Главное, Культура

На зеркало неча пенять

Читка пьесы "Против всех" в Петрозаводске

О душевытирающих вещах, опосредованно связанных с читкой пьесы «Против всех»

 

Всё дело в том, что я ничего не знаю о современном искусстве.  А после  редких попыток с ним познакомиться так и подмывает продолжить штампом, что «и знать не хочу». Однако есть вещи, которые меняют ход истории, путь орла в небе или твердыню твердынь, нареченную «моим мнением». Одна из них — проект режиссера Олега Липовецкого «НЕ ТО. Ночная читка» в клубе «Агрикалче»,  который в темноте ночи раскрывает вещи, на которые не всегда хочется глядеть при свете дня.


 

Крошка-сын к отцу пришел

И спросила кроха:

«Ты скажи, отец родной,

Плохо ли быть лохом?»

Папа выпил коньяку.

Думал — полегчает.

А потом махнул рукой:

«Мама пусть решает!»

 

Мама билась у плиты.

Каша закипела!

«Подрастешь и сам поймешь!

Ты уроки сделал?!»

Так и ходит бедный сын

Странником престранным,

Ищет, обувь износив,

Правды без изъяна…

 

 

 

Кручу-верчу, запутать хочу

В этот раз ночная читка собрала преданных ценителей и дебютантов «НЕ ТО» вокруг пьесы И. Болотян, В. Дурненкова и Т. Хакимова  «Против всех», где основной проблемой выступила вещь древнее вечности, а именно: существование человека-художника, его взаимоотношения со зрителями, обывателями, меценатами, государственной машиной, политикой,  себе подобными творцами. В роли художников были представлены акционисты, фигуры остро актуальные и неоднозначные. Их акции составили основную содержательную линию пьесы.

Сейчас у меня к ним отношение разное (т.к. всякое обобщение таит в себе ложь), но «от Адама», т.е. с первых «перфомансов», я воспринимала их как  шарлатанов, которые паразитируют на всеобщей серости. Что там говорить об актуальном искусстве, когда народ в массе своей только Шишкина помнит и то благодаря кондитерской продукции. Допустим, наши музеи как только ни изощряются, чтобы заарканить граждан в свои пенаты: и ночью балаганят, и с компьютерными инсталляциями зажигают, и с мастер-классами выступают, потому что нынче «смотреть на картину» сочетается только со словом «тупо».  Язык живописи и скульптуры стал понятен современникам не более Фестского диска. А уж язык художественной акции… На уровне утверждения, что долбанина — для чукчи судьба, а для вегана смерть.

Я к такому выводу о тотальной безграмотности пришла не от страсти к абстрактной философии или мизантропии. Отнюдь. Вывод зрел давно. Как-то лет семь назад наткнулась на видео лекции историка моды Васильева, которую он читал богатым дамам за большие деньги. Ну и кто-то её на телефон, видимо, заснял.  Рассказывал он им о палеолитических Венерах. Причем доверительно и долго делился информацией, известной мне с пятого класса, а слушательницы глядели на него, открывши рот, и вели конспект.  Я человек во всех отношениях далекий от элит, происхожу из семьи электрика с 10-ю классами образования и актрисы с бэкграундом кулинарного техникума, в чьи интересы не входило отсылать ребенка учиться в МГИМО. Но меня корежило от того, что люди платят Васильеву немалые деньги за спектакль «Филиппок».  Хотя можно успокоиться на том, что это были глупые жены денежных мешков, и чего им, собственно, Бабеля с Гегелем не путать?  За это их дома остракизму не подвергнут. Тем не менее через некоторое время я увидела запись искусствоведа Паолы Волковой, выполненную в Сколково, где из высокоинтеллектуальной аудитории она титаническими усилиями пыталась выбить, что Древняя Греция — это группа цивилизаций, а не страна на карте со столицей Афины. И на лицах слушателей было написано неподдельное удивление.  Что низы, что верхи не блещут, короче.

Ещё б разобраться, где верх, где низ.

На такой плодородной почве можно запросто произрастать и хеппинингам, и функциональным новым форматам, и перфомансам, и эвентам, и еще Бог знает чему. «По делам достойное приемлем». И как бы ты не пищал комаром «Фигня! Фигня!» про какую-нибудь «Мультизвездность №5», представляющую собой галерею разбитых банок, выстроенных по периметру белого зала, с голой фигурой творца посередине,  спор здесь бесперспективен, потому что в секулярном обществе нет незыблемых основ, нерушимых точек опоры,  критериев «хорошо — плохо», которых нельзя демонстративно размазать фразой «я так считаю». Древние греки виноваты своей древностью, академики — заумностью, критики — личными симпатиями. Поэтому на каждую «Фигню!» найдется свой «Класс!», который крыть нечем. Релятивизм в эталоне, хотя…

 

Мертвечинка в деле

Попытки разобраться всё же есть. Дикие, конечно. Но человеку свойственно заблуждаться. Истину и ложь нынче определяют демократическим путем. В отечественном зоокомплексе священных коров у демократии необсуждаемое первенство. Хотя, по сути, если истину выбрало 10 человек, а ложь —  десять тысяч, то истине от этого не жарко, не холодно. Но под влиянием «магии больших чисел», люди часто увлекаются сомнительным постулатом, типа «Большинство ошибаться не может». Еще как может! Вспомните, где и как проторяли свой жизненный путь, допустим, выдающиеся поэты Серебряного века. А большинство вещало с энтузиазмом: не читали, но позор! смерть врагам народа! белогвардейская сволочь!

Сейчас, конечно, не то. Золотые времена, правда, начавшие неожиданно ржаветь. Свобода, которая причудливо воплотилась в жизнь расхристанной проституткой, на любой вопрос ответствующей: «А чё? Нельзя, что ли?». Поэтому морочат нас массово и заставляют поверить, что живопись разведенным козьим пометом или свальный грех, снятый на камеру, — архинеобходимая вещь в искусстве. Проверяют общество на толерантность к дерьму.

На читке при демонстрации сцен «совещаний» художников было полное ощущение, что я смотрю «Бесы» Ф. Достоевского. Поскольку на обсуждении об этом высказался П. Васильев, главный режиссер «Театра кукол», чье мнение мне вообще в душу запало, значит, эффект был реальным.

