Главное, Культура, Литература

Марк Полыковский: «Мне снился вечер в сентябре…»

Фото Ирины Ларионовой
Фото Ирины Ларионовой

Поэтические подборки уроженца Петрозаводска Марка Полыковского уже публиковались в «Лицее»: «По улочкам памяти я бреду наугад…» и «Я, помнится, любил весну…». На этот раз поэт прислал сонеты об осени. 

 

Предисловие 

Ну  что  нового  можно  сказать  об  осени в  начале  двадцать  первого  века?  Сколько  времени  существует  поэзия,  столько  времени  поэты  грустно  бродят  по  опавшим  жёлтым  листьям,  глядя  то  на  рассыпанный у  них  под  ногами  красно-жёлтый  ковёр,  то  на серое  небо – вслед  улетающим  в  тёплые  края  птичьим  стаям,  и  рассуждают  о  том,  что  всё  в  нашем  мире  бренно. Уже  гении  античной  культуры, ничего  не знавшие о  суровой  красоте  русской «унылой  поры», писали об этом. А уж после  Пушкина  и  Бунина  тема  должна  быть  вообще  закрыта раз  и  навсегда. Они-то  уж  точно  в  своей  бессмертной лирике  описали  до  малейших  деталей  и свой  восторг,  и  свою  боль,  и  окружающую  их  живописную  пестроту  увядающей  природы!

Автор и  не  пытается  делать  вид,  будто  он  первооткрыватель каких-то  неведомых  нам  горизонтов.  Более  того – Марк  Полыковский,  подобно профессиональным  филологам,  не  отказывает себе  в удовольствии  блеснуть  эрудицией, привести  эффектную  цитату  из  великих  предшественников  и тут же в подстрочном примечании сослаться на первоисточник. В  результате каждое  из вошедших в  сборник  произведений напоминает  фрагмент  дружеской  интернет-переписки  с  европейскими  классиками,  зачастую  умершими  несколько  столетий  назад. Так  параллельно в  одних  и тех  же  стихах  проглядывают  черты  и  современности,  и  традиции,  уходящей  корнями  далеко  в  прошлое.

Последних,  кстати,  всё-таки  немного  больше.  Автор  вызывающе  традиционен,  даже  консервативен в плане  выбранной  им  формы  общения с читателем.  Не  чурается  высокой поэтической лексики,  впрочем,  вписанной в контекст настолько гармонично,  что  это  не  производит  впечатление  излишне  искусственной  высокопарности.  Сам  по  себе  сонет – настолько  древний  жанр,  не  терпящий  формалистических  новшеств  и  требующий  максимального  лаконизма  в  изложении  мыслей,  что  кому-то  он  может  показаться  давно  исчерпавшим себя. Можно  ли  вволю  выговориться  в  столь  жёстких  рамках  дозволенного?  Перед  нами – как  раз наглядное  свидетельство,  что  можно – если  за  дело  берётся  мастер.

Если  сонет  один – это  всего  лишь  одно  маленькое  мгновение  большой  жизни, зафиксированное  на  бумаге.  Если  сонетов  очень  много,  и  все  они  посвящены  одной  и  той  же  теме,  то  это  уже целая  рифмованная  энциклопедия. Или  яркое,  объёмное  мозаичное  панно,  сотканное  из  маленьких  фрагментиков. Полыковский  нам  предлагает  погрузиться  с  головой  в  осень,  нырнуть  в  неё  с  разбегу  и  изучить  её  с  разных  сторон.

На  первый  взгляд, для  автора  это всего  лишь  любимое  время  года,  которое  можно  воспевать и  воспевать  в  пейзажной  лирике  до  бесконечности. И  нам  дают  возможность  рассмотреть  во  всех  деталях  каждый  листок,  каждую  паутинку,  каждую  капельку  росы,  и  в  то  же  время  взглянуть на  огромный мир  буквально  с  высоты  птичьего  полёта,  переносясь то в  Олонию,  то  куда-то  в  Западную  Европу,  на  родину  сонета – чтобы  не  упустить  ни одной  якобы  незначительной  детали,  чтобы  картина  ожила. Ощутить  время  на  вкус – вместе  с  «опьяневшими от  ягод  свиристелями»,  на  ощупь – когда  прильнёшь  к  стволам  теряющих  свои  роскошные наряды  деревьям,  на  запах,  на  слух – улавливая  то  комариный  писк,  то гвалт  грачей,  то  потрескивание  костра,  тихий  шёпот  еловых ветвей  «о  чём-то  вечном»,  всем  своим  естеством раствориться  в  окружающей  тебя  среде – чем  не  счастье  для  человека,  по-настоящему  знающего  и  любящего природу? И  чем  не  чудо – если  подобными чувствами поэт заражает и своих читателей?

