Главное, Кино, Культура

Говорит и показывает замороженная земля

Ночной Тромсё. Фото Александра Фомина
Ночной Тромсё. Фото Александра Фомина

 

В Норвегии продолжают ходить в кино. А если не хватило билетов, то смотрят кино прямо на морозе

В сказках многие герои путешествуют в поисках счастья. А по мне так это миф, нельзя найти счастье, меняя место на земле. Счастье либо в тебе, либо отдельно от тебя.  Как счастливый человек везде гастролирует со своим счастьем, так и несчастный везде вестник горя и слез.

Я путешествую по миру в поисках кино. Не зря же я дочь киномеханика. Кино можно смотреть не только в киноцентрах Москвы или на Голливудском бульваре. Кино есть везде. Я была на фестивалях Мурманска, Киркенеса, Тромсё. Смотрела кино на ледовом экране, на фоне гор и в летнем саду, в газетном киоске. Кино было и будет, пока жив последний киномеханик планеты. И я уехала за Полярный круг со своим счастьем в поисках кино. И увидела, как счастливы норвежцы. Им не нужно путешествовать в поисках счастья. Их счастье всегда при них. Жить в одной из самых богатых стран мира (я имею в виду социальную поддержку государства и уровень жизни), хоть и на севере и в почти что постоянном условии зимы, но иметь настолько развитую инфраструктуру, что позавидует любой мегаполис.

Взять хотя бы маленький город-остров Тромсё, в котором 70 000 жителей и крупнейший в Норвегии университет. Люди улыбчивые, красивые. А улыбчивые люди всегда красивы. И Тромсинский кинофестиваль (Tromso International Film Festival) – еще один повод для счастья.
Вот в чем мне посчастливилось, так это побывать в качестве российского гостя на этом фестивале. Как это было – расскажу вкратце.

 

На морозе

Девиз фестиваля «Frozen land moving» можно перевести и как «Замороженная земля показывает» и как «двигается». То есть, движуха за Полярным кругом есть всегда. Что в Киркенесе на любимом мною «Баренц Спектакле», что в Тромсё  кино любят показывать на любых ровных плоскостях. Снег, лед, фьорд – да пожалуйста. Смотри – не хочу. На сеансах под попу стелют оленью шкуру, в руки дают чашку горячего чая – и наслаждайся.

Смотрим на морозе. Фото Александра Фомина
Смотрим на морозе. Фото Александра Фомина

Одна из фишек TIFF – утренний кинопоказ на открытом воздухе для дошколят, по тысяче детсадовцев за утро. Мультяшки, детское кино, документалка. Детей свозят на автобусах со всего города.

 

Короткий метр

Огромный плюс подобных фестивалей – много хорошей документалки. Короткий метр со всех стран. В том числе есть российские работы. Среди поразивших – три картины. «Бойцы» Светланы Боковой. Длинный и затянутый фильм о норвежских и российских разведчиках, который спасает только кинохроника, затянутые монологи пожилых героев, оставшихся в живых, сняты будто без монтажа. Не жалея времени, жалея ножниц, автор рассказывает историю норвежско-советских отношений от царя гороха, вернее, от норвежских королей до наших дней, два часа – не меняя интонации.

Очень хороши мурманские подростки, братья Бурбан, снявшие простое кино «Не Один» про выживание на необитаемом острове. Парням 15 и 16 лет. И они свое первое кино снимали на мобильники. Теперь снимают на профессиональном оборудовании. И картинка поражает качеством, глубиной, операторским видением, но содержание кино пока прямолинейно морализаторское. Если ты остался на острове один, помолись, бог тебя не оставит. Вот так вот в лоб. Будто кто-то нашептывал ребятам во время съемок про духовные скрепы.

Прекрасный Жора Крыжовников со своим коротеньким и эмоционально взрывным фильмом «Проклятье» полностью купил публику. Фильм длится 7 минут, почти столько же зрители аплодировали после просмотра.

Кстати, есть отдельная номинация и целое направление «Фильмы с Севера», куда может заявиться любой желающий, снимающий у нас в стране кино.

Чужие короткометражки тоже восхитили изобилием, разнообразием тем и жанров. Причем ТИФФ и Гильдия норвежского кино поддерживают молодых авторов, организуют ежедневные дискуссии кинокритиков, конференции – нынешняя посвящалась борьбе кино и компьютерных игр.

Из запомнившихся – ироничная молодежная лента «Звезда Арктики» про молодого саамского рэпера из маленькой деревни, который хочет завоевать мир. В фильме много юмора, бытовых диалогов, чередующихся с грязными рэперскими текстами, что делает фильм интересным прежде всего для молодежи, представляющей коренные народы. «Не надо стесняться своих корней, своей национальности», сказал мне подвыпивший суперстар на вечеринке после показа. И я, представитель вепсского народа, поддакнула ему – и он угостил меня пивом.