И чего-то вспомнился мне Бажов, в сказе коего «Живинка в деле» красной нитью проходит мысль о том, что есть нечто трудноуловимое, одушевленное, что «впереди мастерства бежит и человека за собой тянет», что учит не книзу, а кверху глядеть. Назвать это можно как угодно: Божьим призывом, творческим порывом, совмещенным с ответственностью творца за содеянное… И всё  равно не договоримся. Потому что нас миллионы и взглядов на «проклятые вопросы» не меньше. Но вот это «глядеть кверху», на мой дилетантский взгляд, — рычаг дальнейшего развития, соотносящийся с чаянием человека выйти за рамки «биологического существа», прикованного к земле, как Прометей к скале. Так что не рыпнуться. Вот и видишь то собственные испражнения, то копошащихся червей, то распад нечто на нечто.  И никаких слов, кроме мата, здесь не подобрать. Преисподняя вещает на языке преисподней. Взглянуть вверх в предлагаемых обстоятельствах — всегда титаническое усилие, своеобразный геройский жест, с которым у акционистов, типа Павленского, всё в порядке, а у фигурирующих в пьесе не густо.

 

Картонные ангелы ада

Истина, как учил один древний святой человек, познается по силе жития. За всеми этими радикальными позами-акциями, дабы они имели хоть какую-то силу, должен стоять не менее радикальный вопрос о цене: ты готов голову сложить за своё художество остро социальное, за переворот зажравшейся толпы? И ответ на него должен быть утвердительным, как у камикадзе-Павленского. Потому как герой — это не то, кем работают с 9 до 18, а потом позволяют себе «негероически» отдыхать. Это не глянцевый плакат с грудой мускулов. Не пафосная речь по телевизору. Не угрожающий рык в мегафон на баррикаде. Иначе есть подозрение на то, что персонаж сбежал из театра и забыл переключиться на реальность.

В пьесе же за всеми этими лозунгами — воззваниями, цитатами — перецитатами, оголяются персонажи, которых нервируют «люди в штатском», удручает полиция, которая еще даже «не приступала». И от «Свободы на баррикадах» во фригийском колпаке их ощутимо отделяет нежелание на этих баррикадах остаться навсегда. Т.е. художники, видимо, ожидали, что, наплевав «в лицо правдой жирной толпе», они получат порицание власти и пробуждение народа. А тут маячит путевка на нары, карательная психиатрия и издевательства. Лучше слиться. Людям, сбившимся с истинного дао, других вариантов в голову не приходит. Хотя финальная рефлексия художника-теоретика Осмоловского не оставляет осадка, что они жалки или несостоятельны. Не в Колизее, чай.

А раз нет крепкого фундамента, то на сцену после пустопорожних воплей «Нам нужен бунт! Нам нужна революция!» логично и метафизично, как раз в духе современного искусства, вылезает дедушка Крылов, известный марализатор-затейник, и кивает: «Когда в товарищах согласья нет, на лад их дело не пойдет, и выйдет из него не дело, только мука». Хоть в квартете, хоть в банде, хоть в художественной группе. Нет объединяющей, всеми принятой и четко проартикулированной цели. Задачи есть: втоптать в дерьмо обывателя, развести буржуинов на бабки, шокировать аристократа, повеселить дегенерата, подразнить госмашину-молоха… Во имя чего? «А так, тусовались…» Чучелили гармонию, ненавязчиво трансформировали космос в хаос. Кто ж как развлекается.

 

Правдославие, или Беда от нежных чувств

«Это тебя, Валя, грызет твое православие!» — скажут мне. Потому как я о своём вероисповедании молчу как о личной территории, но оно каким-то непостижимым образом вот уж несколько лет орёт за меня. Приходишь к незнакомым людям, и тебя объявляют: «Это Калачёва. Она верующая православная». И в этой фразе есть одна зацепка, дернув за которую можно размотать один важный клубочек. Сразу оговорюсь, человек, однажды повесивший на себя крестик, чтобы вытравить из души нолик, и высказывающийся публично о вере, автоматически воспринимается «рупором церкви». Это не так. Он просто транслирует свои взгляды.

В пьесе православные показаны придурками, произносящими фразы, к православию не относящиеся. Все эти «вы сами-то верующий?» и «выставки бесовские, концерты содомитские, геи непотребные» — чистая палехская шкатулка советских времен, где «тема электрификации решается через образ Жар-Птицы, а на переднем плане выписан первый советский трактор». И меня это нисколько не раздражает, потому что православие — самая экзотическая религия в нашей стране, типа авокадо. Что-то знакомое, но явно выходящее за рамки «спешной повседневности». Плюс ко всему увековеченное в железобетонных стереотипах.

Допустим, православные должны представлять собой сонм святых угодников, энергией нимбов которых можно электрифицировать регион. А на самом деле это лазарет кающихся (в лучшем случае) грешников, с повадками, как у всех. Потому что они не были выгружены на Землю с Альфа-Центавры, а вышли из нашего больного общества, где и убийцы, и апостолы, и стукачи, и милосердные самаряне, и пилаты всех мастей… И поэтому в церкви может равно существовать соседка, выносящая вам мозг воплями «покайся, содомит!» и при этом болящая клептоманией, и юный Женя Родионов, выбравший многомесячные мучения в зиндане и смерть вместо предательства веры и Отечества. В наше время в церковь приходит не человек, туда приходят дымящиеся руины, из которых в одночасье Кижи не собрать. Причем материал часто сопротивляется строителю. Кто хоть раз пытался изжить из себя даже самый маленький грех, поймет, о чем  я тут звоню.

«Крестовые походы» против акционистов вполне объяснимы без апелляций к «церкви, стремящейся доминировать в обществе». На обсуждении Оолег Липовецкий сказал, что не понимает, как актом искусства можно оскорбить чувства верующих. Вера, дескать, должна быть тверда, как монолит. Ну, я попробую объяснить «как можно». Возьмут, к примеру, фотографии вашей матери (это не ругательство, а слова в прямом значении) и начнут их публично при вас мять, рвать, рубить, глаза выкалывать, мочиться да приговаривать: «Это ж не ваша мать! А всего лишь её изображение! Что вы волнуетесь?!» Полагаю, если в вас хоть сколько-то «идолопоклоннической» совести осталось, вы ринетесь в бой берсерком, не вдаваясь в подробности «всех форм обработки художественного материала», «мистического абсурда», «священного трепета», с которым художник ворошит «гадюшник общественного мнения». Примерно то же чувствуют православные при надругательстве над иконами, с какими бы благими намерениями это ни делалось.

Провокационные художественные жесты могут восприниматься по-разному, в том числе болезненно, как удар током. И реакция на них соответствующая: один скулит, другой уничтожает источник тока, бывает, что и с репликой «чтоб неповадно было». Среди православных землян тоже есть свои «Пименовы», в чьих глазах играют вожделенные костры будущих инквизиций, «Осмоловские», ловко жонглирующие терминологией и склонные к экспериментам, и «акционисты», для которых инсталляция «Тер-Оганьян на колу» будет необходимым кирпичом в стене с граффити «Небесный Иерусалим. Скоро».

