Главное, Культура, Литература

«Ты слышишь эхо давнего расстрела?»

Юрий Дмитриев. Фото: Ярослав Головкин
Юрий Дмитриев. Фото: Ярослав Головкин

 Известный карельский философ, поэт Юрий Линник  посвятил венок сонетов находящемуся под следствием по дикому обвинению петрозаводскому историку Юрию Дмитриеву. В 1997 году экспедиция  петрозаводского и петербургского «Мемориала» под его руководством обнаружила в 19 километрах от поселка Повенец Медвежьегорского района Карелии лесное урочище Сандармох. В 1937 — 1938 годах там было расстреляно и захоронено свыше 9500 человек 58 национальностей. 

Венок сонетов

Юрий Дмитриев

 

Магистрал 

Ты слышишь эхо давнего расстрела?

И Стикс, и Лета глубже с каждым днём –

Палаческая рать осатанела!

Не в морге мы – на Севере родном.

 

Тоска без меры. Горе без предела.

Я странный свист услышал за окном –

Чья пуля виртуально пролетела?

Погибших в Сандармохе не вернём.

 

Не стала там расти трава забвенья –

Подобного убийцы не желали.

Скосить мы не дадим плакун-траву.

 

Возобновило зло поползновенья?

Опять на нас идёт накат печали?

Как штабеля – на трупе труп – во рву.

 

1

 

Ты слышишь эхо давнего расстрела?

Хоть миновало восемьдесят лет –

А стыдезная мгла не поредела:

Искореняют память страшных лет.

 

Ложь вымарки! И гнуснота пробела.

Что новый прочерк? Это как секрет

Полишинеля. Клио повелела

Раскрыть всю правду – вывести на свет

 

Преступные деянья супостатов.

Ты раскопал безвестные могилы –

Вот горы черепов! Но об одном

 

Печётся тьма, архивы опечатав:

Стереть, изъять. Ну что за тупорылы?

И Стикс, и Лета глубже с каждым днём.

 

2

 

И Стикс, и Лета глубже с каждым днём.

О, Туонелы сумрачные воды!

Во имя долга – мы туда нырнём;

Направим луч туда – иль нет свободы

 

В отечестве любимом, но больном.

Тут невозможны отмели и броды –

Пучина это! Над зыбучим дном

Мне нынче мнятся навьи хороводы.

 

Твой спуск туда – бесстрашия пример.

Ни батискафа нет, ни акваланга.

Ведь что для человеческого тела

 

Давленье это? Сотни атмосфер!

Чиновный бес! Скажи, какого ранга?

Палаческая рать осатанела.

 

3

 

Палаческая рать осатанела.

Казалось нам, что гибельный режим

Сошёл на нет – вот памятная стела.

Ужель повтора мы не избежим?

 

Любимая моя «Амаравелла»!

Великий Лосев! Пагубным, чужим

Повеет внятно. Муза оробела?

И с нею мы опять в ночи дрожим?

 

Исследовал всё русло Флегетона

Историк славный. Грандиозны списки,

Но в сонме жертв мы каждую найдём.

 

Работа и трудна, и монотонна.

Тут встанут и кресты, и обелиски.

Не в морге мы – на Севере родном.

 

4

 

Не в морге мы – на Севере родном.

Излишен здесь патологоанатом –

Серийна смерть. Иль это было сном?

Я вспомнил о Спасителе распятом.

 

Мы за поломанным веретеном

Застали мойру. Перебита катом?

О, нить судьбы! В скольженьи вековом

Была ты цельной, но сейчас – в разъятом

 

Столетьи этом –  резко прервалась.

Осознаёшь трагедию разрыва?

Давно душа к святыням охладела.

 

Исчезли смыслы. И пропала связь.

Встаёт проблема: есть ли перспектива?

Тоска без меры. Горе без предела.

 

5

 

Тоска без меры. Горе без предела.

Обходит Юрий Дмитриев Аид.

Карелия так много претерпела!

