Главное, Образование, Школа и вуз

До последнего ребёнка

Крууга на Валааме

Необходимо принять тот факт, что обучение в маленькой школе нужно строить по-другому, всю жизнь такой школы организовать иначе.

 

  Записки о валаамских встречах

 

 

Предыстория

О маленькой школе на острове Валаам рассказывала публикация, в названии которой в очередной раз стоял сакраментальный вопрос: быть или не быть?Напомню, что согласно приказу №302 Министерства образования РК предполагался «перевод обучающихся Валаамской ООШ в другие образовательные организации». Очевидными следствиями этого могли стать закрытие школы и разлучение 14 нынешних учеников с родителями как минимум на шесть-семь несудоходных месяцев. Родители школьников начали искать пути сохранения островной школы, а фактически – защиты своих детей и своих семей.

После множества писем-обращений, звонков и после состоявшихся визитов на остров представителей республиканской и муниципальной власти, управлений образования обоих уровней решение было приостановлено. Письмом от 29.05.2015 года Министерство образования РК уведомило родителей, что «с 1 сентября 2015 года планируется создание 3-х классов для 10 обучающихся и организация индивидуального обучения для 1 школьника». Кажется, в итоге всё определилось положительно, что разобрались и исправили… Однако опыт показывает, что подобные решения могут оказаться отсрочкой планов на год-два, а могут – шансом, который еще нужно суметь использовать. Валаамские родители не успокаиваются, и правильно делают.

Именно они, родители, пригласили меня на встречу с учителями школы, чтобы поговорить о настоящем и будущем школы. Больше месяца ушло на то, чтобы попасть на остров: местные рейсы отменены, монастырский кораблик ходит только по нуждам монастыря, туристические рейсы то есть, то откладываются… В общем, добраться до Сортавалы и обратно для местных жителей проблематично. Моя третья попытка оказалась удачной.

Неоднократно говорила и буду утверждать, что каждая школа особенная, но уникальность сельских (негородских) школ возрастает в разы, усугубляясь их социальной значимостью: практически они являются единственными и последними представителями государства, а если масштабнее, то современной цивилизации в дальних и часто забытых/забываемых уголках нашей большой страны. Вот и валаамская школа – это не просто школа, а некое доказательство, что на острове есть детство, есть образование, есть представительство государства.

Участниками наших встреч, которые условно можно назвать аналитико-проектировочными семинарами, были четыре из шести валаамских учительниц. Все педагоги опытны, находятся в самой рабочей поре профессиональной зрелости и в то же время еще молоды, лишь одна из них вступила в пенсионный возраст. Могу ошибаться, потому что ограниченность времени нашего общения, часть из которого ушла на привыкание и снятие опасений («вот еще одна приехала нас проверять, учить…»), потому что вообще могу ошибаться (кто не ошибается?), но вижу мину замедленного разрушительного действия не только снаружи, но и внутри школы, и в позиции населения острова. В этом отношении наблюдаемо как уникальное – валаамское, так и общее/типичное для педагогических коллективов маленьких школ.

Потому вопросы, которые обсуждались с педагогами, и местные примеры нахожу полезными для тех школ, которые оказались или вот-вот окажутся в подобной ситуации.

 

Где дети?

Вы заметили разницу в называвшемся выше количестве детей? Она потому, что на острове есть дети «прописанные» и «неучтенные», приехавшие сюда по каким-то особым обстоятельствам, родители и опекуны которых не имеют здешней прописки. Например, сейчас школа не может сосчитать и оформить своих первоклассников, так как они из последней группы. Ведомства образования этих детей не учитывают. Однако в школу они придут. Это факт.

Сколько дошкольников сейчас на острове? Насколько они готовы к школе? Педагоги не смогли назвать их количество: «один-два…», «мало…». Закрытие несколько лет назад, под шумок ремонта крыши, дошкольной группы тогда обеспокоило учителей (а жителей?). Попытки противостоять официальной позиции муниципального управления образованием («Делайте частный садик на квартире. И еще посмотрим, как получится, будет ли соответствовать строгим санитарным нормам…») не удались, и в последнее время они не занимались подготовкой детей к школе, а предложение об открытии группы дошкольного образования, на мой взгляд, поддержки у учителей не получило.

Судя по набирающей обороты политике в отношении местного (немонастырского) населения – переселение с острова на материк, повсеместное сокращение социальной сферы (медицины, культуры, социального обеспечения…) – которая, по-моему, похожа на выдавливание, детей мало и будет еще меньше. Однако они есть! Значит, нужно создавать условия для полноценного образования и воспитания до последнего ребенка. И отвечает за это школа.

Школам, которые находятся в прямой зависимости от того, сколько детей придут/не придут учиться, какое количество детей есть/ожидается в конкретном классе по возрасту, жизненно важно знать каждого фактического и потенциального ученика и в зависимости от этого своевременно и гибко перестраиваться.

 

Как организовать образовательное пространство (место и время)?

