Новости, Образование

Прекрасное далёко и суровая реальность сельской школы

Фото Марии Голубевой
Фото Марии Голубевой

На Дне сельской школы Карелии сегодня кипели бурные споры, переходящие в ссоры. В конце всем предложили успокоиться и взять паузу хотя бы на год

О прекрасном цифровом далеке сегодня охотно говорили представители Минобраза и Института развития образования. Остальные участники дискуссии за круглым столом  опускали с небес на землю и рисовали совсем другие картины. 

Суровая реальность сельских школ республики представала на фоне неясных перспектив сельских территорий, отсутствия хоть какой-то целостной программы. 

 

В Минобразе не знают закон об образовании?

День сельской школы Карелии проводится уже в 7-й раз по инициативе Зинаиды Ефловой, руководителя лаборатории сельской школы ПетрГУ, и Ассоциации сельских школ Карелии по главе с Татьяной Танцевой.

Сейчас Зинаида Борисовна пишет докторскую диссертацию, посвященную как раз сельской школе. Она признанный в России специалист в этой области, тем более странно, что богатейший практический опыт лаборатории в Карелии не востребован. Наглядным подтверждением стал такой факт: пособие по малокомплектным школам, изданное в ПетрГУ и переданное в количестве 50 экземпляров в Минобраз Карелии, пролежало там без движения больше года.

Зинаида Борисовна показывает пособие, которое лежало мертвым грузом в министерстве, - "Современная малокомплектная школа Карелии". Фото Марии Голубевой
Зинаида Борисовна показывает пособие, которое лежало мертвым грузом в министерстве, — «Современная малокомплектная школа Карелии». Фото Марии Голубевой

Круглый стол, с которого начался День сельской школы Карелии, прошел в Рескоме профсоюза. Руководитель учительского профсоюза Евгения Макарова напомнила о праве ребенка жить дома, а не в интернате, и сообщила об очередном наступлении на федеральном уровне на льготы сельских учителей.  Хотя часто именно льготы привлекают молодых на село и помогают удержать в школе опытных педагогов.

Подготовка к Дню сельской школы велась давно. Однако ее ритм изменился в декабре 2018 года, когда были опубликованы державшиеся в тайне от жителей Карелии документы Министерства образования по оптимизации образовательной сети республики. (Заявление по этому поводу Ассоциации сельских школ Карелии здесь: gazeta-licey.ru). Татьяна Танцева сегодня еще раз оценила суть министерских предложений:

— Перевести детей в интернаты, которые будут построены, и возить по дорогам, которые будут построены. Речи о сельских сходах в этих документах не шла.

Как известно, по закону возможную реорганизацию должен вначале рассмотреть сельский сход. Пункт 12 статьи 22 Закона об образовании РФ гласит: «Принятие решения о реорганизации или ликвидации муниципальной общеобразовательной организации, расположенной в сельском поселении, не допускается без учета мнения жителей данного сельского поселения». В Минобразе не знают Закон об образовании?

Татьяна Танцева дала оценку трем вариантам оптимизации, предложенным министерством: подвоз, филиал, интернат.

— Что такое филиал, мы знаем: это последующее закрытие. В президентское училище, где есть интернат, большинству сельских детей путь заказан: туда принимают с оценками 4 и 5 и прекрасным здоровьем. В северных, да и южных районах, таких детей единицы.

О поездках на школьных автобусах сегодня говорили многие. «Автобусы ПАЗ — не тот транспорт, в котором нужно возить детей», — общее мнение тех, кто не понаслышке знаком с подвозом. Нигде нет техобслуживания, жаловались директора школ, бензин все время дорожает, а цена на него заложена в начале года — выкручивайся как умеешь.

Кстати, в ходе круглого стола так и не прозвучал ответ Министерства образования на вопрос: почему был нарушен федеральный закон и не проведены сельские сходы там, где школы наметили к оптимизации?Вместо этого нам рисовали воздушные замки. Об этом чуть позже.