Вот счёт потерь. Вот перечень обид.

 

Фемида ль это? Как она дебела –

И как вульгарна! Вместе боль и стыд

Я ощутил. Не зря душа скорбела.

Здесь не смолкают стоны аонид.

 

Будь русским ты, грузином иль евреем –

Сметает всех одна метла большая.

Не минем топь – обрыв не обогнём –

 

Опаснейших иллюзий не развеем,

Детей посулом ложным обольщая!

Я странный свист услышал за окном.

 

6

 

Я странный свист услышал за окном –

Чекистская винтовка бьёт по цели

Без промаха. Не видим – не клянём –

Провал в Ничто! Увы, мы не сумели

 

Усвоить опыт – в обществе гнилом

Жить продолжаем. Мы ль не пустомели,

Когда кричим, что кончили со злом?

Мы умножать его поднаторели.

 

Не лучше ль разум вытравить совсем?

Лишь пустота под черепной коробкой –

И потому нет никакого дела

 

До мерзостей. Ведь что вокруг? Эдем!

Довольны и баландой, и похлёбкой.

Чья пуля виртуально пролетела?

 

7

 

Чья пуля виртуально пролетела?

Пусть это был всего лишь рикошет –

Но шрам остался. Это прах карела –

Иль украинца? Не ищи ответ –

 

Равно для всех распелась филомела,

Для каждого зажёгся горицвет.

Утешила природа – как умела;

Дала свой умиряющий совет.

 

Нет вечного огня – но иван-чая

Тут вдоволь! Полыхает он не хуже.

Смущаться надо ль местным вороньём?

 

Вот сходит ангел, благость излучая.

Что жажда мести? Это сердцу вчуже.

Погибших в Сандармохе не вернём.

 

8

 

Погибших в Сандармохе не вернём.

Здесь тишина владычит колдовская –

Лосям привольно. Древним плауном

Так плотно и красиво зарастая,

 

Морена грезит. Ты пришёл с вином?

Так выпей за убитых, постигая

Покой предвечный! Что тряхнуло? Слом

В твоей душе? Приблазнилась такая

 

Внушающая оторопь и страх

Воистину ужасная картина:

Бульдозеры, исполненные рвенья,

 

Ползут сюда – и вот на всех парах

Крушат мемориал. О, Мнемосина!

Не стала там расти трава забвенья.

 

9

 

Не стала там расти трава забвенья!

Мне кажется: прекрасную страну

Глупцы столкнут за грань исчезновенья,

Коль им в пандан послушно зачеркну

 

Всё мрачное! Мне нет отдохновенья –

Обязан я раскаивать вину.

Смогу ль собрать распавшиеся звенья?

На оттепель надеюсь, на весну –

 

Хотя арктические холода

Бог насылает – явно в наказанье –

На родину мою. Кто наши дали

 

Посмел зашторить – это ль не беда?

Свершится всё же – правды осознанье:

Подобного убийцы не желали.

 

10

 

Подобного убийцы не желали –

Но вышли мы на их кровавый след.

Да сохранятся скорбные скрижали

На фоне всех успехов и побед!

 

Историю в подобье пасторали

Вам нужно превратить? Себе во вред

Вы действуете – ибо потеряли

И ум, и совесть! Я не правовед –

 

Но чувствую попрание закона.

Бездумно перебеливая чёрный

Период этот, навсегда в молву

 

Войдёте дурно! Наша боль бездонна.

Вы запретить велели лад минорный?

Скосить мы не дадим  плакун-траву.

 

11

 

Скосить мы не дадим  плакун-траву

На росных берегах Свири и Выга –

В свидетели всех зэков призову!

Она всё толще – траурная книга.

 

Её изъять – конечно, к торжеству

Сил Танатоса – вы хотите? Фига!

Мы держимся покуда на плаву –

Дождёмся ли решающего сдвига,

 

Когда вздохнёт вольготно наша Русь?

Учились мы на новгородском вече;

Нам Север наш – источник вдохновенья.