Однако осень для  Полыковского – не  просто  красивая  картинка в  изящной раме.  Это  ещё  и  состояние  души. Когда  настают  холода,  все  мы  становимся хоть  немного  философами,  или  понимаем,  что  и  у  человеческой  жизни  тоже  есть своя  осень. Она  неотвратима,  и  чувства,  переживаемые в  связи с  ней, так же  ярки, остры и  разнообразны.  Это  и  грусть  о  становящейся  всё  более  далёкой  юности,  и  тревога  перед  неведомым  будущим,  и  боль  одиночества.  И…  неожиданно осеняющее  всех  прозрение,  что  вместе  с  молодостью  жизнь  не  заканчивается,  что  по  сравнению с  теми  новыми  истинами,  которые нам  открываются  с  возрастом,  всё  утраченное и  оставленное за  плечами не  представляет  никакой  ценности. Возможно, что  именно благодаря  классической  строгости и  эмоциональной уравновешенности  предлагаемых нам  стихов, даже читатель,  не  очень-то  любящий  осеннюю  слякоть, спокойно, неспешно, мудро  оценивает  всё,  что  знает  об  этом  времени. И  невольно соглашается  с  поэтом  если  не  во  всём,  то,  по  крайней мере,  в  самом  главном:  в том,  что  осень – это  тоже  маленькая  жизнь!

«Нежность  по  имени  осень» — логичное  продолжение  всего  предыдущего  творчества  Марка  Полыковского,  являющегося своеобразным мостом  между  русской  и  западноевропейской  классической традицией. Виртуозное  владение  любой  формой – будь  то  сонет,  лимерики или  ещё  что  посложней. Язык —  сочный,  живой,  и  в  то  же  время  не  заражённый,  не  испорченный  бытовой  разговорностью, доверительная  интонация,  въедливая  наблюдательность – наверное,  именно  так и следует разговаривать с публикой,  которую уважаешь. Существует много способов  завоевания  дешёвой  популярности у самых широких масс, хорошо  знакомых  любому профессиональному автору – в  том числе и  современным  стихотворцам. Но  самые  лучшие  книги – это  всё-таки те, к  которым  хочется  возвращаться  вновь  и  вновь через пять,  десять,  двадцать  лет.  Скороспелые  и  неискренние произведения подобного испытания, как правило,  не  выдерживают. Что же касается  Марка  Полыковского,  то  он  пишет  такие  стихи,  которые  будут современны  всегда.  Не  потому,  что  в  них  не  находят  отражения  какие-либо  конкретные исторические события, а потому, что присущее  им  философское  осмысление мира  близко человеку любой  эпохи,  любой  национальности. Это поэзия с очень далёким  прицелом.  И…  с  очень  добрым  человеческим  лицом!

Можно  очень  хорошо  написать  о   себе  на  фоне  осени,  и  даже  об  осени  в  своей  душе. С нежностью по  имени  Осень  нам прежде встречаться точно не приходилось.  Пускай  же  она  всех  нас  научит  излучать такой же  свет,  каким  делится с  людьми  автор!

Олег Гальченко, кандидат филологических наук, член  Союза писателей  России 

 

Нежность по имени Осень

***image001

 Четыре разных времени в году*.

Весна метаться заставляет душу,

Зной летом обращает воду в сушу,

И от зимы давно добра не жду.

 

Лишь осенью я чистоту блюду,

Ни одного обета не нарушу,

Когда бреду по бархату и плюшу

Увядших листьев в городском саду.

 

Не различить осеннюю дождинку

И жгуче-одинокую слезинку,

Размытые полоской на щеке.

 

И сколь ни обтекаемы сонеты,

Не утаить осенние приметы,

Как шила заострённого в мешке.

 

*) Строка из сонета Джона Китса

в переводе Самуила Маршака.

 

 

***

Всё тайное, что вверил я стихам*, –

Мои сомненья, чаянья, утраты,

Всё, чем я жил, – с того запреты сняты,

Покаяться готов пред Вами – сам.

 

Да, я грешил и потакал грехам.

С любимой и рассветы, и закаты

Встречал, и, каюсь, не были мы святы,

И тайны те известны небесам.

 

Нет, я пока не подвожу итог,

Ещё желанье жить не потускнело,

Конечно, я бы сбросил, если мог,

С десяток лет… Да разве ж в этом дело!

 

Когда уйду, останутся сонеты –

Осенний след померкнувшего лета.

 

*) Строка из сонета Луиса Камоэнса

в переводе Вильгельма Левика

 

 

***

image005Ещё вчера шальное солнце

Вовсю палило не щадя,

А где-то, кажется, в Олонце

Давно нет спасу от дождя.

Сегодня ж осенью дохнуло*,

Но как-то вяло, как-то снуло,

Полило дождичком слегка,

Затмили небо облака,

Но вмиг их стая разбежалась,

И воздух стал прозрачен, чист,

Скворцовый разудалый свист

Внезапно смолк. Какая жалость!

