашающими читателя додумать, донежить, допереживать предложенные темы и ощущения: подчас горькие, оголенные до озноба, но никогда – отстраненные, надуманные, равнодушные.

Приукрашенные и заумные строки – не стезя поэта Александра Валентика. Боль, свобода, сопереживание и правда – вот путь Валентиковской строфы. И пусть в эти дни, сказываясь на нездоровье, Александр Иванович не планирует каких-нибудь праздничных торжеств и чествований. Торжество рифмы, величие слова и душевные откровения поэта и журналиста Александра Валентика, рассыпанные на страницах его мудрых публикаций и говорящих книг, – неминуемо примут в свои объятья вдумчивого читателя, слушателя, конкурсантов  «Северной лиры» или «Надежды». Только раскрой книгу… Только включи кассету…

С днем рождения, Александр Иванович!

 

Александр Валентик

НЕСКАЗАННОЕ СЛОВО

Вверх!

В омут с головой

– в стихотворенье!

Там, в вышине,

в эфирном вихре –

оно ещё свободно от меня…

ТАМ бьётся

ВСЁ! –

в таинственном смятенье.

ТАМ, в этом бессловесном мире, –

весь мир –

в одном едином СЛОВЕ

ещё не сказанного дня.

Пока ещё без звуков и без букв –

то СЛОВО –

девственно трепещет!

А скажется –

и суть свою расплещет!

И день обещанный –

уже –вчера.

И торопливое –

et cetera.

Фото Ирины Ларионовой

  • Павел Шувалов

    Поздравляю с юбилеем!
    И – живём!
    И – не болеем!
    Чтоб стихи писались «кровью»,
    нужно крепкое здоровье.

    • stihirossii

      Стихи не пишут «кровью». Они молитва, где всё правда. Стихи рождаются в поющем сердце.

      • Павел Шувалов

        Спасибо, вразумили, а то я тут вчера, посетив пару якобы литературных сайтов, подумал, что на горе Парнас растёт, наверное, специальный поэтический дуб (зелёный), и с него время от времени падают нашим особо выдающимся авторам на головы стихотворные произведения разной формы и увесистости…
        Значит, секрет совсем прост – «поющее сердце»: сперва поэты выпивают, потом куплеты затевают!..
        А если чуть серьёзней, то однозначного ответа на вопрос «чем, из чего и как писать (делать) стихи?», к счастью, просто не существует. Каждый сходит с ума по-своему. А уж там – как получится.

        • stihirossii

          Те, которые сходят с ума, не знают поэзии. Они стихи пишут. Уловили разницу между стихами и поэзией? Можно у И.Ильина почитать о «поющем сердце» — http://gosudarstvo.voskres.ru/ilin/i_serdce.htm#_Toc501512936

          • Павел Шувалов

            Всей поэзии, слава Богу, не познать – жизни человеческой не хватит. Вершины же каждый видит свои. Не зря Ильин (спасибо за ссылку, давненько не заглядывал) рассуждает в первую очередь (в предисловии) о читателях, об «искусстве чтения», но учить стихотворчеству он как будто бы никого и не берётся, да и ни один самый наимудрейший философ не способен научить нас слагать из обыкновенных простых слов настоящие живые стихи. Тут, на мой взгляд, нужна совокупность многих способствующих развитию таланта факторов. Но это уже слишком обширная (и достаточно заезженная) тема и здесь ей просто не уместиться.

          • stihirossii

            И не надо всю поэзию знать. Всё знает только Господь. С Ним и должен быть стихотворец, тогда есть шанс написать что-то божественное. Мы же называем поэзию божественной. Это главный фактор. Так что тема вполне компактная. Все факторы таланта в Господе нашем. Он нам дает возможность писать. Дальше выбирает сам человек. Господь дает свободу выбора….

          • Павел Шувалов

            Оно бы и ладно, но русская народная мудрость гласит: на Бога надейся, а сам не плошай!
            Или верно (перефразируя другую): заставь стихотворца Богу молиться – он и гимн сотворит?!
            Бедный Господь! Если Он вынужден знать всю современную (и иную – как «прошлую», так и «будущую») литературу, то я Ему не завидую. Одно утешает: навряд ли Бог (при всей своей вездесущности) является пользователем интернета и активным участником сетевых форумов.

          • stihirossii

            “Для меня
            Россия — страна простора, страна песни, страна минора, страна Христа”. Это слова великого русского композитора Г. Свиридова. Так что без Бога никак нельзя. И не сомневайтесь в том, что Господь всё знает и видит…

            “Трагичность
            — заключается в самом факте: быть Русским художником в любом виде искусства.
            Чувство — абсолютной ненужности. Полное равнодушие народа — существуешь ты или
            нет. У народа нет отношения восторга к своим художникам…

            Хорошо лишь
            художникам, обслуживающим сословия и выделяющим их из общенародной массы как
            “избранников”: сословие ли буржуа, или национально-избранных, или по признаку
            политических убеждений, или по цеховым признакам: поэты (избранные), музыканты
            (тоже) и т. д.

            Быть
            Русским
            художником, художником Русской нации (без чувства высокомерного избранничества)
            — несчастье, трагическая судьба…”. — Г. Свиридов

          • Павел Шувалов

            Ну, уж против Свиридова, конечно, не попрёшь… «Цитатник» у Вас, надо признать, отменный! Но приписывать Иисусу Христу функции этакого «Всемирного Администратора» (во всех областях наипервейшего специалиста) я всё-таки поостерёгся бы: думаю, что у Него и других забот хватает. Непорядка в нашем мире что-то подозрительно много развелось (в других измерениях, смею надеяться, получше дела обстоят). Со своими проблемами род человеческий иногда должен и сам управляться – без всякого божественного вмешательства. Тогда и смысл появится в жизни нашей (соответственно – и в поэзии). А то сейчас до абсурда доходит: то автомобильный крестный ход вокруг какого-нибудь источника заразы затеем, то с вертолёта святой водой население опрыскиваем, то ещё какую благоглупость изобразим. Теперешний народ не помолившись и на разбой не пойдёт?!
            Но мы всё дальше и дальше уходим от темы, да и дискуссия разрослась – шире статьи Олега Мошникова, – пора и закругляться. Благодарю за внимание и всего Вам доброго!

          • stihirossii

            Закругляемся. Но первым поэтом был Бог. И в библии говорится, что вначале было СЛОВО. Об этом слове и пишет Александр Валентик в стихотворении, которое привел автор статьи. Или о другом? Вы атеист, поэтому думаете обойтись без веры. До свидания.

  • Наталья Мешкова

    Однажды я убедилась, насколько популярен Александр Валентик в республике. Как-то познакомилась с Надеждой, учительницей физики (здесь важно, что физики, а не литературы) из Лахденпохья. Разговорились. Узнав, что я журналист, она, волнуясь, спросила, знаю ли я Валентика. Когда я ответила, что знаю, более того — мы дружим, она застыла на месте. Оказалось, Надежда постоянная слушательница поэтической передачи Александра Ивановича на Радио Карелии. Я пообещала, что передам все ее восторги автору, что и сделала. Александр Иванович был тронут. Прошло лет десять с тех пор. Передачи уже нет, с Надеждой мы иногда перезваниваемся. Она по-прежнему преподает физику. А вот слушать ей теперь нечего.