 

Встань на трибуну! Говорю: не трусь!

Где совестливость? Где добросердечье?

Возобновило зло поползновенья.

 

12

 

Возобновило зло поползновенья –

Смогло регенерировать впотьмах,

Потребовав от нас повиновенья!

Во многих скособоченных домах

 

Достатка нет. Доколе? Полевенья

Не избежать. Ты в молодых умах

Учуял смуту? Камень преткновенья –

Ведь он в тебе. Вот верный молот. Бах –

 

И раскололся серый монолит.

Вперёд! Иль не увидели просвета?

Вперёд! Я нажимаю на педали.

 

Моя душа за ближнего болит.

Вот первый лучик – им душа согрета

Опять на нас идёт накат печали?

 

13

 

Опять на нас идёт накат печали?

Лежит несправедливости печать

На времени моём. Такого ль ждали?

Я не из тех, кто лодку раскачать

 

Безмозгло хочет. Но читать морали

Ворюгам этим? Посмеётся тать.

И всё ж освободимся мы от швали!

Господь ниспосылает благодать.

 

Чем кончили последыши Батыя?

Лжедмитрием куда пальнула пушка?

Лазурь я прозреваю наяву.

 

Как быстро нарастает энтропия!

Софийна Русь? Иль всё-таки простушка?

Как штабеля – на трупе труп – во рву.

 

14

 

Как штабеля – на трупе труп – во рву.

Грядёт Белбалт! Зловещий дух канала,

Споспешествуй сиротству и вдовству –

Чтоб сталинщина  лучших доконала.

 

Ещё покорно тянем бечеву;

Ещё не слышим слабого сигнала

Из будущего. Цепи разорву –

Свободен тёзка! В светлые начала

 

Я верю мракобесью вопреки.

Над Повенцом, казнимых ободряя,

Заря в осеннем олове зардела.

 

Будь, Юрий! Раздвигаешь ты тиски.

Будь, Дмитриев! В узилище – у края –

Ты слышишь эхо давнего расстрела.

 

                                                         15–17.08.2017

 

  • Natalia Filatova

    спасибо за труд и позицию

  • Андрей Тюков

    Филомела — дочь афинского царя Пандиона. По одной из версий мифа, была совращена Тереем. Дабы скрыть своё злодеяние, этот последний вырезал у Филомелы язык. Но она выткала на пеплосе письмо сестре Прокне, и та отомстила за неё. Зевс превратил Филомену и Прокну в ласточку и соловья, соответственно.
    В контексте дела Юрия Дмитриева и с учётом характера предъявленных историку обвинений, упоминание в стихах поющей (?) филомелы можно счесть досадным недоразумением. Из другой «минералогии» залетела певунья. Впрочем, если цель автора состояла в демонстрации эрудиции, то, разумеется, упомянутое недоразумение выглядит даже очень разумным, уместным.
    Хорошо, что товарищи (в нашем случае) не бросают друга Филоктета в беде. Нехорошо, что благие намерения получают очень далёкую от поэзии форму. Этим «венком» задушить можно. Давно я не встречал такого махрового графоманства в таких гомерических масштабах. Топорно, напыщенно, нелепо. В последний раз похожую вампуку читал, если не ошибаюсь, в романе В. Каверина «Скандалист, или Вечера на Васильевском острове». Там есть эпизод, когда престарелый графоман приносит мэтру свои стихи, что-то такое: «…Как дуб ветвистый над Россией, профессор Кони над страной». Прослеживается несомненное стилистическое, эстетическое, семантическое и всякое другое родство с «венком» Линника, налицо также полное совпадение масштабов поэтического дарования. В книге мэтр, известный литератор, сохраняя (привычка!) покерное лицо, советует стихотворцу «сбрить бороду и начинать скандалить».
    Я не осмелюсь давать советы такого рода Юрию Владимировичу, лицу во всех отношениях значительному. Однако, ежели вдруг (и дай Бог поскорее!) свобода встретит его тёзку у входа этим «венком»… как бы ему небо с овчинку не показалось, совоокой Афиной клянусь!
    Если же мои слова покажутся кому-то непочтительными и неуместными — здесь, где трактуют об Аиде, то — вот, напомню: «Равен для всех Эниалий»…