Ну и, кроме этого, мы часто находимся в плену своих странных представлений о Боге. Т.е.  нам омерзительна не религия, а свои о ней воззрения. Мне нравится, как Василий К. в «Монотеизме» спел: «На облаках сидит пухлый Бог, // Рядом с ним  — тощая Смерть, // Кого им не хватает, так это Любовь // И у меня она, кажется, есть…». Клише из клише. И Бог на облаках не сидит, и Смерть не костлява. Просто Бог и есть Любовь, а не то неубедительное существо в твоем воображении, которое и тебе самому противно.

Возвращаясь к первому абзацу, православный человек может быть неверующим. Еще жестче: православный священник может быть неверующим. По гамбургскому счету, каждый, кто себя считает православным, находится на пути к вере. И это не автобан, а тропа по Васюганскому болоту, где через шаг хочется всё бросить и заорать «Господи, помилуй!». И писать об этом адекватно можно либо своими слезами, либо кровью из носа.

 

Об удивительном и приятном

Было несколько вещей, которые меня на читке встряхнули. Первое — это потрясающее доверие людей к действию «погуглить». Тут даже слов нет. Это просто какой-то аттракцион «Манипулируй моим мозгом».

Читка пьесы "Против всех" в Петрозаводске
Олег Липовецкий (слева) и Георгий Николаев

Второе — очень точное попадание в образ актера Георгия Николаева. Не каждый день сталкиваешься с тонкой работой, когда неоднозначного персонажа делают человеком без крайностей. Его Тер-Оганьян вряд ли понравится адептам акционизма, слишком мало в нем героического, но будет близок зрителям именно этим. Он ищет. Спотыкается, боится, пробует. Живет. Т.е. по «подбору кадров» к Олегу Липовецкому вообще вопросов нет. Никогда. Ни разу на читке не возникало ощущения, что кто-то выбивается из общей картины или «читает» не то, что заложено в пьесе. Но в Тер-Оганьяне из явного «вопреки» удалось сделать тотальное «благодаря».

Третье — на обсуждении я как музыку прослушала выступления С. Кольчуриной, П. Васильева, О. Липовецкого и С. Филенко. Они внесли весомый вклад в мое просвещение. Это дорогого стоит во времена, когда курс сказанного слова куда ниже курса рубля.

 

Эпилог

Буква убивает.

Дух животворит.

Пока часть человечества холит свою виктимность с параноидальным поиском «Кто виноват?», другая разрушает очередной Карфаген. Одни докапываются до «социальной функции искусства и  его способности влиять на общество», другие жрут гамбургеры перед телеящиком, упиваясь эфирными помоями. Кому-то хочется «умереть за …» и хоть как-то оправдать тщету своего существования, другой желает убить «во имя …».  А смысл действиям той и другой сторон придается мотивом. Во имя чего? Иначе уже никак. Потому что самая отработанная технология XX века  — это возведение Диснейленда. И сдача в установленный срок ГУЛАГа. Это придает бытию невыносимость и тягу высказаться «против всех» на этой глобальной стройке.

 

Читка пьесы "Против всех" в Петрозаводске

 

Читка пьесы "Против всех" в Петрозаводске

 

Читка пьесы "Против всех" в Петрозаводске

 

Читка пьесы "Против всех" в Петрозаводске

Фото Николая Смирнова, группа vk.com/netoptz

 

  • Андрей Тюков

    Спор персонажа с автором — это всегда выяснение родственных отношений: кто кому отец… частный случай вечного спора этики и эстетики: кто кому мать (Иосиф Бродский: «Я считаю, что эстетика — это мать этики, а не наоборот»). Нетрудно заметить, что как у Нобелевского лауреата, так и у других спорщиков речь идёт в сущности о свободе автора от персонажа, о некой свободе от ответственности перед персонажем (зритель тоже персонаж и участник спектакля, в современном театре так уж непременно…). Никто не заставляет автора писать (творца — творить) «под диктовку». Но как любовь есть процесс, а не результат, так и освобождение не есть свобода. Эстетика факта и эстетика изображения далеко не одно и то же, и не будем лукавить. И принимая предложенную ему эстетику, зритель должен принять и «дочь» её, этику. И вот на этом уровне происходит очень важная подмена этических ценностей их эстетической интерпретацией, и чем более профессионально это делается, тем страшнее результат. А результат — это Майданек. Что, там «не понимали»? Все прекрасно понимали всё. Но эстетика, предложенная режиссёром, сняла противоречия и внутренние конфликты, терзания, переживания этического свойства. Есть эстетика Майданека, она никуда не ушла, она не всегда в сапогах и с «мёртвой головой» на головном уборе. Она говорит: ты — свинья, тебе — в печь! Мне очень импонирует высказанная Бродским идея, что критерии поведения не обществом даются, а создаются литературой или историей литературы (которая, добавлю, тоже есть литература). Давайте создавать. Пусть придёт Параклит, хотя бы и Лука от Горького… Жить в противоречии — право свободного человека, — не освобождённого, это вчерашний раб, а именно свободного, то есть осознавшего и «свинцовые мерзости бытия», и борьбу с «мерзостями» лишь как путь к чему-то большему. К чему? Тем и хорошо настоящее искусство, в том и сила его, что нет окончательного ответа… «окончательного решения».

  • Т.Шестова

    Прекрасная публикация! Автор рассуждает, сомневается, никого не пригвождает к позорному столбу. В наше время почти всеобщей нетерпимости, навешивания ярлыков, до невозможности агрессивного тона такой отклик на пьесу дорогого стоит. Валентина, жду ваших новых публикаций!

  • Андрей Тюков

    Чтобы определять, именовать вещи, нужно быть Адамом до греха. А иначе не вещь поименуем, но проекцию себя самоё, именно то и так, что и как воспринять способны, а это — немного, увы…

    Открытие — это всегда «внутренний крик» (П. Флоренский), когда мы встречаемся с настоящим, объективным, в жизни или на сценических подмостках, и проникаем в это настоящее, — внутренний… Вот разнузданность — это всегда внешнее. Её и писать-играть, и живо-писать проще, а в некоторых случаях — и поприятнее…

    В современной словесности, на мой взгляд, отсутствует «софийный человек» (С. Булгаков): он или куда-то вышел, или ещё не дошёл. «Пьяница» — есть, сколько угодно; «рожи корчим», по поводу и без, тоже… мастерски разнуздались! Иконы вынесенные вроде бы внесли — но имяборцев с имяславцами так и не помирили. Имя отсутствует в духовном обиходе. Бог есть, а вот Божество, — БОжество, — это как бы ересь и мы уж как-нибудь без неё… об этом хорошо написал Василий Бочков, и я с ним согласен, поддерживаю вопль души, не ставший внутренним криком радости… втравил в комментирование.