Саамский рэпер. Фото Александра Фомина
Саамский рэпер. Фото Александра Фомина

 

 

Высокохудожественное и не очень

Программа полного метра была на фестивале настолько плотной, что нужно было быть о семи головах и 14 ногах, чтобы успеть отсмотреть хотя бы половину. Но кое-что по рекомендации русскоязычных друзей и знакомых мы с группой коллег, приехавших на фестиваль при поддержке Баренц Пресс и Баренц секретариата, успели посмотреть и обсудить.

Группа Баренц Пресс . Фото Александра Фомина
Группа Баренц Пресс . Фото Александра Фомина

 

Вообще, чтобы посещать подобные фестивали, нужно иметь уровень английского не ниже среднего. Все фильмы идут на английском или языке оригинала с английскими субтитрами. И нам с нашим бытовым английским приходилось туго. Половины сюжета мы не понимали. И пришлось после показа догоняться рецензиями, переводами, гугл-транслейтом, чтобы до конца осознать замысел.

Нашей группе по душе пришлась по душе венгерская картина «Лиза, фея-лиса»  гремучая смесь из японских песен и сказок, постсоветского модернизма, почти бунюэлевского сюрреализма и немного от французских «Деликатесов».

Открыли для себя классика калмыцкого кино молодую девушку Эллу Манжееву. Ее «Чайки»  это художественный, но, по сути, документальный фильм о жизни калмыцкой провинции. А классик – так это она о себе с юмором. Я, говорит, основоположник калмыцкого кинематографа. Потому что других нет.

Удивительным и почти смешным нам казалось наличие в программе фестиваля индийского кино «Байранги Баджанги», где, несмотря на смену эпох, все так же поют, дерутся, теряют и находят детей.  Только теперь у них есть ютуб и гаджеты. И – самое главное: высоколобые интеллектуалы норвежцы, любители тягучего европейского кино, расхватали билеты на индийскую мелодраму все под ноль. Мне хватило только на ночной сеанс в их 1 час ночи, что по-нашему 3 утра. Что только не сделаешь на волне любви к «Танцору диско», который я посмотрела не менее 20 раз.

Закон всех фестивалей – хочешь отыскать что-то приличное, смотри тонны всякой дряни. К такой непонятной мути мы отнесли бразильский фильм «Неон Булл». В этом кино я увидела длину детородного органа коня, у которого пытаются взять семя двое взрослых мужчин, секс с беременной охранницей, 15-минутное подробное мытье мужчин в душе. Спасибо, рассмотрела все в деталях. Вспомнила даже то, что уже по старости подзабыла. Так и не поняла и не обнаружила оправдания всей этой брутальности и зоофилии. Я не ханжа. И знаю, если хороший режиссер в кадре показывает актера голым – это оправданно. Например, в одном из моих любимых фильмов Фассбиндера «Я только хочу, чтобы вы меня любили» показан герой абсолютно голым. Но я понимаю, зачем это – чтобы показать беззащитность тонкого и ранимого существа. Здесь же герой мочится прямо в камеру. Может, это маскулинный ответ феминному европейскому кино, в котором больше разговоров, чем тела? Может, это бунт? Я так и не поняла.

 

Идут на Оскара

Ради этих картин, собственно, и стоит ездить на фестивали. Венгерский «Сын Саула»  немногословная и страшная лента о концлагере. Главный герой в кадре почти всегда только лицом. Но это лицо показывает нам всю трагедию, которую переживает человек в застенках. После просмотра кино я полтора часа гуляла. Не хотела смешивать впечатление от него ни с чем. Очень тяжелый и очень качественный фильм. Оставляет огромную гуманистическую борозду на сердце. Рекомендую всем людям с совестью, тем, кто отважится посмотреть эти полтора часа животного страха.

«В центре внимания»  фильм о журналистском расследовании газеты «The Boston Globe» , раскрывшей дело о педофилии, когда по всей Америке сразу сотни священников католической церкви оказались замешаны в скандале и покрывали друг друга. В этом кино нет экшна, есть разговоры и распутывание клубка секретов. Фильм уже дублирован на русский язык и идет в прокате. Будет интересен гражданским активистам, журналистам и просто тем, кто интересуется темой расследований.

Открытием фестиваля стала анимационная лента «Аномализа», которую критики оценили как шедевр. В копилке фильма уже множество наград, в том числе Венецианское гран-при. Он был снят на средства, собранные в интернете. Изначально задумывалась 40-минутная лента, но денег собрали намного больше, и было принято решение снимать полнометражку.

В разряде шедевров на фестивале проходил и фильм Андрея Кончаловского «Белые ночи почтальона Алексея Тряпицына».