 

У тяжело больного человека удаляют здоровый орган

На круглый стол специально из Санкт-Петербурга приехал Андрей Юсупов, кандидат биологических наук, старший научный сотрудник Центрального научно-исследовательского института робототехники и технической кибернетики, выпускник Ряймяльской средней школы 1991 года. Об оптимизации этой школы тоже шла речь в министерском документе. Видеообращение к землякам, которое записал Андрей Юсупов, широко разошлось по соцсетям и СМИ. Сегодня он уже вживую от имени жителей Ряймяля выступил против закрытия школы:

— За 12 лет сельское население Карелии сократилось на 30 процентов. Закрывать школы  в таких условиях — это как у тяжело больного человека удалять здоровый орган.

Андрей Юсупов (в центре) уверен, что нынешний уровень технологий позволяет в Ряймеля создать суперсовременную школу. Фото Марии Голубевой
Андрей Юсупов (в центре) уверен, что нынешний уровень технологий позволяет в Ряймяля создать суперсовременную школу. Фото Марии Голубевой

По мнению Андрея Юсупова, работающего в институте робототехнической кибернетики, нынешний уровень технологий позволяет и в Ряймяля создать суперсовременную школу. Для этого не нужно навороченного оборудования:

— Порог вхождения в современные технологии сейчас низок. Мобильный телефон — концентрация всех технологий: космос, плазма, микроэлектроника. Ребенок в 9 лет может создавать роботов!

 

Нацпроект — наше всё!

Замминистра образования РК Татьяна Васильева, главный специалист министерства Наталья Васильева, ректор КИРО Ольга Дьячкова рисовали радужные картины преображения карельской системы образования республики с помощью нацпроекта «Современная цифровая образовательная среда».

Ректор КИРО Ольга Дьячкова (слева) и главный специалист Минобразования РК Наталья Васильева. Фото Марии Голубевой
Ректор КИРО Ольга Дьячкова (слева) и главный специалист Минобразования РК Наталья Васильева. Фото Марии Голубевой

— Ресурсом для сельских школ станут нацпроекты, — заявила Наталья Васильева.

В Карелию в этом году поступят 14,5 миллиона рублей по цифровому нацпроекту. Начинается отбор 7 пилотных школ, которые получат по два с лишним миллиона. Из ответа на вопрос Зинаиды Ефловой, будет ли среди этих 7 пилотных школ хоть одна малокомплектная, со всей очевидностью следовало, что нет.

Как можно было понять — а в этом вопросе, как и во многих других, нет ясности, — деньги нацпроекта пойдут на оборудование, программное обеспечение и на подготовку кадров.  Для суперсовременного оборудования, по словам Юсупова,  не хватает кадров даже в институте робототехнической кибернетики. Но в Карелии уверены: такие кадры в республике подготовить сумеют. Проект «Современная цифровая образовательная среда» рассчитан на шесть лет.

Замминистра Татьяна Васильева, перечислив проблемы сельской школы, сказала, что нельзя ничего не делать. Она признала претензии по поводу скандального министерского документа, но упрекнула педагогов: от них не поступило ни одного предложения, поэтому министерство взяло инициативу в свои руки. Раздался гул возмущения…

Татьяна Васильева: "Ничего не делать нельзя". Фото Марии Голубевой
Татьяна Васильева: «Ничего не делать нельзя». Фото Марии Голубевой

Представители Минобразования и КИРО упрекали педагогов, что те не знакомы с проектом «Современная цифровая образовательная среда». В ответ слышали, что документ прочитан, но из него непонятно, как он будет реализован именно в Карелии. И чья же это недоработка?

«Уже столько наслушались про светлое будущее…»

Директор Крошнозерской школы Ирина Богданова, взяв слово, сказала, что выступать не собиралась. Но видимо, не могла молчать, решила вернуть аудиторию на грешную землю.

По ее словам, у детей, которых подвозят в школу, рабочий день больше, чем у взрослых. Они полностью выключены из воспитательного процесса и из жизни семьи. У интерната свои издержки:

— Ребенок из интерната домой не вернется. Это стопроцентно!

Ирина Богданова: "Ребенок из интерната домой не вернется. Это стопроцентно!"
Ирина Богданова: «Ребенок из интерната домой не вернется». Фото Марии Голубевой

Она раскритиковала так называемые дорожные карты по реструктуризации сети за некомплексный подход. Из них непонятно, что будет с людьми, со зданием:

—  У нас сейчас здание замечательное, а через три года будут один руины.