    Вернём софийного человека в свет софитов. В зале поубавится? Зал — зеркало…

  • Василий Бочков

    Я человек неучёный, простой совсем. Этак витиевато и умно изъясняться не способен. Скажу просто.
    Странно видеть интеллигентную публику, милые этакие лица, рукоплещущие тому, что
    происходит на читке. Вы что, действительно счастливы, что покровы сорваны, запреты
    сняты? Можно матом, можно чем угодно? Странное понятие свободы… Дом-2 тоже
    свобода… По нутру оно вам?.. Может,
    свобода всё-таки не в этом?… Особенно поразило, как публика реагировала на
    прошлой читке, той, что про сына и маму. Ну, выложил автор на всеобщее
    рассмотрение свои детские комплексы. Свою ненависть к матери. С полным откровением. Чему тут радоваться? Это
    что – нормально, ненавидеть мать?… Это что, уже общее явление?… Правда?… Особенно
    радостно интеллигентная публика восприняла эпизод, когда герой выставляет на
    всеобщее рассмотрение и осмеяние самые интимные секреты матери – помещает половой
    орган в клетку, да на место свечи. Ах, как радовалась публика! Рукоплескания,
    хохот… Как весело. Чему вы радуетесь, друзья? В Библейском сюжете кто выставил
    напоказ наготу отца? Правильно, Хам. Радуясь, вместе с Хамом вы срываете
    последние, запретные покровы с самого
    святого, человеческого. Дальше ехать некуда. Точка. Повторяю, я человек простой.
    Не могу разбирать тонкости. Но в общем, скажу так. Талантливый режиссёр, актёр
    О.Липовецкий с помощью авторов и актёров
    кричит вам, интеллигентная публика, в лицо:
    «Интеллигентная публика и все
    остальные! Мы все — живём в полном… грязи! Да! Мы все – по уши в грязи, и все мы –
    свиньи! И интеллигентная публика, радостно хохоча, хором вторит ему:
    «Правильно, Олег! Мы все живём в грязи! Мы отвратительны, жизнь отвратительна!
    Ура!» … С чем вас и поздравляю…. Однако,
    может, чем плескаться в грязи, что-нибудь доброе проще сделать? Заборчик
    починить. Котёнка подобрать… Бабушку через дорогу перевести… Слезу ребёнка
    вытереть… Может, тогда чуть светлее станет?… Чище?… Это я по-простому…. С
    уважением, Василий Бочков

    • Oleg Lipovetskiy

      Василий, здравствуйте.Спасибо за отклик, за Ваше неравнодушие.
      Я тоже человек простой и профессия моя учит просто излагать свои мысли. Человек может избавляться от пороков только когда признаётся в них. Отказ видеть вокруг и в себе
      грязь — путь в эту самую грязь. И сейчас мы видим, как наше общество,
      убеждая само себя в своём особом пути, в своей чистоте и своём здоровье
      скатывается в не просто в лужу, а в океан грязи, лжи и насилия.
      Признание в грехе — это начало пути к искуплению. Что касается смеха, то
      смех — это оружие. И когда люди смеются над плохим поступком — они его
      порицают. Смех — это защита. То над чем смеёшься уже не так страшно. В
      Российской драматургии и современной и классической смех занимает
      огромное место. И вызывают его часто поступки и персонажи далеко не
      безобидные. И у гоголя, и у Чехова, и у Булгакова. Смеяться грешно
      только над немощными и убогими. А то, что делают люди с серьёзными
      лицами, мы видим по телевизору. Что касается ненормативной лексики — это
      личное дело каждого идти или нет на пьесу. Все были предупреждены. В
      пьесе она использована как языковая характеристика интернет — поколения и
      использована очень точно. К сожалению, в нашем государстве нельзя
      показывать пороки на сцене — таков закон. Их не хотят видеть, в них не
      хотят признаваться. Зато, на улице, на работе, да везде девяносто
      процентов населения матерятся, курят в неположенных местах, мусорят,
      пьют всё равно где и когда и бьют детей и жён. В странах, которые в
      последнее время у нас принято не любить, можно делать всё это на сцене. А
      вот в жизни — вызовет огромные проблемы с законом и окружающими людьми.

      И, конечно, театр — это не зеркало. Вернее, зеркало тоже. Но это
      его маленькая часть. Театр — увеличительное стекло, театр инструмент для
      исследования, театр — хирургический скальпель, театр — цветной
      калейдоскоп, театр — фантастическая подзорная труба и ещё миллион
      театроприменений.
      В завершение, хочу ещё раз поблагодарить Вас за
      неравнодушие и пригласить на читки с просьбой озвучивать свои мысли во
      время последующей дискуссии. Мы будем Вам благодарны. Спасибо. Ждём.

      • Василий Бочков

        Ага. Понял. Кто же не прочь
        выглядеть простыми, а на деле хитрость вдруг, да и вылезет наружу. Больше всего умиляет
        классическая уловка журналистов: «Не хочешь – не смотри… Не слушай!… Кнопка есть!»…
        Да я и не смотрю!!!! Знаю – о чём, потому
        не смотрю! Больно нужно! Но – другие-то
        – смотрят! Мои соотечественники, соседи,
        жители моей улицы, города – смотрят и слушают, и вопросом не задаются смотреть
        или нет. Что дали – то и смотрим! А если ещё в упаковочке классной! А если –
        талантливо и агрессивно – как на читках Агикалчуре! Равно как в передачах Наша
        раша, Комедии клаб, тот же Дом-два… и
        прочие, несть им числа… И что же там видит наш соотечественник?
        Инопланетян? Людей, каких он вокруг себя
        никогда не наблюдал? Э, нет! Он видит – себя! И узнаёт себя! И это ему – в
        кайф! И он толкает жену в упругий бок и восклицает: «Смотри Нюра, нас
        показывают! Гы-гы-гы! Прикольно, глянь»! И упивается своим существом. И своей
        сущностью… И вряд ли собирается что-то исправлять! Зачем?! Это же — про меня! Значит — правда! Значит,
        так нужно, значит, так и нужно жить!»… И
        становится тем, кто кнопку телевизора всё-таки выключил, горько. За людей. За
        соседа… За маленького человека… Горько и обидно… Вместо слова утешения тому: «На,
        смотри, какой ты есть… гм… красавец!»…. Не думаю, что людей , подсевших на
        Дом-два, Дом два же и излечит… И потом; заведя привычку окунаться в грязь, навряд
        ли сделаешься чище. Скорее, привыкнешь….