    • Читатель

      >«…упоминание в стихах поющей (?) филомелы можно счесть досадным недоразумением».<
      ————————————

      Из статьи в Википедии «Филомела»:

      «В европейской поэзии Нового времени от Сидни и Шекспира
      до Элиота Филомела означает соловья, либо в прямом значении, либо как символ
      творческого начала, воплощение истинного поэта. Например, в элегии Батюшкова
      «Последняя весна» (1815):

      Ручей свободно зажурчал,
      И яркий голос Филомелы
      Угрюмый бор очаровал:
      Всё новой жизни пьёт дыханье!

      или идиллии А.А.Дельвига «Дамон» (1821):
      Приятны крылатых певцов сладкозвучные песни —
      Приятней полночное пенье твоё, Филомела!

      В элегии В.А. Жуковского "Вечер" (1806):
      "В траве коростеля я слышу дикий крик, В лесу стенанье филомелы…"
      В стихотворении И.А. Бродского "Подсвечник" (1968):
      "…И где-то щебетала Филомела"».

    • Antonina Shelemova

      Если не учитывать законов построения художественного текста, которые поэт по-пушкински устанавливает для себя самого, правдорубствовать легко и приятно. Такая критика из бойницы напоминает не дуэль, а расстрел. Подобным образом действовал редактор «Аполлона» Сергей Маковский в своей кощунственной статье о Блоке в книге «На Парнасе Серебряного века», хотя автор «Стихов о Прекрасной Даме» прямо указал ему в письме, что они по-разному видят поэзию и поэтому поправки, на которых настаивал его критик, просто неуместны. Венок сонетов, в исполнении Юрия Линника, особая художественная стихия, к которой не подходят привычные критерии эпохи постмодеризма. Абсурдны упреки в напыщенности, когда речь идет об уникальном сплаве поэтической образности с философскими раздумьями. Конечно, в таком огромном хозяйстве из 650 венков, т.е. более чем из 136 тысяч стихов, можно отыскать и неудачные строки (менее всего, на мой взгляд, Юрию Линнику удаются политически ангажированные, «злободневные» венки), но называть поэта, создавшего уникальный поэтический феномен «Стефанос», достойный книги Гиннеса, чуть ли не графоманом, по крайней мере, — такое же легкомыслие и такая же бестактность, какие допустил в свое время Сергей Маковский…
      Олег Федотов o_fedotov@list.ru

    • Павел Шувалов

      Здесь, где трактуют об Аиде
      и прочих тварях в разном виде,
      плеснуло заревом зловещим…
      Мы эрудицией не блещем.
      Стихи, быть может, и не прелесть,
      но Вы, брат, белены объелись?
      (Темна добра и зла граница –
      попробуй тут не взбелениться!)
      Мой Вам совет, Андрей Иваныч:
      не увлекайтесь этим на ночь,
      да и в другое время суток.
      Пусть в наши «чудные мгновенья»
      не выйдет из повиновенья
      и не покинет нас рассудок!

      Теперь коротко по существу вопроса (-сов). Поступок Юрия Владимировича, посвятившего стихотворный цикл опальному товарищу, заслуживает только уважения. Сам «венок» вполне выдержан в строгом торжественном стиле. Некоторая «тяжеловесность» тут, на мой взгляд и вкус, вполне оправдана, исходит из замысла произведения. Оно гораздо лучше, чем обильное лирическое пустословие премногих авторов, примером которому может послужить хотя бы эта моя неуклюжая попытка впихнуть непременно в 14 строк хоть какое-то содержание, в результате чего и приключилось этакое «бесформенное безобразие», пренепочтительнейше посвящённое, разумеется, Вам, Андрей Иванович.
      Ибо изо всех реалий так и лезет Эниалий!