Едва успев начаться, прочь

Уходит день куда-то в ночь…

 

*) Аллюзия на строфу XL четвёртой

главы «Евгения Онегина»

Александра Пушкина

 

 

***

Дрожат зигзаги листопада*

В тени запущенных аллей –

Багряной осени елей

Для сердца моего отрада.

 

Бреду. Волшебница-дриада

Укуталась средь тополей.

Ей лето красное милей,

А мне – осенняя прохлада.

 

Ветвей нависла анфилада.

Щегол – фетюк и фалалей –

К зиме становится смелей.

Как знать, возможно, это смлада…

 

В мои же зрелые года

Не так встречают холода…

 

*) Строка из стихотворения

Иннокентия Анненского «Листы»

 

 

***

 Прильнуть к осинам и рябинам*

В далёких северных лесах,

Хранить бруснику в туесах

И мучиться осенним сплином,

Забыв, что день бывает длинным, –

Не в силах выразить в стихах,

Что шепчет осень: дело швах, –

Что клинья вышибают клином,

Что не измерить жизнь аршином**,

Судьбу не взвесить на весах,

Что солнце выглянет на днях,

Что не откупишься алтыном…

А ты хандрить повремени –

Вернутся солнечные дни…

 

*) Строка из стихотворения

Елены Сойни «Валаам»

 

**) Аллюзия на стихотворение

Фёдора Тютчева «Умом Россию

не понять…»

 

 

***

В доверчивом бесстыдстве наготы*,

Я помню, прежде приходила осень,

Когда, кружась, ложились мягко оземь

С дубов и клёнов жёлтые листы,

 

И ткала осень пёстрые холсты

В подножье старых корабельных сосен,

И воздух был прозрачно светоносен,

Неслышно пели скрипки и альты…

 

И утром лужи схватывал ледок,

Я вслушивался в тихий шепоток

Шуршащих палых листьев под ногами.

 

О, этот шёпот в зябкой тишине,

Да кроны сосен в горней вышине,

Луга, уставленные тощими стогами…

 

*) Строка из сонета Абрама Эфроса

 

 

 

Осенние приметы

 

image007Здесь тусклы дни, и ночи здесь бессонны*,

Туманны утра, вечера унылы,

И не найти такой душевной силы,

Чтоб урезонить все свои резоны.

 

Опять дожди, протяжны и несносны,

И волны плещутся, свинцово-стылы,

И облака закрыли все светилы,

Лишь фонари отныне светоносны.

 

Раскинув кроны, замирают сосны,

Но листья на дубах пока бескрылы,

У рыбаков глотают щуки блёсны –

Приметы финской осени мне милы.

 

В дождливую осеннюю погоду

В лесу от сыроежек нет проходу…

 

*) Строка из сонета Луиса Камоэнса

в переводе Вильгельма Левика

 

 

***

Что ветвь одна – без жёлтого листа*?

Висит, как плеть, безжизненна и гола,

Жестокому покорна произволу

И, как любовь последняя, чиста.

 

Мой Бог, наверно, это неспроста –

Один как перст, потупив очи долу,

Шепчу слова, подобно богомолу…

Сквозь сеть ветвей белеет береста, –

 

Бесстыдно сбросив листьев желтизну,

Едва прикрыв ветвями белизну,

Грядущему отдавшись без протеста.

 

Январские нагрянут холода, –

Тебе наряд из снега, изо льда

Уже пошит, берёзонька-невеста.

 

*) Строка из стихотворения Елены Сойни

 

 

***

Мне снился вечер в сентябре –

Как сказка осени картинной*:

Мы пьём пахучий чай с малиной,

Темнеет рано на дворе,

Забыть успели о жаре;

Листва подёрнулась патиной;

Как чудно в этот вечер длинный

Стреляет искрами в костре –

Видать, подбросили осины,

Что не горит без керосина**

(Как сызмальства учили нас), –

Цепь сновидений быстролётных,

Мелькнувших образов бесплотных,

Бессвязные обрывки фраз…

 

*) Аллюзия на строку из сонета

Давида Бурлюка

**) «Осина не горит без керосина» –

народная поговорка

 

 

Осенний сонет 

Дымок осенний в воздухе стоит*…

Ты помнишь, мы сгребали листья в кучи,

И пробивался лучик через тучи,

И в воздухе кружил кленовый лист,

 

А воздух был прозрачен, свеж и чист,

Но дождик капнул – так, на всякий случай, –

И мы нырнули в ангельские кущи

И слушали весёлый звон монист.