        Это раз. Теперь второе. На Ваше: «Признание
        в грехе — это начало пути к искуплению» (цитата). Повторюсь, если не
        обратили внимания в спешке. Публика-то в театры ходит в основном интеллигентная,
        образованная и, знаю, верю, ни в чем таком не замешанная – ни в ненависти к
        матери, ни к родителям, ни к окружающим людям. Их – не надо исправлять! Они –
        хорошие!.. За что их-то — канделябрами по мордасам? Чтобы что осознали и прочувствовали?… Что именно?!… Я боюсь, предлагая этим хорошим людям окунуться в грязь, Вы, Олег, силой своего таланта, талантливо и
        соблазняете их… «О! Мы приобщились к чему-то такому, чего раньше сторонились!
        А, однако же, это забавно! Примерить этакие одежды!»… Не в том дело, что всё
        это видят они на улице, у соседей, вокруг себя… Видят, видят!… Куда ты денешься!… Дело в другом. Опять же именно в
        том, что Вы подаёте это как всеобщее явление. Как норму. Обыденность… И тем –
        соблазняете… Но помните, Олег? «Аще кто соблазнит которого из малых сих…»

        В пандан Вам: В театре «Творческая мастерская» на просмотр спектакля «Глиняная яма» (тоже новодрамовская
        штучка, в интерпретации театра «Раз, два, три»), периодически приглашают
        психолога. Для дискуссии по окончании, со зрителями… Это можно выдать как
        шутку, анекдот. «После просмотра спектакля а театре «Творческая мастерская» требуется психолог!» И смех, и грех..…Не сойти бы с ума, и правда,
        от всего этого……

        Крошечный итог, опять-же по-простецки, повторяясь, быть может: Не лучше
        ли пожалеть малых сих (условно говоря,
        грешников, которых драматурги нового поколения с Вашей помощью
        препарируют на публике), и слово доброе им молвить? Не в их игры играть,
        поддакивать им, а своё сказать… Думаю, нашлось бы у Вас таковое, Вы человек
        многоопытный… Глядишь, канал «Культура» включат, вместо «Наша раша»…

        С уважением, Василий Бочков

        • Oleg Lipovetskiy

          Василий, Вы говорите, что не смотрите, но смотрите. :)) Вы пытаетесь уличить меня в хитрости. Вы сравниваете то, что делаю я с «Нашей Рашей» и «Домом два» — это Ваше право. Зрителю судить похоже ли это. Мне кажется — как небо и вода. ) Вы судите безапелляционно и не допускаете, что и другой взгляд на вещи может быть правильным, а Вы можете ошибаться. И тогда становиться глупо отвечать Вам и полемизировать с Вами. Но, ведь, как написал, Андрей Тюков: «Чтобы определять, именовать вещи, нужно быть Адамом до греха». И ещё одна цитата великого Григория Померанца: «Дьявол начинается с пены на губах ангела, вступившего в бой за святое правое дело».

          P.S. В древнегреческих трагедиях родители едят своих детей, дети убивают матерей и отцов. У Шекспира столько крови, насилия и похоти, столько не наберётся во всей современной драматургии. У Достоевского — насилуют девочек и убивают старушек. Пушкин — смеялся над непорочным зачатием… Платонов, Мопассан, Солженицын, Миллер… Такие разные…

          • от смеющегося

            «Мне кажется — как небо и вода»… Наверно, как небо и земля. Потому что небо и вода — суть одно: небо отражается в воде, а вот на земле — никогда. К тому же, но выше: «Смеяться грешно только над немощными и убогими». А над своими родителями и своими детьми можно смеяться?. И еще про театр-скальпель. Почему-то ваш театр все время театр-скальпель, может, попробовать без ножей, вообще без оружия, а например, с шампанским?

          • ТОЖЕ СМЕЮЩИЙСЯ

            Согласен. Смеяться над… со скальпелем в руках — это как-то… А вот ежели по-зощенковски, то и смешно и не страшно. Хороший, смешной такой смех. У нынешних таланта, наверно, нет, один скальпель

          • Oleg Lipovetskiy

            Уважаемый смеющийся, конечно, «небо и земля». Это оговорка. :) По остальным вопросам: по — моему, смеяться можно и над родителями, и над детьми, и, главное, над собой. Даже нужно. А если точнее, сказать, то над пороками родителей, детей, своими, общества, государства и т.д.
            Не знаю точно, что Вы имеете ввиду, когда пишите «ваш театр» — какую — то группу или меня лично. Если речь обо мне, то, видимо, Вы совсем не в курсе. Не говоря уже о том, что в читке были совсем другие пьесы, в моём списке поставленных спектаклей и Булгаков, и Эрдман, и Шмитт, и сказки для детей и т.д. Вот сейчас на малой сцене Вы можете увидеть спектакль «Оскар и Розовая Дама» о Вере, Любви, Доброте https://vk.com/oskarandladyinpink . Часть денег с билетов мы с артистами перечисляем в фонд им. Арины Тубис. Поэтому, Ваше заявление не соответствует действительности. Приходите к нам чаще. Будем рады.

          • Василий Бочков

            Первое. Возвращу шар, если получится. Не поднаторел я в
            хитроумных дискуссиях. Мне кажется, это Вы безапелляционно (надеюсь, без злого
            умысла) выставили мне диагноз:
            «безапелляционен, не приемлет чужого мнения, не признаёт, что может быть
            неправ» После такого обвинения действительно, остаётся посыпать голову пеплом и
            раствориться в пространстве. Разумеется, нет. Я не правоту свою отстаиваю, а
            лишь маленькое частное мнение. Быть правым окончательно и бесповоротно я не
            могу по объективным причинам. Потому что правым окончательно, не может ни один
            человек на свете. Тем более я, сам – ходячая ошибка, человек, во всём
            сомневающийся. Высказать всей правды, правды стопроцентной, не может никто. Ни
            по одному вопросу. Нет такого человека на Земле. Человек может высказать только
            часть правды. Другой человек, пусть, в нашем случае, полемизирующий с ним,
            другую. Но и вместе не сложится правда. И пусть подключатся тысяча человек, не
            найдут они единственной правды. Больше того. Скажу – каждый из этих людей имеет
            право на свою часть правды, и на ту часть ЛЖИ, которую он невольно при этом
            произносит. И я лгу. И Вы. И я в данном случае высказываю лишь ЧАСТЬ правды о
            вашем проекте. Это слишком многогранное явление, у него тысяча составляющих и
            миллион мнений….

            Это раз. Второе.

