Культура

В ожидании До…

Фото Игоря Подгорного. Театр «Творческая мастерская»
«Настасья Филипповна»

Достоевский где-то рядом и вот-вот появится из-за угла…О премьерном спектакле «Настасья Филипповна» Сергея Стеблюка в театре «Творческая мастерская».

 

Зрителям старшего поколения памятны те еще «Идиоты»: товстоноговский в БДТ и симоновский (Евгения Рубеновича) в вахтанговском. Я уже не говорю о пырьевском фильме (обратим внимание  на его название: «Идиот. Настасья Филипповна, 1-я серия») и последнем телесериале Владимира Бортко.

 

Мне несказанно повезло. В ранней юности я видел «Идиота» в театре Вахтангова с Николаем Гриценко, Михаилом Ульяновым и Юлией Борисовой. Играл там и Юрий Яковлев, но совсем маленькую интересную роль Очаровательного князя. Автором той инсценировки был Юрий Олеша. Теперь, надеюсь, вы поняли мое предубеждение насчет какой-то новой Настасьи Филипповны: ведь я видел в этой роли свою любимую Юлию Борисову!

 

Драматург Николай Климонтович первый (может, я и ошибаюсь), кто сделал Настасью Филипповну героем номер один романа Достоевского, что невозможно. В подобной ситуации проигрыш обеспечен. Вы скажете: «Но ведь есть у Виктора Розова инсценировка «Брат Алёша» по «Братьям Карамазовым»?».  Да, есть. Алёшу вычленить из ткани романа специально для театра все-таки можно, а Настасью Филипповну – нет. В этом случае князь Мышкин уходит на второй план, как это и случилось в спектакле, а ведь в романе всё даётся через восприятие князя Мышкина.  Одаренному Дмитрию Максимову в роли князя Мышкина просто нечего делать на сцене. Да он особенно ничего и не делает. Делает в основном за сценой (и слава Богу) Рогожин (Владимир Колганов). При всей фактурности и видимом темпераменте актера ощущается какая-то странная мелкота личности…

 

Эта мелкота, на мой взгляд, присутствует во всех персонажах спектакля. Временами вспоминаешь не мощь героев Достоевского, а мышиную возню «нервных людей» Михаила Зощенко. Хотя, конечно, и у Достоевского можно найти сатиру с юмором и обличить со сцены быт и нравы мещанского салона содержанки Настасьи Филипповны(Виктория Федорова). Совершенно непонятно, почему эта дамочка так вскружила голову больному, достаточно блеклому человеку – говоря это, я имею в виду исключительно спектакль.

 

Наиболее ярко в компанию посетителей салона вписывается Чиновник (Сергей Яковлев), переигрывая остальных персонажей. Именно в этом персонаже, как мне кажется, удачно соединились Достоевский с Зощенко. Верх обывательщины являет генеральское семейство с великовозрастной наглой Аглаей (Владимир Мойковский, Светлана Кяхярь, Ирина Старикович). А обуреваемый всякими нехорошими чувствами Ганя Иволгин (Дмитрий Константинов) не выражает на сцене вообще никаких чувств.

 

Если вы спросите: «Неужели спектакль совсем неинтересен?»,  я отвечу: «Интересен, но странным интересом, в том смысле, что ловишь себя на мысли – что еще они придумают?». Когда-то режиссер Андрей Гончаров спрашивал на репетициях себя и актеров: «Ну, чем удивлять будем?» И удивляли. К сожалению, в последние годы режиссеры часто удивляют прочтением классиков в формате откровенного выпендрёжа на едва уловимую тему из этих же классиков. Здесь Достоевский вроде бы где-то рядом и вот-вот появится из-за угла. Но тщетно. Классик стушевался. Современный театр победил.

 

Отдельные сцены в спектакле «ТМ» привлекают своей яркой театральностью. В частности, слушание героями увертюры к оперетте И. Штрауса «Цыганский барон» – остроумный синтез музыки, пластики, речи. Актеры здесь идеальны.

 

А костюмы радуют глаз, как и в предыдущем спектакле Сергея  Стеблюка «Гранатовый браслет» в театре «ТМ». Художник – Михаил Воробейчик, он же художник идущего в этом театре «Дон Жуана». На героев смотреть приятно. Но они еще и говорят –  в расчете на то, что я всё о них знаю. А если я не читал романа? Тогда у меня возникает множество вопросов, на которые спектакль не дает ответов. Где и как князь Мышкин увидел портрет Настасьи Филипповны? Как он попал в ее салон? Как он связан с генеральской семьей? Зачем он нужен Аглае? Да и Настасье Филипповне тоже? Богат ли он? Обладает ли какими талантами, кроме эпизодического ясновидения? И т.п.

 

Интересно, разберется ли во всем этом зритель, не читавший романа?