Главное, История, Люди, Общество, Утраты

Ушёл из жизни Давид Генделев

Давид Генеделев. Фото Ирины Ларионовой

Не стало Давида Захаровича Генделева – знаменитого книгоиздателя и архивиста Карелии, Почетного гражданина Петрозаводска, участника Великой Отечественной войны. Он умер на 96-м году жизни.

О его жизни не раз писал и рассказывал журналист Юрий Шлейкин, который в 1983 году сменил Д.З. Генделева на посту главного редактора издательства «Карелия».  Предлагаем одну из этих публикаций, опубликованную в 2000 году в «ТВР-Панораме» к 80-летию Давида Захаровича.  

 

                История и книги Давида Генделева

История жизни Давида Захаровича Генделева — это история поколения, которое родилось вскоре  после Октябрьской революции, которое прошло войну, строило новую жизнь, а на склоне лет попало под жернова перестройки. Устоять физически в этой ломке, не ожесточиться душой Генделеву в эти годы помогло то, чем он занимался всю жизнь, — это история и редактирование книг.

…Старая Русса, Ленинград,  Петрозаводск — это его любимые города. В Старой Руссе он родился в декабре 1920 года и прожил 16 лет. Отец  был рабочим-жестянщиком, мать портнихой. Потом они переехали в Ленинград. Здесь он стал студентом-историком ЛГУ, слушал лекции звезд-академиков Грекова, Струве,  Тарле. Курс у них был огромный — 300 студентов (власти решили тогда  укреплять историческую науку). Пролетели три года. 22 июня 1941 года началась война, а 23-го он сдал экзамены за третий курс.

У каждого, кто прошел ту войну на фронте или в тылу, была своя неповторимая история, то, что он  лично видел, пережил.

Давид Генделев вместе с друзьями-комсомольцами сразу отправился на оборонные работы, а в июле записался в народное ополчение — здесь были вчерашние школьники, студенты и профеccopа, рабочие. Он знал станковый пулемет, поэтому и попал в артиллерийско-пулеметный батальон. Получил поношенные сапоги (это удача!) и форму. Винтовок на всех не хватало, их забирали у отступающих. Так началась его война. А через несколько недель, когда ополченцы вступили в бой, он был ранен — ему перебили руки.

Лечили его в Ленинграде, в госпитале, который находился в Инженерном замке.

Потом судьбе было угодно, чтобы его как старшекурсника демобилизовали. Он сдал экзамены, получил университетский диплом и даже один месяц поработал учителем в школе. Но война продолжалась, и он снова в армии.

Закончил кypcы младших лейтенантов, и когда начались наступления летом 1944 года, уже командовал взводом станковых пулеметов. И вновь ранение, госпиталь в Ленинграде. Потом новый поворот — из-за ранений он не мог служить в армии, и его взяли на службу в систему МВД.

Война в 1945-м закончилась, а для него еще продолжалась — два года в Пудожском районе  он организовывал работу немецких пленных на лесозаготовках.

Спустя десятилетия он будет готовить и редактировать в издательстве «Карелия» множество книг о войне. Тогда были устоявшиеся трафареты в описании войны, выходить за рамки которых было трудно. Но где было можно, где получалось, он пытался, чтобы в книгах была правда о войне, пусть даже жестокая и неприятная, и была жизнь людей.

Одной из несомненных удач здесь стала фотокнига-альбом «Это было на Карельском фронте» (1985 год). Сотни фотографий, которые в ней напечатаны, показали войну со всех сторон — героизм и смерть, страшно тяжелый труд и военный быт. При подготовке этой книги были разные истории. И политические — книга планировалась как своеобразный подарок к 40-летию Победы первому человеку в руководстве страны Ю.В. Андропову, но он умер, не дожив до юбилея, — и забавно-юмористические.

Один из снимков показывает, как мылись бойцы летом на фронте. Установили бочку на дереве и блаженствуют под этим «дождем». Снимок уникальный, человеческий, но вот беда — один из солдат стоит передом к фотографу и, естественно, без одежды. А книга — юбилейная, солидная. Как быть? Пришлось идти на «подлог» — художник нарисовал солдатику аккуратные плавки…

…Он любит точность фактов, документов. Это идет и со студенческих лет, и от тех годов, когда в 1949-1955 годах возглавлял Центральный государственный архив нашей республики. А потом он пришел в книжное издательство «Карелия» и проработал здесь до 1991 года — 46 лет!