Насчет радужных цифровых перспектив со скоростным интернетом, рисуемых управленцами, Ирина Богданова горько заметила:

— Уже столько наслушались… Давайте о детях думать.

Жуткие вещи поведала преподаватель математики из школы в Импилахти. Старшеклассники едут в школе по дороге, два километра которой — старый финский мост. Водитель чуть не плачет, не знает, как проскочить этот мост, боится, что автобус упадет. А что дети при этом испытывают?

Дети встают в 7 утра. При минус 30-ти градусах ждут на улице автобуса. Приезжают в школу рано, болтаются без дела. В классах всего 14 градусов, в коридоре 10. То же в детском саду.

Еще проблема — нет учителя английского. На заявку в университет прислать студента ответа не последовало — никто не захотел ехать. А дистанционно заниматься не получается.

В здании школы грибок, крыша течет, нужен ремонт. Но при этом у школы есть забор и видеорегистратор — таковы требования по безопасности, об абсурдности которых сегодня говорили через одного. Ну не могут быть одни и те же требования к московской школе и сельской школе, где все на виду! «А сколько денег грохнуто!» — возмущались педагоги. Не потому ли перестало хватать денег на сельскую школу, что они уходят на выполнение заведомо избыточных требований?

 

Нужно взять паузу

Слева направо: Зинаида Ефлова, Татьяна Сеппянен, Татьяна Танцева
Слева направо: Зинаида Ефлова, Татьяна Сеппянен, Татьяна Танцева. Фото Марии Голубевой

По косточкам разобрала министерский документ Татьяна Сеппянен, авторитетный педагог, в недавнем прошлом управленец. Она ушла с муниципальной службы, на круглом столе выступала как член Ассоциации сельских школ Карелии.

Татьяна Сеппянен не увидела в документе определения целей и смыслов реорганизации. Снизилось качество образования, но где анализ? Экономия нужна? Где расчеты?

Татьяна Сеппянен считает, что реструктуризация должна быть обсуждена на трех уровнях: региональном. муниципальном и на уровне школы — а это директор, педагоги и родители. Высказала предложение по распределению финансового норматива. Сейчас, если ребенок приезжает из деревни в Пряжу, то его обучение финансируется по нормативу городского ученика, а не сельского — а это в несколько раз меньше. Норматив, полагает Сеппянен,  должен быть привязан к месту проживания ребенка.

Зинаида Ефлова предложила проводить реорганизацию в соответствии с Законом об образовании: начать  с того, что спросить мнение селян, предложить варианты развития. Она посетовала, что Карелия боится брать на себя риски и пробовать новые формы, ссылаясь без конца на нормативные документы. А тем временем в Якутии создали кочевую школу, в Перми и Курске программу «Мобильный учитель», когда учитель приезжает к ученикам, а не наоборот.

Зинаида Ефлова призвала в каждом случае учитывать уникальность школы и территории. И подкорректировать СанПины под развитие. Предложений сегодня участники круглого стола высказали немало.

Вряд ли обрадует Министерство образования идея Татьяны Сеппянен, что нужно взять паузу в оптимизации системы образования Карелии:

— Не определены общие смыслы, поэтому мы поссорились. Может быть, в 2019 году ничего не делать? Успокоиться, проанализировать ситуацию, решить, что важно.

Андрей Юсупов высказался более радикально:  на 5 лет объявить табу на закрытие школ.

 

Плохая и хорошая новости

В заключение две новости. Вначале плохая.

18 января после заседания правительства по образованию (см. нашу публикацию «Лариса Подсадник: «Оставлять всё без изменений нельзя!»«)  я рассказала главе Карелии Артуру Парфенчикову о Зинаиде Ефловой, ее исследованиях, о лаборатории сельской школы. Попросила с ней встретиться. Глава РК пообещал это сделать. До сего дня такой встречи не состоялось.

А хорошая новость в том, что школа в Ряймяля закрыта не будет. В этом детский омбудсмен Карелии Геннадий Сараев сегодня публично заверил Андрея Юсупова.