Главное, Общество, Свободная трибуна, Семья и дети

Так кто сделал девочку «порнозвездой»?

Фото Diary.ru

Посмотрев  скандальный сюжет на федеральном телеканале, детский писатель не выдержала и решила публично высказать, что она об этом думает.

Сегодня прочитала ссылку на карельских сайтах: «Телеканал «Россия 24″ показал снимки голой дочки…»  Если бы я даже никогда не знала Дмитриева, если бы даже он был простым сторожем – чем, собственно, он и зарабатывал на жизнь, когда растил взятую из детского дома девочку, – то всё равно возмутилась бы разборкам взрослых, впутывающих в это ни в чём не повинного ребёнка.

Не хочу повторяться. Все и так знают, о чём речь. Поэтому говорю только о ней, ни в чём неповинной девочке и причинённой ей моральной боли.

…Папу Маши (имя изменено. — Ред.) арестовали за семейные фото в альбоме, приписав ей самой ярлык «пострадавшей». О том, что она является  «пострадавшей», Маша не знала, до тех пор, пока её не отобрали у папы. Эти фото Маши никто из чужих не видел. И вдруг – по телевизору!

Я тоже впервые их увидела в телесюжете на компе. Сижу обескураженная. Показанное по каналу «Россия 24» с фотографиями голой девочки Маши… Это что такое было?

И особенно сразила меня фраза ведущего, комментирующего фото ребёнка: «Вызывает чувство омерзения». За что так на фотографию ребёнка? Разве, когда ведущий купает своё дитя или переодевает, он испытывает «чувство омерзения»? Тогда почему фотографии из чьего-то личного семейного альбома вдруг стали достоянием общественности и вызвали у него такое чувство прямо на весь мир?!

Другой вопрос.  Откуда у телеканала вдруг взялись такие фото? Они же являются тайной следствия! Разве уже доказано, что фото в семейном альбоме носят порнографический характер? Тогда что это за «порно», которое вместо чувства похоти вызывает чувство омерзения? И что это за представитель «высоконравственного» голоса, который позволяет себе забыть про журналистскую этику и впутать во взрослые разборки ни в чём не повинную девочку?

Полоски на определённых местах. Но девочка-то знает свою фамилию! И друзья девочки, и родители друзей тоже знают. Получается, что взрослые дяди и тёти разбираются со своим отношением к обществу «Мемориал», а в качестве разменной карты – ребёнок? За что девочку так приложили на всю страну? Ведь самой Маше не важно, кто её папа, правозащитник или сапожник дядя Вася. Для неё это любимый отец!  У неё отняли любимого отца за то, что он любимый. И может быть, заботился о ней больше, чем надо.

Ещё вопрос. А тот дядя, который показал  фото её «хиленькой» фигурки по телевизору, не является ли настоящим распространителем «порно»? Если, конечно, суд признает, что её худенькое после детского дома тельце является объектом «порнографии» ? Того дядю отнимут за распространение «порно» у его собственных детей?

А наши правозащитные органы возбудят против дяди с телевидения уголовное дело ?

 

Вера Линькова,

детский писатель,

член Российского Союза писателей

 

 

 

  • Виктор

    Юрий Алексеевич бывал, конечно, чрезмерно резок в адрес организаторов и исполнителей расстрелов и т.п., а также их современных покровителей (но это понятно — когда сам откапываешь черепа с отверстием в затылке — какие могут быть эмоции?), но в его честности и порядочности лично мне сомневаться не приходилось. Поэтому сдается, что это — сфабрикованное дело. Помнится, еще хотели у музея «Мемориала» отобрать помещение в центре города.