 

Немое кино

Один из дочерних проектов фестиваля – немое кино, хорошо знаком петрозаводчанам. Продюсер проекта Игорь Шайтанов привозил не только в наш город, но и возил по северо-западу и столицам уже четыре картины. В прошлом году мы посмотрели «Третью Мещанскую» в кинотеатре «Калевала». Зал не смог вместить всех желающих. Проект интересен именно своим музыкальным сопровождением. Команда музыкантов Финляндии, Швеции, Норвегии, России каждый раз подбирается под настроение и содержание кино. Под «Третью Мещанскую» играли пять великих музыкантов, среди них наши дорогие и хорошо знакомые легенды джаза Владимир Волков и Андрей Кондаков.

В 2016 году по городам и весям поедет фильм «Варьете» Эвальда Андре Дюпона, в озвучке к которому принимает участие петрозаводский музыкант Оля Гайдамак. Оля поет, играет на клавишах и даже на пиле. Очень горда участвовать в проекте. На ТИФФ с ней приехал ее муж и соратник по музыке и многим проектам Саша Леонов.

 

 

Рекорды

TIFF вообще любит всё «самое-самое». Одна из площадок фестиваля  открытый в 1916 году кинотеатр Verdensteatret  второй по старшинству в Северной Европе. В 2016 году в программу включили классический фильм 1971 года Жака Риветта и Сюзанн Шиффман «Не прикасайся ко мне!» (Out 1: Noli me tangere)  «белого кита» мирового кинематографа», как написано в программе. Его продолжительность  12 часов.

А еще в рамках фестиваля открылся самый маленький в мире кинотеатр – на двоих. Хозяин уникального кинотеатра Кристиан Гундершен переоборудовал его из газетного киоска. В зале есть настоящее кинопроекционное оборудование, его обслуживает киномеханик, перед сеансом можно купить попкорн. Билет оформлен как полароидный снимок  в нынешнем кинозале ещё недавно была студия мгновенной фотографии. Такой билет (он продаётся сразу на оба места в зале) обойдётся в 500 норвежских крон (€51.50 или $56.20)  это в четыре раза дороже обычного билета в кино.

Кристиан Гундершен оставил своему новому детищу имя прежнего. Его фотостудия называлась «Последний рубеж» (Siste skanse). Из-за своей необычности она была чрезвычайно популярна.

Билет на первый кинопоказ продавался с аукциона. Победившая пара заплатила за него 2000 крон (€206.27 или $225).

Первым фильмом, который показали в самом маленьком кинотеатре, стала норвежская документальная картина «Делая добро», открывавшая 26-й кинофестиваль в Тромсё. Её одновременно демонстрировали на нескольких фестивальных площадках, в том числе и в «Последнем рубеже». Несмотря на то что новый кинотеатр вмещает всего двух человек, перед сеансом к ним лично обратился с приветственной речью продюсер TIFF Хеннинг Розенлунд. Он специально пришёл в микро-кинотеатр, чтобы провести в нём микро-церемонию открытия фестиваля для двух зрителей и киномеханика.

Самый маленький в мире кинотеатр. Фото Жени Егоровой
Самый маленький в мире кинотеатр. Фото Жени Егоровой
Билет на первый кинопоказ в самый маленький кинотеатр продавался с аукциона. На снимке победившая пара. Фото Жени Егоровой
Билет на первый кинопоказ в самый маленький кинотеатр продавался с аукциона. На снимке победившая пара. Фото Жени Егоровой

 

Победители

Главный приз – тромсенская Аврора – достался фильму «Сердце собаки» Лоры Андерсон. Русские фильмы не получили никаких наград. Но получили целые кинозалы. Вообще в этом году на 10 площадках побывали 60 тысяч зрителей. И это почти совпадает с количеством жителей города. Хотела бы я видеть в  городе Петрозаводске кинофестиваль, который продаст хотя бы 200 тысяч билетов. Ведь мы же пока еще любим кино. И вкус у нас есть. И жители. Осталось только замутить подобный фестиваль.

Олень – символ фестиваля. Фото Александра Фомина
Олень – символ фестиваля. Фото Александра Фомина
  • Наталья Ермолина

    Тамара, меня это тоже поразило. Норвежцы в хорошем настроении при любой погоде. Я помню, как мы в Киркенесе плакали от холода, а они смеялись, фотографировались и пили чай, пуская термос по кругу. У них нет плохой погоды. Они привыкли выживать в суровых условиях. И утеплились давно и внутри и снаружи. И живут абсолютно светской полноценной жизнью.

  • Тамара Присяжная

    Надо же, а я думала, это третьеразрядный кинофестиваль. А там оскаровский «Сын Саула» показывают! Ну а это просто восхитило: «Одна из фишек TIFF – утренний кинопоказ на открытом воздухе для дошколят, по тысяче детсадовцев за утро. Мультяшки, детское кино, документалка. Детей свозят на автобусах со всего города». Не читала ни о чем подобном где бы то ни было. Молодцы норвежцы!