            Продолжать дискуссию или нет? Вам решать. Но поймите. Ни Вы,
            ни я в данной дискуссии не являемся главными действующими лицами. Я не питаю
            иллюзий в том, что могу Вас в чём-то убедить, более, ПЕРЕУБЕДИТЬ. Вы –
            сложившаяся личность. Вы — скала. Но и я
            тоже. Вы меня не переубедите. Вопрос не в нас. Вопрос в том, о чём мы говорим. И главные здесь – третьи лица. Зрители.
            Читатели. Только они могут принять либо одну,
            либо другу сторону. Наша задача – переманить на свою как можно больше
            людей. Друг у друга мы можем взять немного. Принять во внимание то-то и то-то,
            учесть то-то и то-то, согласиться с тем-то и тем то. Ни у Вас, ни у меня нет
            задачи свалить друг друга. Эта задача невыполнима. Представьте боксёрский
            поединок. Симпатии зрителей переходят то к одному, то к другому. Но вот, один
            из бойцов получает нокдаун. И что же? Разве
            он в сердцах швыряет перчатки на ринг и с криком «Да ну к лешему! Пора заканчивать эту
            канитель!», уходит из спорта навсегда в учителя воскресной школы? Нет. Он
            поднимется, идет к стоматологу, а затем, набравшись сил, продолжает свою карьеру… Так и здесь. Я вполне уважаю Вас и Ваше мнение.
            Более того, при виде УБЕЖДЁННЫХ Ваших
            сторонников я говорю «Ну и хорошо. Раз им так лучше….» Сознательный человек лучше
            ходящего во тьме. Но именно потому, что
            многие пребывают в неведении, в тьме, в обмане — я хочу на свою сторону сманить как можно больше людей. То есть,
            убедить в простой мысли… Мнении, если
            вам угодно… «Мне кажется, что доброе слово, убеждение — лучший способ
            воспитания, нежели розги (хотя в крайних случаях, видимо, и они необходимы). И
            что путь НЕ умножения зла лучше, чем удар кулаком в нос… Вот сравните. Был
            такой Махатма Ганди. Методом ненасилия, ненасильственного сопротивления, он привёл
            Индию к независимости. Другой пример, противоположный. В одной стране жителям
            захотелось, чтоб им в одночасье «сделали красиво». Приняли в Европу. Срочно.
            Лозунг такой был: «Хочешь в Европу,
            пиднимай попу»… И подняли…. Ну, как? Хорошо вышло? Я не хочу, чтобы в моей
            стране повторилось подобное….

            Дальше (если терпение читателя не лопнуло) Я не обвинял Вас
            в хитрости и подобии Дому два. Дом два – это пример, как манипулируют с людьми,
            не уважают их. У Вас – не Дом-два. У вас другое. Абсолютно… Но тоже, по моему мнению
            — опасная вещь!. Опять же, оговорюсь – это моё личное, частное мнение, я не
            навязываю его никому.

            О Шекспире. Главное —
            площадных слов своих текстах Шекспир не употреблял!.. Я говорю не о
            грубости языка, а именно о грязных словах…. Что же касается «много крови и
            убийств»? Но… об этом и не шло речи. Я вообще об этом помалкивал… Хотя можно,
            конечно, поиронизировать… Перебор есть… Но это не принципиально… Так что с
            Шекспиром выпад, признаться, я не понял…

            Кстати, о Шекспире очень много и забавно Толстой писал. … Я
            думаю, его (Толстого) мнение, тоже можно
            уважать…

            Простите за длинный текст. Сворачиваюсь.

            С уважением, Василий

          • Oleg Lipovetskiy

            Василий, я полностью согласен с Вами, что точек зрения на один и тот же вопрос может быть неизмеримое множество. Так и в искусстве. Искусство нельзя контролировать извне. Искусство — всегда субъективно. И оно само для себя правило. Как и философия, искусство, если оно осознаёт себя, развивается по собственным законам, чуть, а иногда и не чуть, обгоняя развитие социума. Запрет или ограничение наложенные на искусство выхолащивают его. И вместо того,чтобы стремиться вперёд многими бурными потоками, оно начинает вяло течь по проложенным трубам. Как бедна была бы жизнь, если бы всегда было так…
            Вот если произведение сделано непрофессионально, если оно является профанацией, если оно отпугивает зрителя, вместо того, чтобы его привлекать, а подаётся при этом как высокое искусство, то тогда нужно бить тревогу.
            Но Вы сами говорите, что то, что делаем мы — талантливо. И огромное Вам спасибо за столь высокую оценку. Но тогда в чём дело? Бог дал человеку выбор. Человек может выбрать куда идти. У нас прекрасный балет, в театрах идёт классика, куча комедий… Наш проект всего лишь один из взглядов на искусство и мир. И пьесы в нём не всегда такие остро-социально-ненормативные.

            Что касается зрителей, то, мне кажется, Вы недооцениваете их. Зрители всё понимают. Вы же понимаете? И они понимают, что такое хорошо и что такое плохо.
            Надеюсь, что Вы примите участие в дискуссиях следующих читок.

          • Василий Бочков

            Да, Олег. Бог дал человеку выбор. Но где-то рядом вечно
            снуёт тот, чья задача соблазнять слабые
            души. Как распознать провокацию и
            честную игру? Боюсь, многие путают и принимают одно за другое. В частности –
            разнузданность – за свободу, глумление над традиционными ценностями – за
            прогрессивную критику, обрушение всего и
            вся – за движение вперёд… Вот это и
            удручает… Созидание и разрушение. Вот где поле для борьбы. Не хочется видеть
            Вас на той стороне. На стороне разрушителей….
            Именно по этому поводу мы с Вами и ведём
            вежливую дискуссию… А зритель – думает… И решает — сам…

            Василий

        • не простой

          Сначала о простоте. Нет простых людей, а есть те, кто ими прикидывается. Поэтому «простота хуже воровства». Вы, Василий, пишите: «И что же там видит наш соотечественник? Инопланетян? Людей, каких он вокруг себя никогда не наблюдал? Э, нет! Он видит – себя! И узнаёт себя! И это ему – в кайф!» Но посмотрите на наши лица, лица зрителей на фото. Мы — нормальные, образованные, и родители наши нормальные и смеемся мы не над собой, а над ними, теми… ну не буду уточнять

          • Василий Бочков

            Стоп. Так именно в этом вопрос. Вы правильно поняли и
            правильно уточнили. Я именно об этом и вопрошаю. Отчего эта милая
            интеллигентная публика ведётся на то, что погрязнее, посмачнее, отвратительно,
            вызывающе?…Вы говорите: мы не над собой смеёмся, а над НИМИ. В таком случае, это во
            много раз страшнее. Благо бы над собой смеялись, свои пороки узнавая. Личное
            дело каждого. Но смеяться над другими — это уже, простите, неприлично. Тем
            более, если это не просто смех, а издевательство, глумление… Понимаю, яркая
            постановка, актёрская харизма… Одна великолепная Виктория Фёдорова чего стоит! Вот уж, джокер в
            рукаве!.. Так блестяще талантливо обыграть отвратительный по сути текст. И
            публика, загипнотизированная этим, ведётся. Куда? Зачем? По сути, (оговорюсь
            сразу, частное, субъективное, не навязываемое никому мнение), Олег Липовецкий – гипнотизёр. Гаммельский
            флейтист, выведший детей из города волшебной игрой на флейте. Куда он их
            вывел?… А! Вот то-то!… Надеюсь, всё же, что кто-то в пути очнётся, и
            улизнёт… И заживёт своей головой…