 

И пахнет осень скошенной травой,

И струйка дыма вьётся над трубой,

Ледок ночами сковывает лужи,

 

А лист осенний непрерывно кружит,

Деревья ожидают зимней стужи,

И я бреду куда-то сам не свой…

 

*) Строка из сонета Сергея Рюмина

 

*) Строка из сонета Абрама Эфроса

 

 

***

image009Дрожа, предчувствую в осеннем листопаде*,

Когда роняет клён последний жёлтый лист,

А куст сирени – гол, угрюм и неказист –

Прижался, съёжившись, к узорчатой ограде,

И лебедь белая скользит по водной глади

(Мой Бог, писал о том же бывший лицеист!),

Осенний воздух свеж, промыт дождём и чист,

И сад заброшенный мечтает о прохладе,

И вновь с самим собой я не всегда в разладе, –

Опять предчувствую в осеннем листопаде

Протяжный хриплый крик летящих

журавлей…

Осеннею хандрой сменилось бабье лето,

И в мире нет поры чудесней для поэта,

Когда от слов душа становится светлей.

 

*) Строка из сонета Жоашена дю Белле

в переводе Вильгельма Левика

 

***

Скорее спать, чтоб окунуться в бред*

Воспоминаний юности далёкой, –

Туда уносит полночью глубокой

Меня тревожных дум кордебалет.

 

Бессвязен и абсурден их сюжет –

Как некто неуверенной походкой

Уходит вдаль тропою неторопкой,

И кто-то всё глядит ему вослед…

 

Минуло с той поры немало лет,

Костлявая грозится неустойкой,

Я стал давно отменным лежебокой,

Замедлил ход недремлющий брегет**.

 

Спешу уснуть, но полная луна

Пьянит осенней ночью допьяна.

 

*) Строка из стихотворения Елены Сойни

**) Аллюзия на строфу XV из первой главы

«Евгения Онегина» Александра Пушкина

 

 

***

Бунтует мир, когда с тобой мы врозь*,

Разверзлось небо, почернели тучи,

И хлынул ливень, как поток могучий,

И в море задыхается лосось,

И в северном лесу встревожен лось,

И молнии, и гром гремит трескуче,

Вновь в Тартар бог Перун низвергнут с кручи,

И всё в душе и в мире вкривь и вкось.

 

Доколь ещё терпеть, ответь, доколе?!

Мир задохнулся от душевной боли

И опустел, и счастья нет как нет.

 

И нет конца у осени печальной…

Лишь с неба журавлиный крик прощальный

Венчает сей безрадостный сюжет.

 

*) Строка из сонета Расула Гамзатова

в переводе Наума Гребнева

 

 

***

Попробуем любить, не потревожив зла*,

Ни зависти друзей, ни их заботы вечной.

Любовь… Ах, что любовь – полёт стрекоз

беспечный

В последний летний день нежданного тепла.

 

Жужжит осенний шмель, последняя пчела

С последнего цветка полёт свой безупречный

Вершит. Лишь мы с тобой до станции

конечной

Не поспешаем, нет. Такие вот дела…

 

Попробуем любить в осеннее ненастье,

В осенние дожди, в осенний листопад,

Любить за гранью зла, любить за гранью

счастья…

 

Бегут за годом год, за месяцем – недели,

Мы всё ещё прядём без устали кудели

С любовью – в унисон, с любовью – невпопад…

 

*) Строка из «Осеннего сонета» Шарля

Бодлера в переводе Ариадны Эфрон

 

 

***

Сентябрь закончился обманом, –

За поворотом сентября

Иные дни календаря

Тянулись сонным караваном.

 

И не казалось утро странным,

Когда не алая заря,

Но тусклый проблеск фонаря

Чуть брезжил где-то за туманом.

 

Пожухла палая листва,

Одежду сбросив, дерева,

Нагих ветвей не устыдясь,

Стоят, укутавшись в туман, –

В осенний погрузив дурман

Свою немую ипостась.

 

*) Строка из стихотворения

Елены Сойни

 

***

Мои глаза бредут, как осень*,

Сквозь россыпи слепых дождей,

Сегодня я не чудодей,

И голова моя – как кочень,

 

И солнце светит, между прочим,

И на лугу цветёт алтей,

А дождь – отрада для груздей…

Скажи, ты любишь грузди? – «Очень!»

 

Над поймой радуга висит –

Как непременный реквизит

Сегодняшнего представленья.

 

И вновь светлеет голова,

И вновь рождаются слова

Про дождь, про чудо обновленья.

 

*) Строка из сонета Велемира

Хлебникова

 

Иллюстрации Беллы Гродинской

 

 

  • Валентина Акуленко

    Только что побывала в Осени Марка Полыковского. Там хорошо … Когда в физике живет и лирик, или в лирике — и физик, то выходит что-то совсем особенное … Как эти стихи. Спасибо, Марк!

    • Марк Полыковский

      Спасибо, Валюша! Как всегда, рад тебе-другу и тебе-читателю.
      И осени тоже рад — во всех ее проявлениях.