Вернисаж с Ириной Ларионовой, Главное

«А ну скорее, друзья!»

На выставке «Картины ускользающего времени. Золотой век японской графики» в Городском выставочном зале Петрозаводска. Фото Ирины Ларионовой

Строка великого японского поэта Басё как нельзя лучше определяет мое настроение  после вернисажа «Картины ускользающего времени. Золотой век японской графики» в Городском выставочном зале Петрозаводска. 

С этой выставки не хочется уходить. Каждый, с кем общалась, сказал: «Непременно вернусь, чтобы  посмотреть снова, когда не будет такого наплыва народа». И впрямь, на открытие выставки пришли многие из тех, кто не так часто посещает вернисажи.  Незнакомые лица и, что приятно, молодые. Возможно, это те, кого интересует не просто сама по себе графика, но и восточная философия – синтоизм? буддизм? конфуцианство? И сама страна Восходящего солнца. Кто знает…

На выставке «Картины ускользающего времени. Золотой век японской графики» в Городском выставочном зале Петрозаводска. Фото Ирины Ларионовой

На выставке «Картины ускользающего времени. Золотой век японской графики» в Городском выставочном зале Петрозаводска. Фото Ирины Ларионовой

На выставке «Картины ускользающего времени. Золотой век японской графики» в Городском выставочном зале Петрозаводска. Фото Ирины Ларионовой

Удивительно, но эта маленькая по территории страна на протяжении веков является для всего мира непостижимой загадкой. Ее культура и традиции притягивают к себе своей парадоксальностью и тайной. Помню, в советское время мы зачитывались книгой Всеволода Овчинникова «Ветка сакуры», потом были Кобо Абэ, Мураками, Борис Акунин,  а еще Амели Нотомб с ее дивными рассказами о современной Японии. Уж  и не  говорю о японской поэзии или искусстве иероглифов, пленявших своей утонченностью и множеством смыслов и ассоциаций одновременно. Для того, чтобы проникнуться  японским искусством, стоит помнить, что, религией японцев является культ красоты. Им вообще присуще обостренное чувство гармонии, художественный вкус, а эстетика красоты пронизывает весь уклад их жизни.

У петрозаводчан появилась редкая возможность увидеть выставку японской графики. Ее представляет АРТ-Центр в Перинных рядах из Санкт-Петербурга. Некоторые петрозаводчане уже видели эту выставку в Санкт-Петербурге, но пришли снова – это и впрямь какая-то магия!

– Увидеть Хокусая, Хиросиге, Утамаро и других прекрасных художников вместе, в зале, а не просто в разрозненных альбомах или в интернете — это ли не радость! – поделился впечатлениями один из карельских художников.

Спасибо нашему бессменному директору выставочного зала Марии Юфа и куратору выставки Ирине Костериной за эстетику  показа: в зале, как и в самой японской графике, много воздуха и пространства, что создает особую атмосферу восприятия. Звучит медитативная восточная музыка. Организаторы любезно предоставили информационные свитки, где можно почерпнуть важные сведения о японской графике. Признаюсь, сделала для себя немало открытий.

Скажу лишь об одном. Бидзин-га. Что это за таинственное слово? Оно обозначает изображение красивых людей, в частности, женщин. О, эти утонченные образы можно рассматривать бесконечно: узкие глаза, маленький алый рот, высокие прически и море шпилек, искусные цветы на кимоно, легкие веера, зонтики, соломенные сандалии на изящных женских ножках. Здесь на выставке  можно увидеть среди других авторов и несравненного  Китагава Утамаро (1753 — 1806).

Китагава Утамаро. Портрет красавицы
Китагава Утамаро. Портрет красавицы

 

Не могла удержаться, чтобы не приблизить фрагмент ксилографии Тоёхара Тиканобу "Дама и храм"
Не могла удержаться, чтобы не приблизить фрагмент ксилографии Тоёхара Тиканобу «Дама и храм»

Куратор выставки Ирина Костерина – японист по специальности. Она не перестает восхищаться творчеством японских художников, в том числе графикой.