            С уважением, Василий…

          • Oleg Lipovetskiy

            Василий, чуть выше мы говорили о том, что люди смеются над пороками и своими и чужими и смеясь — очищаются. Не цепляйтесь за небрежные формулировки. Вы же умный человек и понимаете природу смеха. Вы везде здесь говорите о нравственных вопросах, но игнорируете то, что проект задействует не только те пьесы, которые Вам не понравились, но и многие другие. Называя меня Гаммельским флейтистом, говоря всё время о том, что «…кто-то рядом рыщет и Вы на той стороне…», Вы упорно игнорируете все остальные мои работы в театре, в том числе,и одну из последних — «Оскар и Розовая Дама», в которой речь идёт о Вере в Христа, терпении и Любви. Вот, кстати, статья Валентины Калачевой о нём: http://gazeta-licey.ru/culture/38131-myi-slyishali-tebya-v-pauzah Но Вы говорите не о конкретных пьесах, которые Вам не понравились (а они были представлены в ряду прочих, как один из сегментов современной драматургии). Вы говорите лично обо мне. Исходя из того, что Вы так щедро закутываете меня в чёрный плащ, я делаю вывод, что Ваша задача во чтобы то не стало замазать этот проект чёрным. Бог судья и мне и Вам. А людям, действительно, способности распознать провокацию.

          • Василий Бочков

            Оооо!… Олег! Ровно наоборот. Видите, как люди не понимают
            друг друга. Или неверно доносят мысли. Или часть доносимого теряется в пути.
            Именно, именно о пьесах я все толкую и толкую. Каждую анонсируемую Вами
            пьесу внимательно читаю, так что знаю
            гораздо раньше зрителя, что того ожидает. Затем смотрю реакцию. В результате, и
            пьеса, и реакция на неё приводят меня в состояние шока. Именно выбор пьес
            убивает. Когда читаешь: «Вы все – общество дрожащих, тявкающих собачек
            чихуачуа!» «Чихуачуа» : «Иди ты на… думаю,
            со своим пирогом и кино свое в ж… засунь себе… Ненавижу, чтоб ты сдохла…С….» и
            т.д. «Это всё она». Текст, текст! И последствия от озвучания оного!…

            О Вас же лично я
            отзываюсь только с тех позиций, что вы — талантливый человек и режиссёр. У вас острый
            ум и взгляд на мир. Потому, наверное, Вы способны на всякое – и на хорошее, и
            на злодейство… Пардон, на провокацию…
            Ваш Проект с Лидией Побединской, к примеру, с сочинениями школьников,
            был гениален. Преподавательская Ваша деятельность, «Ремарка» — это всё здорово.
            Но я понимаю, всякий актёр не прочь
            сыграть роль негодяя. Любимые персонажи женщин-актрис, например — Медеи, Катерины из «Грозы», Бесприданницы
            (как там её бишь?) из «Бесприданницы», Катерины Измайловы… Вы также не прочь
            сыграть инфернальную роль. Но именно сыграть. Я уверен, что это не ваша
            сущность. Игра. И всё бы хорошо, только
            не навредить бы. Не могу и не имею права давать советов. Но хорошо бы потщательнее,
            и поответственнее пьесы выбирать…

            Кстати. О душещипательной истории «Оскар и розовая тётя». Вы
            говорите – она о Любви… Гм… Видимо, неуживчивый я всё же человек, злой человек…
            Меня коробит, когда весь такой
            положительный и мужественный
            мальчик называет родителей «полными придурками». И розовая тётя вторит ему:
            «Да! Твои родители – полные придурки»! И
            мальчик уходит с этим чувством, что его родители – придурки… Это – о чём? Любовь? Бог? Семейные
            ценности?… И ведь зрители проглатывают это, и ни у кого не вызывает вопросов…

            С уважением, Василий

          • Oleg Lipovetskiy

            Василий, выдернутые из контекста цитаты — оружие мощное только против недумающих людей. Но с » Оскаром» Вы меня удивили. И даже не тем, что приводите аргументом использование слова «Придурок», а тем, что делаете это зная, о том, что в последующей сцене Оскар раскаивается. И что больше всего его мучает в его нелегкой жизни то, что он не находит контакта с родителями. И зная это, Вы выдергиваете из текста цитату, чтобы использовать, как доказательство для людей, которые не знают всего текста. Ну да, как я сказал, Бог мне и Вам судья. В группе проекта Вконтакте есть обсуждение с темой «Какой современный текст Вы хотите услышать на читке». Жду Ваших предложений.

          • Василий Бочков

            Вы правы, Олег. Перечёл
            пьесу «Оскар». Видно, в первый раз как-то впопыхах вышло. Да, всё там иначе. И
            очень правильно. И трогательно. И логично. Так что прошу прощения у всех, кого
            ввёл в заблуждение…. Я без злого умысла и коварных намерений… Ошибся… Непростительно…Нехорошо…
            Увы мне, увы!… Кто теперь поверит моим
            словам? Видно, надо сделать паузу. Помолчать. Подумать. Василий

      • Неча на зеркало пенять

        Цитирую: «К сожалению, в нашем государстве нельзя показывать пороки на сцене — таков закон. Их не хотят видеть, в них не хотят признаваться…» Во-первых, уважаемый Олег, на нашей сцене только и делают, что показывают пороки. Пройдитесь по московским театрам, увидите. Во-вторых, для меня предпочтительнее позиция Валентины Калачевой. Почему она по-доброму написала про вашу читку? Да потому что ей, по вере ее, известно – не судите да не судимы будете, Мне отщение и Аз воздам… А вы судите практически все население страны, словно вы сами, белый и пушистый, спустились с небес: «на улице, на работе, да везде девяносто процентов населения матерятся, курят в неположенных местах, мусорят, пьют всё равно где и когда и бьют детей и жён. В странах, которые в последнее время у нас принято не любить, можно делать всё это на сцене. А вот в жизни — вызовет огромные проблемы с законом и окружающими людьми…»
        И тут, наверное, вам, как режиссеру-мыслителю, стоило задуматься – а может, мы еще не доросли до того, чтобы все это показывать на сцене, как в культурных странах, которые мы, на ваш взгляд, почему-то не любим? Может, нашим нехорошим девяноста процентам полезнее показывать на сцене – как не пить, не курить¸не бить жен и детей. И вот когда наши девяносто процентов станут все это НЕ делать в жизни, как в культурных странах, тогда можно все это и на сцену. Мол, мы-то хорошие, но есть такие нехорошие редиски инопланетные… Вот мы про них. Возможно, Олег, ваша проблема в том, что вы считаете театр не зеркалом, а увеличительным стеклом. Но если все время смотреть через увеличительное, то будешь видеть одни прыщи, а лицо в целом, как в нормальном зеркале, перестанешь воспринимать.