Зачем нужна кабинетная система с семью-восьмью классными комнатами (топить печи, убирать, оборудовать мебелью и ТСО…), если можно учить одновременно в двух-трех отремонтированных помещениях, с современными интерьерами и оборудованием? Зачем в классах лишняя мебель, печально напоминающая о былой массовой школе, и одновременно отсутствуют уголки релаксации, зоны для игры?

Для чего и кабинет директора, и учительская, если педагогов всего четыре-пять? Может, лучше использовать одно из помещений для логопедических занятий и психолого-педагогических консультаций с детьми и родителями, чем проводить их в официальных помещениях классных комнат?

Почему нужно начинать школьный день всем одновременно и именно в это время? Почему начало уроков у данного ученика в 8.30 утра, если он один в классе и педагог знает, что к 10.00 его сознание только начинает просыпаться, так как ребенок «сова»?

Зачем тянуть до звонка с урока (и вообще звонить), если после 30 минут оба из двух учеников одного класса устали и больше не воспринимают сложный материал; или наоборот – сворачивать урок, когда оба в азарте решения задачи или рисования/конструирования/игры…, а звонок звенит?

В маленькой школе педагогам уместно и целесообразно ориентироваться и идти от природы ребенка, от его возрастных, индивидуальных психофизиологических особенностей. Что мешает?

 

Как учить в малокомплектной школе?

Почему совмещение возрастов в обучении должно быть «только так и никак иначе»? Почему вся начальная школа должна быть объединена в один класс и на все уроки? А может быть не в один и не на все? Возможно, на математику будут объединяться 6-й и 8-й классы? А на историю – 6-й и 7-й?

Каким будет расписание школы: постоянным/статичным или динамичным/гибким? Ясно одно, что режим «от звонка до звонка» больше школе не годится.

Отговорки «нас этому не учили» (в вузе, на курсах…), по меньшей мере, наивны. Не учили педагогов (или не учились) и многому другому необходимому сегодня, чтобы иметь право учить.

Какую систему организации образовательного процесса выберет школа? Традиционную классическую по аналогии с яснополянской школой Л.Н. Толстого или татевской школой С.А. Рачинского? Или попробовать технологии РВГ (разновозрастная группа) Л.В. Байбородовой? Может, освоить метод Ривина и Дьяченко? Или рискнуть на высший пилотаж – неурочную систему обучения, в которой несколько лет работает Пушнинская школа в Беломорском районе?

Наконец-то в образование приходит понимание, что необходимо знать и осваивать методику обучения в малокомплектной школе, о которой теоретики и практики педагогики говорят и пишут много лет (первые работы Г.Ф. Суворовой были опубликованы в середине прошлого века). Пока как обычно у нас, т.е. с опозданием, с оглядкой на нормативы массовой школы. Однако, коллеги, вчитайтесь: новый ФЗ «Об образовании» (2012 г.) и ФГОС нового поколения всех уровней общего образования не просто позволяют, а настойчиво рекомендуют неурочные формы организации обучения и дистанционное обучение.

По поводу последнего валаамские педагоги, к сожалению, имеют не очень удачный опыт в проекте «Телешкола». Интернет в школе ненадежен (в этом убедилась сама). Но игнорировать, не осваивать и не внедрять сегодня ИКТ, значит отставать и задерживать развитие современного человека. Дистанционное обучение (особенно углубленное, подстроенное под способности обучающегося) при тьюторском сопровождении видится мне перспективным, как и индивидуальные образовательные маршруты, и наставничество, а не традиционные массовые форматы и классное руководство.

Необходимо принять тот факт, что обучение в маленькой школе нужно строить по-другому, всю жизнь такой школы организовать иначе.

 

Кто субъекты и союзники?

Стали ли субъектами, то есть реально действующими и влияющими на жизнедеятельность школы, родители детей? Однозначного ответа учителя дать не могут. С одной стороны, именно родители в настоящее время проявили активность и настойчивость в том, чтобы школа на острове осталась, с другой – не все родители (а все ли педагоги?) готовы к деятельному сотрудничеству и хотят изменений школы. Думаю, понятно, что участие родителей прежде всего обусловлено интересами их детей. Через два года уйдут из школы ученики самого большого класса (5 человек), а вместе с ними и команда активных родителей. Есть ли родительский резерв?

Увы, не союзником, а совсем наоборот, представляется Валаамский монастырь и его управление родителям, педагогам и многим «уже немногим» жителям острова. Видится, что цель монастыря и всей властной «вертикали» – ликвидация поселка на Валааме. Бесконечные суды, письма оттягивают, «но маленькими шагами отступаем, морально уже почти все сломались…» – говорят те, кому предлагается вырвать свою корневую систему из островной земли и искать своей судьбы «перекати-полем». А может, договориться и быть добрыми соседями?