  • Полина

    До этого дня не имела понятия, кто такой Дмитриев, что есть такая организация «Мемориал». И сейчас мало желания в это вникать. Поэтому выскажу мнение абсолютно «неполитизированное», так скажем. Сюжет, согласна, во многом снят некорректно в отношении ребенка. Вообще у нас любые защитники прав ребенка часто грешат тем, что меньше всего думают о благе этого самого отдельного, не абстрактного ребенка. Прочитав статью, подумала, что, действительно, оболгали невинного человека — кто ж из нас не делал фото своих дорогих голеньких маленьких пупсиков! Но увидев фото, простите, даже если они и сделаны без желания их распространять, могу уверенно сказать, что они совсем не невинны. Я это совершенно ответственно, как девочка, воспитанная отчимом и теперь уже как мама, могу заявить. 11 лет — это уже подросток. Ребенка противоположного пола до 3-х лет еще можно, умиляясь, фотографировать без штанишек и целовать в голую попку. Но потом он начинает осознавать свою половую принадлежность, и тогда девочка 4-х лет уже выставляет папу из ванной со словами: «Я же голая! Выйди!» Примерно с этого же возраста и ты уже отворачиваешься, переодеваясь, от сына. Это нормально, так должно быть, если ты не педофил, эксгибиционист или убежденный нудист. Если бы меня, 11-летнюю, отчим раздел (дома, заметьте, не на пляже, где логично иногда быть даже голышом) и начал фотографировать, уже в 11-летнем моем мозгу зародилась бы мысль, что это неспроста и не от глубочайшей родительской нежности ко мне. Мой родной сын в 11 лет просто не позволил бы мне себя раздеть до гола и
    фотографировать, да мне никогда бы это в голову не пришло. Зачем? Для отчета в органы опеки (об отсутствии синяков, например, или для демонстрации средней упитанности) нельзя было надеть на девочку хотя бы трусики? Мне тоже мерзко, что ради политической борьбы использование ребенка считается хорошим средством, но мне мерзко и от этих фотографий — не от того, что на них, но от того, что такие фотографии вообще наличествуют.

    • Анна

      Жаль, что вы не знаете, что такое «Мемориал» и что сделал в своей жизни Юрий Дмитриев, в том числе и для вас.

      Мне кажется, в силу возраста и подхода к развитию ребёнка как привычному для него совершенно научному исследованию, он недооценил, как выглядит ситуация со стороны взрослеющей девочки. Это недомыслие можно было легко поправить. То же, что происходит, является явным заказом не с теми целями, кои провозглашаются, а зачем, вы понять не сможете, потому что «Мемориал» для вас пустое место.

    • Галина Козулина

      Полина, девочке сейчас 11 лет, а когда сделаны фотографии? вы из сюжета решили, что сейчас? может, совсем в другом возрасте…

  • Leonid Ollikainen

    Вера, я уже 17 лет не смотрю российское телевидение, слава богу. Этот сюжет видел в инете. Это агрессивное зомбирование, когда тебе в голову вбивают некую идею. Отсюда вводные «как всем известно», «нельзя смотреть без отвращения». Отсюда голосовой напор. Я разговаривал однажды с финским радиожурналистом, спросил, почему реклама на радио пишется «кукольными голосами». Он резонно ответил: чтобы было понятно, что это реклама, что это коммерция, чтобы отличать рекламу от документалистики. Вера, попробуй представить текст сюжета про Дмитриева, переданный человеческим голосом, голосом размышляющего журналиста, который тебе знаком. Не получится, вся конструкция рассыпется. Это пасквиль, который можно подавать только чужим дурным голосом.

  • в.евсеева

    Спасибо В.Линьковой , спасибо за акценты: просто и точно «препарирована» вся суть этой мерзкой акции с фото из семейного альбома. Подписываюсь под каждым словом. Когда по центральному ТВ на подтанцовках «звёзд» извиваются дети в двусмысленных телодвижениях — а ля Джексон! — вот это и есть порнография и мерзость. Вот за что надо привлекать со всей строгостью взрослых дядей и тёть, которые с экранов ТВ вбрасывают в массы без стыда и совести образцы для бездумного (безумного) подражания, прививая детям таким изящным способом стиль вседозволенности, без оглядки на нормы морали и этики.

  • Рамон

    Девочку действительно жаль, согласен. Для взрослых это всего лишь обычные повседневные лицемерие и холуйство, а у ребёнка вся жизнь впереди.

  • Галина Козулина

    Лицей, спасибо за публикацию. Как же помочь Юрию, девочке,… зубы сжимаются от бессилия… Хожу, живу, а потом вспоминаю и такая тоска и боль в душе… что же делать?

  • Ксения

    Где наша доблестная омбудсменша Старшова?

  • Татьяна

    Вера, спасибо за то, что выразила те мысли, которые пол-дня не дают покоя. Стараюсь не смотреть те каналы, где усердствует президентский агитпроп, но это видео заставила себя досмотреть до конца. Понятно, что главной целью «аффторов» является «Мемориал», его дискредитация, в том числе — нравственная. А для этого все средства хороши — можно и ребенка «распять». Чудовищное время, страшные люди руководят страной. Господи, спаси и помилуй наших детей!