Сказать, что он любит и знает Книгу, будет правильно, но неполно. Книгоиздание — это труд большого числа людей — от автора до печатника в типографии. И от каждого человека, от каждой операции зависит, какой будет  книга по содержанию, качеству, внешнему виду.

В 1960 -1980-е годы многие книги издательства «Карелия» были действительно лучшим подарком и дома в семьях, и на работе. А чем угощали тогда гостей Карелии? Штофом «Петровской», рыбой-ягодой и нашими прекрасными книгами — взрослыми и детскими, подарочными и сувенирными.

Конечно, можно задать вопрос: «А если бы судьба не привела Генделева в издательство, не было бы и хороших книг?». Не знаю, но случилось так, как случилось.

Карелии повезло, что именно этот человек с его культурой, эрудицией, энергией до сих пор создает книги. Их были тысячи. Многие заслужили высокую оценку профессионалов и читателей, награды ВДНХ и конкурса искусства книги. И лишь один раз Генделев получил от московского руководства выговор, о котором вспоминает с улыбкой, — за издание двухтомной партитуры балета «Сампо» тиражом 200 экземпляров. Да, издание убыточное, но это был первый национальный балет. А убытки тогда с лихвой перекрывались массовыми изданиями детской и художественной литературы. Тиражи по 100-200 тысяч были обычными. Сегодня издатели могут только мечтать об этом.

…Недавно он завершил с коллегами редактуру фундаментальной книги «История Карелии». Сейчас готовит новую рукопись — сборник документов к 300-летию истории Петрозаводска. Каждому веку планируется посвятить отдельный том. У Генделева — ХVIII век, рождение города и его становление. Наверное, он сейчас как никто знает о первых горожанах Петрозаводска (публикации об этом были в «ТВР-Панораме»), об их жизни и быте.

Чтение документов трехвековой давности, конечно, не чтение авантюрного романа. Но и здесь есть масса любопытного, необычного.

Из одного документа мы узнаем, как мастеровых завода водили в церковь… строем, чтобы они не увиливали от общения с Богом. В другом — жалоба властям от отца на непутевого сына и просьба наказать его. В третьем говорится о том, что известный заводчик Гаскойн, а его у нас изображали эксплуататором рабочих, издал приказ, по которому дети мастеровых завода, посещавшие школу, получали по два пуда муки в месяц.

— Как ни удивительно может показаться, но жизнь людей в те времена, их бытовые, семейные заботы во многом такие же, как у нас, — говорит Давид Захарович.

…История и книги Давида Генделева продолжаются.

                                                                                     Юрии Шлейкин

 

Одна из последних фотографий Давида Генделева. Сентябрь 2016 года. Фото Владимира Ларионова
Одна из последних фотографий Давида Генделева. Сентябрь 2016 года

P.S.  Генделева я считаю своим учителем в книгоиздании. Два месяца назад Давид Захарович пришел в Национальный музей на презентацию книги «Петрозаводск – город воинской славы».   Мы посадили его  на первый ряд, вручили в ходе презентации книгу.  Владимир Ларионов сделал фоторепортаж и предложил его читателям «Лицея». На одном из снимков и Давид Захарович. А две недели назад, когда был решен вопрос о допечатке тиража книги, этот же снимок мы поставили на оборот обложки. Тираж на днях отпечатали, но вручить этот экземпляр книги Давиду Захаровичу я еще не успел…

Почти уверен, что бы он мне сказал со своей  мягкой улыбкой: «Зря вы меня печатаете, я ведь не герой…»

Спасибо за все, дорогой Учитель!

 Ю.Ш.

Прощание с Давидом Захаровичем Генделевым пройдет 5  ноября с 13 до 14 часов в траурном зале на ул. Вольной, 2

  • vera

    Светлая память ,Давиду Захаровичу! Самый любимый наш главный редактор. Замечательный человек.