  • Александр Пигин

    Юрий Владимирович, спасибо, Ваша Муза не оробела!

  • О карателях времён Большого террора

    «В июне 1938 г. первым секретарем Карельского обкома партии и новым членом тройки стал 33-летний Геннадий Куприянов, присланный в республику из Ленинграда. За полтора летних месяца обновленная тройка приговорила к расстрелу свыше 500 человек, одновременно в полную мощность были развернуты и операции по выселению из Петрозаводска и погранрайонов семей репрессированных финнов.

    Последним аккордом массовых операций стали события осени 1938 г. 17 сентября Ежовым был подписан приказ № 00606 об образовании Особых троек «для рассмотрения дел на арестованных в порядке приказов НКВД СССР № 00485 и др.». Это означало немедленную расправу над арестованными по национальным приказам в течение весны-лета 1938 г. 20 сентября Особая тройка при НКВД КАССР в составе наркома Матузенко, секретаря Куприянова и прокурора Михайловича вынесла свое первое решение: 119 человек, все финны, по стандартному обвинению «шпионская работа в пользу Финляндии» были приговорены к расстрелу (см. таблицу 10). За два неполных месяца деятельности Особой тройки ею была решена судьба 1805 человек, 1708 из них (94,6%) – расстреляны (см. таблицу 10)».

    Источник: Такала И. Национальные операции ОГПУ/НКВД в Карелии // В СЕМЬЕ ЕДИНОЙ: Национальная политика большевиков и ее осуществление на Северо-Западе России в 1920–1950-е годы. Изд-во Петрозаводского университета, 1998. С. 161–206.

    «В протоколе от 28 июня значилось, что все 42 заключенных Беломорско-Балтийского комбината и Сорокского лагеря приговорены к расстрелу за совершение побега, хотя за такое преступление они не должные были получить высшую муре наказания. Подпись Куприянова стояла после подписи полковника Матузенко».
    И далее: «Утром 20 сентября в кабинете Куприянова неожиданно появился Матузенко и сообщил, что секретным приказом свыше создана «особая тройка» НКВД КАССР. Состав ее прежний, но задача иная – окончательная подчистка шпионов, действовавших в республике. Материалов по шпионам накопилось
    много, некоторые сидят в тюрьме по полгода, решить их дела приказано в кратчайшие сроки. С 20 сентября Куприянов ставил свои подписи как член «особой тройки» и как член прежней тройки. Дела, которые рассматривала «особая тройка», действительно отличались от прежних. Арестованные, в основном, были финны, родившиеся в Финляндии, и местные карелы, судили их почти всех по статье 58
    пункт 6 Уголовного кодекса РСФСР. Заседания «особой тройки» в сентябре-октябре проходили очень часто. В начале октября «особая тройка» была завалена делами. 5 октября в кабинете Матузенко, вечером, как это было заведено, Куприянов подписывал расстрельные списки, протоколы».

    Источник: Гордиенко А. Куприянов и его время. – Петрозаводск: АУ РК «Издательский дом «Карелия», 2010. – 448 с.

    https://uploads.disquscdn.com/images/9cc71c678de718f9c0ff759a819bf62da16a73d1650ac07727bb5c3c98d1ab02.jpg

    Источник: Гордиенко А. Куприянов и его время. – Петрозаводск: АУ РК «Издательский дом «Карелия», 2010. – 448 с.

    26 декабря 1938 арестован нарком внутренних дел Карелии С.Т.Матузенко. 28 января 1940 он будет приговорен Военной коллегией Верховного суда СССР к расстрелу: http://sand.mapofmemory.org/long-3/

    КУПРИЯНОВ Г. Свидетельствую / публ. Л. Куприяновой // Журнал «Звезда, 1989, № 3. С. 170–178:
    «То ли он хотел оставить документы для истории, из которых бы можно было понять, что сам-то он был гуманным человеком и не хотел крови; вот его соратники и помощники были более жестоки и требовали расстрелов, а он во многих случаях был против. Это, наверное, заставило Сталина написать на докладной
    записке Маленкова, что он против моего расстрела.