Да, светская часть населения острова сейчас нестабильна, ослаблена, деморализована. Но даже в этом состоянии она остается ценным ресурсом школы. Все ли образовательные и иные возможности острова известны педагогам? Учтены ли, задействованы ли они как потенциальные субъекты не просто сотрудничества, а совместного выживания/жизни? Согласно простому подсчету, учреждений и организаций на острове 13: природный парк (отдел дирекции), лесничество, клуб, метеостанция, воинская часть, дорожный участок, полиция, энергетики, медицинский пункт (от Сортавальской ЦРБ), учебно-научная станция Российского государственного гидрометеорологического университета (Санкт-Петербург), водоканал, МЧС (пожарная часть). Здесь трудятся от одного сотрудника до нескольких. Среди жителей острова есть исключительные люди, высокообразованные, талантливые. Как можно использовать эти опыт, образование и талант в воспитании детей и молодежи, в их дополнительном образовании, во внеурочной деятельности школы?

Конечно, есть у школы и успешные примеры сотрудничества с местным сообществом.

Во время моего недолгого пребывания на острове узнала и впервые побывала в Музее природы Валаама. Удивительный очень современный музей! Местные дети – постоянные посетители, уроки на базе музея – не редкость, работает здесь и школьный экологический кружок. Три сотрудника отдела по охране и управлению природного парка «Валаамский архипелаг», располагающегося рядом со школой и их гости, например, студенты столичных вузов – это уникальный образовательный ресурс валаамской школы. Стал ли он содержательной частью внеурочной деятельности, видится ли в этом взаимодействии предпрофильное обучение, профильное образование школьников?

Музею сейчас тоже непросто: по требованию монастыря ему, похоже, предстоит переезд в другое здание, который ставит под угрозу сохранность уникальной экспозиции. Возможна ли взаимопомощь, взаимная поддержка и развитие в партнерстве?

Еще одна изюминка светской жизни на острове – это клуб. Спектакли, концерты, лекции (клуб «Ликбез»), мастер-классы, собранная собственными силами библиотека… Во всей этой бурной деятельности участвуют детское и взрослое население и конечно педагоги. Как складываются отношения очагов культуры и образования? На мой взгляд, настало время объединения усилий, чтобы горели и тот, и другой, подпитывая друг друга. Можно ли переехать под одну крышу – в пустующие классы школы?

Изоляция, оторванность маленькой школы от социума ставит под угрозу ее существование. Наоборот, школа может и должна выполнить функцию-миссию интеграции нравственных, интеллектуальных, культурных сил местного сообщества.

 

 

В чём педагогическая идея?

Выпускники валаамской школы традиционно показывают довольно высокие образовательные результаты. Вот и в нынешнем году единственный выпускник не подвел: средние баллы выше районных показателей. Основная отметка «4».

Что дальше? После окончания валаамской школы молодые уезжают с острова в большие города. Устраиваются там кто как, поддерживая друг друга, нередко в реальной борьбе за выживание. Родители и педагоги в своих представлениях о будущем едины: к жизни на острове они своих детей и учеников не готовят.

В такой ситуации труден ответ на вопрос: Какова педагогическая идея вашей школы? Непросто ответить и на другой: знаете ли вы ту жизнь, к которой готовите?

Проектирование будущего школы бесперспективно, если нет представления о главном – о цели образования. Моделирование образовательного учреждения начинается с его самоопределения в целях/смыслах.

Трудоемко, непросто в настоящих условиях и обстоятельствах, но создавать такую модель можно и нужно всем миром: учителям, родителям, детям, местному сообществу. Надо создать и осуществить!

 

В качестве незавершенного заключения

Надеюсь, результатом нашего несколько сумбурного общения, станет выполнение педагогами летнего домашнего задания – познакомиться, прочитать, отобрать интересное и возможное для школы, создать свое подходящее «здесь и сейчас», в близком и дальнем будущем. Валаамским учителям оставлены материалы – электронные папки с моделями/вариантами организации обучения, с моделями/видами школ, с примерами опыта других маленьких школ России и Карелии. В августе предложена встреча, к которой, опять же надеюсь, будут разработаны свои валаамские модели/варианты организации обучения и развития школы.

Школа получила отсрочку. Использует ли предоставленный шанс?

Улыбчивый капитан метеора «Преподобный Серафим», уточнив мою персону в списке пассажиров и пригласив подняться на борт, спросил: «В нашу школу по делу? Это важно. Школе надо помочь!». Такое признание авторитета маленькой школы вселило в меня надежду/уверенность, что будущее у валаамской школы есть, что не все потеряно, а многое может быть и приобретено.

 

Об авторе. Зинаида Борисовна Ефлова —  кандидат педагогических наук, заведующая лабораторией теории и практики развития сельской школы Института педагогики и психологии ПетрГУ, исполнительный директор Ассоциации сельских малочисленных малокомплектных школ Республики Карелия

  • Мария

    Как хорошо, что есть возможности, перспективы, варианты, пути! Очень желаю их использовать на все 100%. Школа один из маяков во мраке нынешнего уничтожения культуры, духа и населения России.