– Когда  стоишь перед листом, – рассказывает Ирина, – то обычно начинаешь следить за линией, видишь все ее изгибы и повороты, где она утончается или становится толще, где она меняет свое направление. Обычно даже не замечаешь, как погружаешься в изображение с головой. Мне нравится, что в японских гравюрах много пространства, воздуха, пустоты и какой-то недосказанности, которые дают зрителю простор для воображения. Возможно, с первого раза неискушенный зритель и не обратит на это внимание, но я трепетно отношусь к таким деталям, в том числе, например, к тому, на какой бумаге они сделаны.

 

Кацусика Хокусай. Большая волна в Канагаве
Кацусика Хокусай. Большая волна в Канагаве
Кацусика Хокусай. Победный ветер. Ясный день. Красная Фудзи
Кацусика Хокусай. Победный ветер. Ясный день. Красная Фудзи

Помимо самых популярных гравюр бессмертного Кацусики Хокусая «Большая волна в Канагаве»  и «Победный ветер. Ясный день» или «Красная Фудзи» – представлено несколько листов священной для японцев горы из серии «36 видов Фудзи», на выставке еще есть много неожиданного и интересного. Я буквально не могла оторваться от удивительной гравюры Андо Хиросиге  «Лисьи огни.  У Железного дерева переодеваний в Одзи». Это гравюра из серии «100 знаменитых видов Эдо и его окрестностей». Эдо – старое название Токио.

На вернисаже зашла речь о современной Японии и ее искусстве. Сегодняшний мир часто обвиняют в духовном кризисе, в разрушении связей с традициями, в глобализации, неизбежно поглощающей национальные основы. Это касается и Японии. «Насколько же, в самом деле, осовременилась Япония и насколько живуче ее прошлое?» – этим вопросом задавались многие, в том числе Всеволод Овчинников. Вот его ответ:

«Кажущаяся податливость японской натуры подобна приемам борьбы дзю-до: уступить натиску, чтобы устоять, то есть идти на перемены, с тем, чтобы оставаться самим собой. Восприимчивость японцев больше касается форм жизни, чем ее содержания. Они охотно и легко заимствуют материальную культуру, но в области культуры духовной им присуща уже не подражательность, а консерватизм, не восприимчивость, а замкнутость. Эта «японская Япония», почти не подверженная переменам, присутствует везде и во всем. Это как бы оборотная сторона медали. Ее олицетворяют сельская глушь в противовес городу; семейный быт в противовес нравам улицы; и наконец, она присутствует во внутренней жизни любого японца, сколь бы современным ни был его облик».

Не в этом ли мудрость и притягательность Японии, ее искусства?

Выставка открыта до 26 февраля.

На выставке «Картины ускользающего времени. Золотой век японской графики» в Городском выставочном зале Петрозаводска. Фото Ирины Ларионовой

На выставке «Картины ускользающего времени. Золотой век японской графики» в Городском выставочном зале Петрозаводска. Фото Ирины Ларионовой

На выставке «Картины ускользающего времени. Золотой век японской графики» в Городском выставочном зале Петрозаводска. Фото Ирины Ларионовой

Фото Ирины Ларионовой

 

 

  • Юлия

    Рада, что успела сегодня, в почти последний день, посетить эту удивительную выставку. Всматривалась, впитывала, проникалась. Удивительные краски, линии, так тонко, так воздушно, так нежно…так сдержанно и в то же время — многоцветно.

    Ещё больше поражает, что эти прекрасно сохранившиеся, полные аромата, звуков, воздуха, чувств произведения созданы больше ста и почти двести лет назад. Умопомрачительно! На меня с них смотрели не только гейши-красавицы и прекрасная Фудзи, но и все те, кто любовался ими в разные века, люди разных национальностей и достатка были рядом со мной. Как зеркало, картинки отразили их взгляды из того времени в сегодняшний день, а наши восхищённые отправили туда, в прошлое. Поразительная объединяющая, вдохновляющая и магическая сила искусства!

    Притягивает, манит, запомнится. Успейте почувствовать, ведь для этого осталось всего два дня. Кстати, из разговоров поняла, что завтра для школьников вход бесплатный. А так билет непривычно для нашего зала дорогой, 250 рублей, но льготный 150, а это уже по силам.

    Пожалуй, не хватало упомянутой восточной музыки, что звучала на вернисаже.
    Жаль, но за всё остальное огромное спасибо организаторам, куратору и лично Марии Михайловне Юфа за выбор, за атмосферу, за любовь к искусству и к нам, его почитателям.