    И меня не расстреляли!

    Теперь многие ответственные работники из числа защитников Сталина часто говорят мне: «Вот видишь. Благодаря Сталину ты остался жив. А сам его ругаешь и характеризуешь как деспота и тирана. Тебе его вечно благодарить надо!»

    НО Я БЫ ВОЗНЕНАВИДЕЛ САМ СЕБЯ И СЧИТАЛ БЫ СЕБЯ ЗАКОНЧЕННЫМ МЕРЗАВЦЕМ, ЕСЛИ
    БЫ ЗА ЭТО ДАРОВАНИЕ МНЕ ЖИЗНИ ЗАБЫЛ О МНОГИХ ТЫСЯЧАХ НЕВИННЫХ ЛЮДЕЙ, РАССТРЕЛЯННЫХ ЭТИМ ВЛАСТОЛЮБИВЫМ ТРУСОМ (здесь и далее выделено мною. – Мимоходом). Мне стыдно было бы перед моими расстрелянными товарищами, перед их детьми и внуками, если бы я за благодеяние, оказанное мне Сталиным (25 лет каторги вместо расстрела), ХОТЬ В ЧЕМ-ТО НАЧАЛ ЕГО ОПРАВДЫВАТЬ И СЧИТАТЬ НАСТОЯЩИМ КОММУНИСТОМ-ЛЕНИНЦЕМ, КАК ЭТО ДЕЛАЮТ ТЕ, КТО В ТОЙ ИЛИ ИНОЙ СТЕПЕНИ ЗАМЕШАН В КРОВАВЫХ ОРГИЯХ ЭТОГО ТИРАНА»:
    http://www.sakharov-center.ru/asfcd/auth/auth_pages3f35.html?Key=23752&page=170

  • Вячеслав Агапитов

    Юрию Владимировичу Линнику поклон и спасибо за стихи. Я не знаком с героем послания, но все-таки еще вижу разницу между «делом» Дмитриева и экономическими преступлениями сановных персон, которым почему-то все прощается. Можно происходящее назвать театром,лицедейством, но отчего-то мы не знаем имен постановщиков. В стране, где многие люди еще живут в бараках,видимо, не до подобных вопросов. Предполагаю, что когда у человека есть какое-то жилье, дача да еще для услад и любовница, то не резон думать о ближних и дальних.
    Да и пожить надо, а не лезть на рожон. Сегодня мы стали мещанской страной ( люди живут в городах), а ведь слово начинает уже свою игру…
    Грустно, господа. А ведь было сказано славно и мудро: «Не человек для субботы, а суббота для человека.»

  • Дима

    Спасибо!!!

  • Надежда Ровенко

    Низкий Вам поклон, Юрий Владимирович. Мы вчера были в Красном Бору («не в морге мы — на Севере родном»), говорили о Сандармохе и, конечно, о Ю.Дмитриеве. В Архангельске поставили бюст Сталина на частной автостоянке, принадлежащей члену КПРФ… У меня нет слов. Спасибо Вам, у Вас нашлись.

  • Надежда Ровенко

    Низкий Вам поклон, Юрий Владимирович. Мы вчера были в Красном Бору («не в морге мы — на Севере родном»), говорили о Сандармохе и, конечно, о Ю.Дмитриеве. В Архангельске поставили бюст Сталина на частной автостоянке, принадлежащей члену КПРФ… У меня нет слов. Спасибо Вам, у Вас нашлись.

  • Надежда Ровенко

    Низкий Вам поклон, Юрий Владимирович. Мы вчера были в Красном Бору («не в морге мы — на Севере родном»), говорили о Сандармохе и, конечно, о Ю.Дмитриеве. В Архангельске поставили бюст Сталина на частной автостоянке, принадлежащей члену КПРФ… У меня нет слов. Спасибо Вам, у Вас нашлись.