        • Oleg Lipovetskiy

          Здравствуйте, «Неча на зеркало пенять».
          Я никого не сужу. И не хочу этим заниматься. Я говорю о том, что вижу вокруг. И сам себя причисляю к этим людям,зачастую. Я далеко не пушистый. Хотя, стремлюсь, клянусь Вам, придерживаться законов о которых говорю.

          В Московских театрах Вы, явно, бывали мало. Репертуар там богатейший и прекраснейший. От сотен блистательных классических спектаклей, до десятков великолепных авангардных постановок.

          О моей возможной проблеме и «увеличительном стекле». А у меня, оказывается проблема? Ой )))
          А какие мои спектакли и проекты Вы видели?

          • Неча на зеркало пенять

            «В Московских театрах Вы, явно, бывали мало» Ой! А «Кот стыда» Марины Брусникиной кто смотрел? Вы? А «Русское варенье» Райхельгауза тоже вы? «Репертуар там богатейший и прекраснейший…» Ой! Да кто ж сказал, что «беднейший и не прекраснейший». Сказано было про пороки на московской сцене в ответ на ваше — «К сожалению, в нашем государстве нельзя показывать пороки на сцене — таков закон…»
            Насчет увеличительного стекла вы сами сказали: «И, конечно, театр — это не зеркало… Театр — увеличительное стекло…» Кстати, зеркала тоже бывают увеличительные. А для режиссера да вообще любого творца лучший ответ на критику не «сам дурак», а новая работа. Желаю успеха и позитива.

          • Oleg Lipovetskiy

            Спасибо, за пожелания )) и Вам.
            Не хотел Вас обидеть. Извините, если задел.
            К сожалению, в вашем посте нет критики моей работы, как постановщика. Есть критика выбора конкретных пьес.
            1. Приводите, пожалуйста, цитаты целиком: «конечно, театр — это не зеркало. Вернее, зеркало тоже. Но это его маленькая часть. Театр — увеличительное стекло, театр инструмент для исследования, театр — хирургический скальпель, театр — цветной калейдоскоп, театр — фантастическая подзорная труба и ещё миллион
            театроприменений». Как видим, я говорю о том, что театр не только зеркало.
            2. Видимо, мы друг — друга не поняли. Я говорил о том, что в театрах законом запрещено на сцене курить, пить, употреблять ненормативную лексику.
            3. Теперь Ваша цитата: «Во-первых, уважаемый Олег, на нашей сцене только и делают, что показывают пороки. Пройдитесь по московским театрам, увидите».
            4. Оба спектакля из указанных Вами я видел. Причём, спектакль Райхельгауза лет восемь назад. За сезон я смотрю порядка 30 московских и питерских спектаклей.
            И Вы не ответили на мой вопрос: «А какие мои спектакли и проекты Вы видели?»

  • Дм.Новиков

    Ах, как разнузданно хорошо написано. Валентина, браво!!!

    • Валентина Калачева

      СпасиБо, Дмитрий. От Вас приятно слышать вдвойне как от человека авторитетного.

      • Браво!

        Вот и вы, Валентина, только что утвердились авторитетом — «чтобы… подтвердить своё мнение чем-то авторитетным…» Это не плохо и не хорошо. Просто каждому нужна поддержка, не каждый уверен в себе. Судя по тексту, отнюдь не «разнузданному», а умно выстроенному, автор осторожный человек. Неосторожный скажет прямо: спектакль понравился или — не понравился. Осторожный, чтобы никого не обидеть, скажет иначе: мне понравилось как икс срежиссировал спектакль. И ни слова о самом спектакле. Браво, Валентина!

  • Марина Галаничева

    Валя….. я так хотела дождаться Вашего текста после читки. знаете почему? потому что Вы для меня очень, очень значимый человек.и про православие мне понравилось, очень. и ход мыслей. и чувств.и я благодарна Богу, что он свёл меня с Вами. в этот момент моей жизни, а их много у меня, моментов именно моей жизни, которая в каких то гранях моё счастье, в каких то- боль моя, которая уйдёт со мной уже туда…
    спасиБо за Вас.и за трепетные мои мысли при прочтении текстов из Вашего нутра.я дышу ими, так любишь, так влюбляешься…когда ловишь каждое слово. правда правда.
    любишь по хорошему, без подтекстов и прочей мишуры. любишь, потому что Бог- есть Любовь.
    Ваша почитательница.
    Марина

    • читатель

      Статья интересная, но немножко заумная, что ли. От этого возникают непонятки. Первое – непонятно, как вы, именно вы, Валентина Калачева, отнеслись к «Против всех»? То ли вы боитесь выглядеть нетолерантной, несовременной, т.е быть против всех толерантных и современных и прячетесь за все эти гуглить, виктимность, акционизм и пр. То ли вам понравилось, но как верующий человек вы опять-таки опасаетесь, что вас неверно поймут уже все ваши, т.к. в пьесе «православные показаны придурками»?

      Как понять, например, это: «Было несколько вещей, которые меня на читке встряхнули. Первое — это потрясающее доверие людей к действию «погуглить». Тут даже слов нет. Это просто какой-то аттракцион «Манипулируй моим мозгом».

      Надо ли это понимать так, что публика, пришедшая на «Против всех», пришла сюда не с осознанием того, что она хочет получить на читке, а поведясь на слухи, рекламу, инфму, как это бывает, когда гуглят (шарят) в интернете?

      И второе. «я увидела запись искусствоведа Паолы Волковой, выполненную в Сколково, где из высокоинтеллектуальной аудитории она титаническими усилиями пыталась выбить, что Древняя Греция — это группа цивилизаций…»

      Но Древняя Греция — это действительно группа цивилизаций. Или вы просто неловко выразились?

      • Валентина Калачева

        Здравствуйте! 1. Мне понравилось, как Олег Липовецкий срежиссировал читку пьесы «Против всех». «Наши» вольны меня понимать, как хотят. И «не наши» тоже.
        2. Мне было странно, когда, чтобы найти определение чему-либо или как-то подтвердить своё мнение чем-то авторитетным, люди тянутся к «гуглу», читают первую попавшуюся ссылку и говорят «Раз там так сказано, значит, это правда». А люди на читку приходят кто по любви, кто из интереса, кто еще по каким-то личным причинам.
        3. Древняя Греция — это группа цивилизаций. П. Волкова ждала этого ответа от слушателей на лекции, задавая им наводящие вопросы. Потом им это озвучила.
        А к тексту у меня самой претензии есть. Но, надеюсь, завтра не скончаюсь, и будет куда развиваться.
        СпасиБо.